Фэн-шуй без тормозов

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 22

Люди, имеющие в близких друзьях журналиста, пишущего о гламурных нарядах, коими блистает тусовка, могут быть уверены: телефон любой самой яркой звезды непременно есть если не у вашего приятеля, то у кого-нибудь из его коллег. Получив несколько телефонных номеров Фатимы, я на радостях заказала холодный кофе.

Госпожа Бекоева не спешила взять трубку. То ли принимала ванну, то ли сидела в салоне красоты, готовясь к очередной вечеринке.

Я отложила мобильный, отхлебнула из чашки жиденький эспрессо, щедро сдобренный кубиками льда, и тут же услышала гневную трель телефона. Не посмотрев на дисплей, я схватила аппарат и сказала:

– Слушаю.

– Лампусечка! Кошечка! Солнышко!

Я постаралась не злиться. Ну сколько раз говорила себе: будь внимательна, не кидайся на звонок, сначала позаботься выяснить, кто звонит. Но сейчас я поступила как обычно и буду наказана за суетливость – на том конце провода Настя Ваксина.

– Ну что еще? – довольно нелюбезно спросила я.

– Только ты можешь меня спасти, – захныкала подруга.

Действительно, кто еще согласится выглядеть совершенной дурой в глазах Славика? Сначала я врала ему про идиотскую эсэмэску, затем выясняла режим стирки рубашки… Какова следующая задача? Славе предстоит научить меня вышивать крестиком?

– Так и знала, что ты согласишься! – закричала Настя, неверно истолковав мое молчание.

– Пока я даже не знаю, о чем речь, – слегка испугалась я. – Вдруг попросишь меня прыгнуть с парашютом?

– Господи! Ерунда, никаких усилий, даже приятно, – зачастила Настя. – Всего лишь нужно сделать твое фото. В нашей студии. С лучшим мастером. Потом снимки тебе подарим.

– Не поняла… – растерялась я.

– Боже, Лампа! Элементарно! У меня на фирме есть фотостудия, – объяснила Ваксина.

– И что?

– Ты прямо сейчас, сию минуту приедешь, и наш самый талантливый суперпрофи Никита сделает парочку снимков.

– Зачем? – продолжала я недоумевать.

– Лампа, если не согласишься, я пропала! Славика пока нет в сети, он только вечером откроет почту. А ящик у него запаролен, шифр я не знаю. Катастрофа! Ужас! Ужас!! Ужас!!! Ты где находишься?

– На улице, – растерянно ответила я.

– Название! – потребовала Ваксина.

Абсолютно не понимая, что происходит, я посмотрела на табличку, украшавшую угол дома, перед которым расположился ресторанчик. Услыхав адрес, Настя пришла в восторг:

– Это перст судьбы! Рука ангела-хранителя! Он привел тебя буквально на порог нашей студии! Вставай и иди к дому номер семь, поднимайся на девятый этаж, мастерская сорок восемь. Не задерживайся, он скоро будет.

– Кто? – Я сделала еще одну попытку осознать происходящее.

– Лампа, если мы с тобой очутимся во время войны в окопе и вражеский снаряд упадет прямо к ногам, как ты поступишь?

– Постараюсь удрать как можно дальше, – честно ответила я. – Если, конечно, сохраню способность шевелить лапами.

– И бросишь подругу? – плаксиво осведомилась Ваксина. – Убежишь, забыв о Настеньке, которая без сознания лежит около чугунной чушки, набитой взрывчаткой? Спасешь свою жизнь, наплевав на чужую?

Я поперхнулась остатками кофе. Очень надеюсь, что судьба не сыграет со мной злую шутку и я никогда не окажусь в вышеупомянутой ситуации. И уж совершенно невозможно ответить искренне на вопрос Ваксиной. Оставлю ли я подругу около снаряда? Очень надеюсь, что нет, вспомню о нашей многолетней дружбе и попытаюсь спасти Настю. Но! Ваксина весит шестьдесят килограммов, поэтому шансов оттянуть ее в сторону у меня практически нет. Ну не погибать же двоим! Боюсь, я все же унесусь прочь. Своя шкура дороже.

– Так как? – обозлилась Настя. – Чего притихла?

– Извини, кофе допивала, – нашла я достойную причину своего молчания. – Естественно, подниму тебя на руки и унесу подальше!

Я не показалась вам бессовестной лгуньей? В конце концов, никто не ждет честного ответа на идиотский вопрос! Ну с какой стати нам с Ваксиной сидеть в одном окопе? Лучше всего, если к вам пристали с дурацкими расспросами, сказать то, что ожидает услышать задавший вопрос. В данном случае: «Я спасу тебя». Иначе Ваксина обидится на всю оставшуюся жизнь. Люди эгоисты, они искренне полагают, что в момент опасности вы кинетесь их спасать, забыв о себе. Но ведь маловероятно, что мы с Настеной очутимся под артиллерийским обстрелом! Подруга никогда не узнает правды!

– Вот сейчас такой момент наступил! – заорала Ваксина.

Я вздрогнула:

– Нас бомбят?

– Меня! Убьют! Скоро! Быстрее! – вопила Настя. – Хватит языком мотать, жизнь заканчивается!

Я вскочила, бросила на столик деньги за пасту, мороженое, кофе и галопом поскакала к соседнему зданию. По невероятной случайности фотостудия действительно находилась в паре шагов от ресторанчика.

После яркого солнечного дня в помещении оказалось темно. Еще тут пахло пылью, воском, дешевой парфюмерией и чем-то не особо приятным – то ли чесноком, то ли луком. Окон здесь не было (или они были задернуты темными шторами), явственно различался лишь письменный стол с включенной настольной лампой, круглое кресло, в котором сидела Настя, и потертый черный кожаный диван, дедушка российской мебельной промышленности.

– Слава богу, – выдохнула Ваксина, подскакивая при моем появлении. – Ну везуха, что ты оказалась рядом! Луч света в болоте! Раздевайся!

Я попятилась:

– Зачем?

– Нужно сделать фото! – заорала Настя и, вытянув вперед руку, щелкнула выключателем.

На секунду мне показалось, что в комнату ударила молния, настолько резким был внезапно вспыхнувший со всех сторон свет. Глаза мгновенно зажмурились. Потом я их осторожно приоткрыла и поняла: мастерская очень большая, вся она забита прожекторами разной величины и неописуемым хламом. В центре комнаты сооружен подиум, на нем стоит кровать, прикрытая красным шелковым покрывалом, под ним лежит некто, чья блондинистая голова покоится на подушке в гламурно-кружевной наволочке.

– Че? Уже приехали? – спросила башка, приподнимаясь.

Я вздрогнула и быстро села на диван. Похоже, фотограф времени зря не теряет. В принципе, он весьма удобно устроился: нет клиентов – можно поспать.

– Никита! – заорала Настя в телефонную трубку. – Идите сюда! Живо! Что значит – «только до-жрем»? Модель пришла! Фу, с кем только работать приходится…

– Если они обедают, я пока подремлю, – прошептала голова. – Свет потуши!

– Кругом одни недоноски! – с отчаянием сказала Ваксина, но щелкнула выключателем.

На комнату упала непроглядная темень.

– То, что у человека жизнь рушится, никому не интересно, – продолжала Настя. – Давай, Лампа, стаскивай одежонку!

– Пока не объяснишь, что тут происходит, с места не сдвинусь, – уперлась я.

– Мне нужен твой снимок.

– Ладно. А где фотограф?

– Сейчас придет. Жрет в кафе, – сердито сказала Ваксина. – Ты пока стягивай джинсы.

– Зачем? Мне нужно переодеться?

– Нужна обнаженка, – потерла руки Ваксина.

Я заморгала.

– В смысле?

– Фото голой натуры.

– Чьей?

– Твоей!

Я обомлела:

– Ты заболела? За каким дьяволом тебе это понадобилось? Нет уж, извини! Вполне вероятно, что я вытащу тебя из-под обстрела, но сниматься голышом не стану ни в коем разе!

Ваксина внезапно зарыдала и стала изрекать маловразумительные фразы. Спустя некоторое время я разобралась в сути происходящего и испытала острое желание постучать головой подруги о ближайшую стену.

Фотостудия принадлежит фирме, где Настя служит пиар-директором. Это переоборудованная квартира, тут есть огромная комната, ванная, туалет и крохотная кухонька. Как главный рекламщик, Ваксина сама распоряжается апартаментами, она назначает время съемки, приглашает моделей и фотографов. Понимаете, как удобно иметь такую «хату», если хочешь повеселиться втайне от мужа? Вот Настя и использует эту возможность на все сто процентов. Ну зачем снимать номера в убогих гостиницах, таскаться по чужим дачам или приводить парня к себе? Неприятно и опасно. А в студии абсолютно спокойно, сюда ни одна живая душа без приглашения не заявится. Ключи есть лишь у Насти.

Сегодня утром она, разрулив ситуацию с рубашкой, решила снять нервное напряжение и позвала Романа на свидание. Парень приехал в студию, парочка поразвлекалась на широкой кровати, а потом любовнику пришла в голову не очень оригинальная идея:

– Слушай, как я раньше не догадался! – воскликнул Рома. – Тут же полно аппаратуры, небось есть и объектив в режиме «авто». Давай заснимемся вместе, а? Прикольно!

Насте его предложение показалось забавным. Ваксина вполне уверенно обращается с фотоаппаратами, а потому быстро их настроила, и парочка устроила порносессию. Потом Рома и Настя, хихикая, отобрали лучшие, на их взгляд, материалы. Роман прилег отдохнуть, а Ваксина решила поместить снимки в компьютер – в свой личный ноутбук, у нее там имеется секретная папка. Настена понажимала на клавиши студийного компа, увидела, что две самые лучшие композиции «ушли», хотела уже выключить ноутбук и похолодела. На экране высветилось, как и положено, окно: «Ваше письмо отправлено по адресу…» Настена ошиблась и выслала порноснимки любимому мужу!

– Ох и ни фига себе… – впечатлилась я.

Ваксина огорченно затрясла башкой.

– Работаю целыми днями, голова порой отказывает.

– Точно. Очень верно замечено, – согласилась я. – Представляю реакцию Славика!

– Сначала я впала в истерику, – прижала руки к груди Настена. – Чуть не умерла! Конечно, Рома мне нравится – он красивый, страстный и так далее. Но я не собираюсь разводиться с мужем. Я обожаю Славика!

– Ясно, – кивнула я, – Рома лучший любовник, а Славик суперсупруг.

– Именно так, – обрадовалась Ваксина, – ты всегда меня понимаешь! Слава богу, мы одинаково смотрим на мир.

Я отвела глаза в сторону. Настена ошибается в отношении идентичных взглядов. У меня нет ни мужа, ни любовника, но я считаю, что если обожаешь одного парня, то второй уже вроде как и ни к чему.

– Села я на диван, – тоном народной сказительницы продолжала Настена, – решила не рыдать, а думать. Напрягла мускулы мозга и… нашла выход. Сейчас сделаем твои фотки с Ромой и отправим Славику. Вечером муж влезет в свою почту, найдет там серию, начнет задавать мне вопросы, и тут я хлопну себя по лбу со словами:

«Милый! Сбросила по твоему адресу рекламную съемку! Извини, моя почта не принимала. Лампа Романова и Нина Косарь заказали билборд для своего агентства, а я ради друзей готова на все. Помогла неудачливым детективам сэкономить. Вместо моделей сняли Лампушку и ее мужика». Если вспомнить ситуацию с эсэмэской, то стройно получается.

– Классно, – язвительно подхватила я. – Но три нюанса мешают считать дело завершенным. А: госпожа Романова не похожа на мадам Ваксину ни рожей, ни, прости, кожей. Славик мигом заподозрит обман. Б: я не хочу сниматься голой. В: не желаю, чтобы мои фото-обнаженки очутились в Интернете.

– Два последних аргумента чистая ерунда, – замахала руками Настя. – А насчет первого… Вот, смотри, какие снимки ушли к Славе: лиц практически из-за волос не видно, остальное сделает Никита. Скажешь, надевала парик на съемку. Сделали пару вариантов с фальшивыми волосами, потом в натуральном виде. Нужна-то всего пара карточек, на которых будет четко видна твоя физия. Это спасет мой брак! Славик поверит, он ведь вообще-то идиот, – умоляла меня Настя. – Выручи меня в последний раз, больше никогда не попрошу!

Я набрала полную грудь воздуха, чтобы сказать решительное «нет», и тут дверь студии распахнулась, в комнату вошли люди. Впереди вышагивал длинноногий парень с черными волосами, собранными на затылке в хвост.

– Привет, Настен, – загудел он. – Где, что, кого? Выдавай концепцию!

– Смотри, Никит, – Ваксина ткнула пальцем в экран компа.

– Угу, – закивал фотограф. – Модели?

– Одна перед тобой, – бойко отрапортовала Настя.

Взгляд Никиты переместился на меня.

– Эта?

– Да, – кивнула подруга.

– Модель для обнаженки? – слегка испугался мастер объектива. – Но она же старая!

– Еще вполне ничего! – обиделась я. – Песок не сыплется!

– Ты уверена, что хочешь снять пенсионерку? – проигнорировал меня Никита, глядя на заказчицу.

– У нас целевая аудитория, старперская, – нашлась Ваксина. – И вообще, кто платит за работу?

Фотограф поднял руки:

– Понял! Сделаем! Где партнер?

Вспыхнул свет. Роман сел в кровати и недовольно протянул:

– Пришли?

– Здорово, – равнодушно обронил Никита и потер руки. – Лады, начинаем!

– А ничего, что он страшный и волосатый, как суслик? – не выдержала я. – Претензии есть только к моему возрасту?

– Бабушка, – тоненько пропищали сбоку, – не выступай без дела, а то выгонят – бабла не заработаешь. В твоем положении надо молча за любую съемку хвататься. Сейчас не то что в твои юные годы, кругом полно восьмиклассниц с силиконовой красотой. Раздевайся!

– Здесь? – обалдела я.

– Ну не на улице же, – вздохнула худенькая девочка в джинсах, обладательница писклявого дисканта. – Поторопись!

– Тут народ!

– Где? – пожала плечами собеседница.

– Ну, в студии. И я ни с кем не знакома!

Девушка скорчила гримасу:

– Умереть – не встать. Ладно, знакомься: с чемоданом Макс, дальше Петя, Леша, Жорка, Игорь и Андрюха. У двери Антон и Миша, левее Федя, Сеня, Олег, Костя. Я – гример Маша. Все свои. Кого стесняться? Давай, не тормози, на тебя смотреть не будут.

– Совсем? – поежилась я.

Маша закатила глаза.

– Откуда ты взялась? Бабочка в пустыне! За фигом нам тебя разглядывать? Сделали работу и ушли. В первый раз, что ли?

Я кивнула.

– Прикольно, – усмехнулась Маша. – Дожила до старости и ни разу на обнаженку не попадала?

Я вновь замотала головой, Маша обняла меня за плечи:

– Расслабься. Они все педики. Им на баб положить и растереть. А я не лесбиянка. ОК? Обычное дело, типа съемки мебели. Представь, что ты комод. Йес?

– Как-то обидно ощущать себя изделием из дерева, – призналась я. – И про возраст неприятно. Я вполне молодая, стройная…

– Ты капризная, – перебила Маша. – Странно, что вообще попала в модельный бизнес. В вате последние десять лет пролежала? Теперь уже в двадцать три года вход везде закрыт. Старость не радость, а тебе повезло. Билборд! Деньги! Слава! Приведешь внуков к щиту, ткнешь в рекламу скрюченным пальцем и похвастаешься: «Глядите, детки, какая я. Вот как зажигаю!»

– Мне до внуков еще лет двадцать! – возмутилась я.

– Фу, надоела! – выдохнула Маша. – Все ей не так! Я не нанималась к капризулям психоаналитиком. Ниче ей не нравится, ни мебель, ни внуки. Ладно, у гинеколога когда-нибудь была?

– Конечно, – осторожно кивнула я.

– Он че, для тебя мужчина? – уперла руки в боки Маша.

– Нет, просто врач.

– О! – обрадовалась гримерша. – И они просто гинекологи: Степка, Макс, Игорь, Костя, Никита, Андрей, Мишка, Федька и та обезьяна в кровати. Все, как один, доктора, да еще голубые! Полегчало? Скидывай шмутяру, штукатуриться будем…

Я молча стала расстегивать джинсы. Ну почему с завидной регулярностью я попадаю в идиотские ситуации? Следовало бы развернуться и уйти, оставив Настю разбираться с этой бригадой голубых, а я почему-то подчиняюсь обстоятельствам. Слушаюсь напористую гримершу. Ей-богу, мне до сих пор никогда не приходилось иметь дело с десятью гинекологами одновременно. И сексуальная ориентация парней не аргумент, с виду-то они смотрятся самыми настоящими мужчинами. Вот ведь попала!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: