Фэн-шуй без тормозов

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 27

Перед тем как отправиться домой, я заехала в супермаркет, купила пачку макарон «Макфа» и все необходимое для приготовления «спагетти по-милански». Сейчас сделаю вкуснятину и наконец отдохну.

Но во дворе нашего дома стояли баклажановые «Жигули». Я глянула на развалюху и сразу поняла, что в Мопсино прибыла «сладкая парочка»: Гоша и Костян. Фирма, осуществлявшая поставку кухонных гарнитуров, не обманывала клиентов, сборщики прикатили вешать новые дверки. Значит, отдохнуть не придется

Собак в холле не было, я сняла туфли и босиком прошлепала в столовую, где стала свидетельницей братания мужиков и псов.

– Лошадки мои суперские… – напевал Костян. – Рейчсобака, хочешь морковку? Она коням полезна.

Стаффиха не отказывается ни от какой пищи, поэтому корнеплод приняла с благодарностью.

– Рамиктоже, не обижайся, и для тебя есть сувенирчик, – загундел Гоша, вытаскивая вторую морковку. – Не сомневайтесь, мы все помыли, почистили, как себе готовили.

– А котикам мы мышек прихватили! – бурно радовался Костян. – Персики, сюда, сюда!

Цокая когтями, мопсы подлетели к сборщикам мебели. Впереди, как всегда, неслась Капа, и на ее складчатой морде появилось выражение здоровой собачьей жадности. Больше всего мопсиху интересовал ответ на вопрос: «А что мне дадут? Сыр? Изюм? Печенье?»

Огибая стол, Капуся слегка замешкалась, и ее на повороте обошла бойкая Ада. Муля ухитрилась сохранить царственную величавость и была на финише третьей, последней пришлепала Феня, которой давно пора сесть на диету. Неделю назад я взвесила нашу «дюймовочку» и обнаружила, что та весит ровно шестнадцать килограммов. Пудовый мопс – это, согласитесь, уже слишком.

– Думаю, Фене подошла бы фамилия Пудовкина, – отметил тогда Кирюша, глядя на стрелку, застывшую у цифры «16».

Поэтому сейчас я поспешила вмешаться в ситуацию:

– Пожалуйста, не кормите мопсов сладким!

– Нет, нет, – замотал головой Гоша, – кошаки, они капризные, мы знаем. Им искусственные мышки. Держите, мои крошечки, играйте!

Муля брезгливо понюхала игрушки, укоризненно глянула на мужчин и ушла. Феня была более категорична: выражая возмущение, она зафыркала, потом, гордо вскинув голову, продефилировала в гостиную и, судя по напряженному сопению, донесшемуся оттуда, попыталась взгромоздиться на подоконник. Ада и Капа уставились на мышей, потрогали их лапами и вопросительно посмотрели на сборщиков.

– Эх, говорил тебе, следовало им мячики с колокольчиками купить, – расстроился Костян. – Похоже, фальшивые грызуны кошакам не по вкусу.

– Так мы начнем сборку? – спросил у меня Гоша.

– Сделайте одолжение, – сказала я.

Потом поднялась на второй этаж и поскреблась в дверь к Лизе.

– Чего? – оторвалась от ноутбука девочка.

Я улыбнулась. Мебели у нас практически нет, члены семьи спят пока на надувных матрасах, а у Лизаветы нет даже табуретки. Но компьютер – это святое. Первое, что попросили дети, перебравшись в Мопсино, – подключить Интернет. Я, правда, попыталась сопротивляться и здраво заметила:

– Денег у нас в заначке не так много, лучше приобрести стиральную машину.

– Зачем? – возмущенно заорала Лизавета.

– Вещи стирать, – ответила я.

– Глупости! – решительно возразила девочка. – Руками постираем, а вот без Интернета никуда.

– Откуда рефераты качать? – подхватил Кирюша.

– И ответы по математике? – добавила Лизавета.

– Не поддерживаю человеческую лень, но в данном случае я на стороне младшего поколения, – вклинилась в беседу Юлечка. – Почту ведь надо получать! Иначе мы окажемся в изоляции.

– А я уже привык лазить по вечерам по блогам, – признался Сережка. – Это расслабляет после работы. Такую чушь люди пишут! Почитаешь, и настроение поднимается.

Вдруг занервничал и Костин:

– Что же получается? Мне больше поиграть не удастся?

– Ты увлекся «стрелялкой»? – удивилась я. – Но она у тебя и без Всемирной паутины загрузится.

– Да нет, там много людей, битва с врагами, – слегка смутился майор, – у нас целая армия. Короче, тебе не понять, но я поддерживаю Лизавету. Стиральная машина вовсе не предмет первой необходимости. В конце концов, можно в прачечную сбегать.

– Кстати, мне очень удобно переписываться с коллегами, – неожиданно вставила Катюша. – В одну секунду вчера получила историю болезни из Новосибирска!

Я капитулировала, и нам проложили необходимый кабель.

– Есть проблема? – раздраженно поинтересовалась Лиза. – Господи! Кто внизу так стучит?

– Шкафчики вешают, – вздохнула я. – Надеюсь, сегодня обойдется без эксцессов. Сделай одолжение, открой мою почту.

Пальцы Лизаветы забегали по клавиатуре.

– А ведь кто-то был активно против Интернета, настаивал на стиральной машине, – зловредно напомнила девочка. – Ну и чем бы она тебе сейчас помогла? Вон, вытаскивай из принтера листки и оцени прогресс.

Я взяла распечатки и пошла к себе. Иногда чувствую себя существом из первобытного мира, этакой помесью неандертальца с птеродактилем, которая привыкла шкрябать ручкой по странице, украшенной вензелями, а потом бросать послание в почтовый ящик. Я предпочитаю общаться с приятелями лично, а не посредством всяких там «асек». Но, следует признать, в плодах прогресса масса полезного – вот сейчас я получила от Николаши Маркова данные на Ветровых и Яценко.

Из-за отсутствия стола я разложила бумаги прямо на своем надувном матрасе, вытащила из сумки заранее припасенный пакет с орешками, разорвала упаковку и начала читать документы. Нет, все-таки сейчас жить намного лучше, чем двадцать лет назад. В те годы мне бы не удалось приобрести любимые кешью, а если предположить на секунду, что сей раритет тогда появился бы в магазине, то пришлось бы стоять за ним пару суток в очереди, потом колоть скорлупу неудобными щипцами… Ладно, займемся делом.

Сначала Олег Ветров. Так. Родился, учился… Однако интересно, у нашего бизнесмена нет высшего образования, он закончил всего восемь классов и пошел в техникум, но не сумел получить диплом. Похоже, именно тогда он и начал пить. Вот здесь список его приводов в милицию. Ничего серьезного, мелкое хулиганство: драки без нанесения телесных повреждений противнику, нецензурная брань в общественных местах… Ну кто бы мог подумать, что в суровые бандитские девяностые милиционеры обращали внимание на безобразия алкоголиков! Я, честно говоря, думала, что сотрудники МВД, махнув рукой на мелочи вроде налившегося до ушей водкой гражданина, пытались остановить криминальное цунами, которое тогда обрушилось на Москву. Но, оказывается, пьяница Ветров тоже был им интересен. Может, Олега регулярно увозили в обезьянник, потому что на него жаловались соседи по коммуналке? Коля молодец, собрал все материалы. Ну и ну! Ветров в прежние годы зажигал по полной программе, остается лишь пожалеть тех, кто вынужден был жить в одной квартире с алконавтом.

Я стала перебирать копии заявлений. «Явился по месту прописки в три утра, долго стучал ногой в дверь, а потом вышиб ее»; «Разбил стекло в кухне, бросив в окно утюг»; «Заперся в ванной, никого туда не пускал в течение часа, а потом пришли затопленные снизу Никитины»; «Засорил канализацию, бросив в толчок кости от курицы из супа Лузгиных, съеденной без спроса»; «Ходил по коридору голый и пел нецензурные песни»; «Обозвал пенсионерку Лузгину грубым словом, обозначающим женщину, оказывающую сексуальные услуги извращенным способом за наличный расчет»…

Да уж, шалун! Интересно, почему его терпела жена? Детей у них не было, вроде ничто ее к нему не привязывало. Неужели она любила алкоголика? Так, секундочку, посмотрим, как звали первую супругу бузотера… Короткова Галина Петровна.

Я потрясла головой. Гала Коротич? Маловероятно. Имя Галина очень распространенное. Сейчас, правда, детишек так называют реже, но тем не менее крикните на улице: «Галочка!» – и сразу обернется несколько женщин. «Петровна» тоже далеко не эксклюзивное отчество, и «Короткова» не уникальная фамилия.

К тому же Гала была провинциальной девочкой из Урыльска, а жена Олега коренная москвичка, и жилплощадь в коммуналке принадлежала ей, муж прописался там после бракосочетания. Минуточку, а где он обитал до похода в загс? Хм, общежитие техникума… Но с какой стати москвичу жить с иногородними студентами? Да и не дали бы Ветрову койку, их не хватало для тех, кто приехал учиться издалека. Ну-ка, ну-ка…

Я уставилась в бумагу, прочитала ее раз, другой, третий… И обозлилась на себя: «Лампа! Разве можно быть такой невнимательной! Смотришь в документ и видишь комбинацию из трех пальцев, глаза пробегают по строчкам, а мозг не воспринимает сведения». Ну отчего я решила, что Олег москвич? Он из Урыльска! Ей-богу, странно… Вот и появился в поле зрения провинциальный городок, но Короткова, первая жена Ветрова, не имеет к нему никакого отношения: местечко с благозвучным названием – историческая родина производителя детского питания. Что-то тут не так. Хорошо, поехали дальше.

Я постаралась сосредоточиться. По документам выходит, что Олег прибыл в Москву из упомянутого Урыльска, поступил в техникум, проучился там короткое время, женился на москвичке, перебрался в ее комнату и начал пить… В принципе, ничего особенного, за исключением того, что Катя, вторая жена Олега, явившись в наш офис, сказала:

– Муж москвич, из хорошей семьи.

Зачем она соврала? Столица России всегда полнилась приезжими. Правда, часть коренных жителей с презрением относилась к варягам, называя их «лимитой» и шипя вслед: «Понаехали…» Может, Катя стыдилась происхождения супруга и слегка его подкорректировала?

Что тут еще имеется? Заявление от Лузгиной Серафимы Викторовны. «Мой сосед Олег Ветров привел с прогулки свою собаку и пустил ее в общую кухню. Пес подошел к моему столику и сожрал отваренное для обеда моей семьи мясо. Я не обвиняю несчастное животное, которое мучается у Ветровых, не способных прокормить собаку. Дружок не виноват, он постоянно жрать хочет. Я высказала свои претензии соседу Ветрову в вежливой форме. Он никак не отреагировал на мои справедливые замечания и ушел к себе. Ночью, около одиннадцати вечера, моя дочь, Катерина Лузгина, пошла в туалет и была доведена до болезни соседом Ветровым, который, держа на руках собаку Дружок, с громким лаем „гав-гав“ вылетел из стенного шкафа. Потом, лишив мою дочь Катерину Лузгину сознания от неожиданности и страха, он начал бегать по коридорам, а затем помочился в кухне около плиты. Свое безобразное поведение сосед О.Ветров объяснил желанием утопить черта, который находился в месте для приготовления пищи. Я, Серафима Лузгина, постоянно прописанная в общей квартире, требую принять серьезные меры к алкоголику Ветрову, посадить его за решетку и отправить за сотый километр. А также выражаю протест „Скорой помощи“, которая посчитала алкоголика Ветрова психически больным и повезла его в клинику в одной машине с моей дочерью Катериной Лузгиной, чем довела ее до новой травмы от страха».

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *