Фэн-шуй без тормозов

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 32

И тут все взяла в свои руки Эвелина Петровна.

– Говорила же, – укорила она Зою, – лучше всего правда! Ну ладно, попробую купировать беду.

Жена Леонида Аркадьевича поехала к Коротковой и побеседовала с той. Эвелина Петровна, не менее наивная, чем сам профессор, надеялась, что Галина воскликнет: «Конечно, я буду молчать!»

И супруга алкоголика произнесла ожидаемые слова. Но… при этом выставила свои условия:

– Конечно, буду молчать. Однако мне нужна отдельная квартира и деньги на подъем собственного дела. Не волнуйтесь, я честный человек, заплатите мне только один раз, и я исчезну из вашей жизни. Но если не выполните моего требования – отправлюсь в милицию.

Несчастная Эвелина Петровна ощутила себя мухой, над которой нависла свернутая в трубочку газета. Ей и в голову не приходило, что Короткова решит сорвать сладкое яблочко с выросшего дерева беды. Отчего преданная жена Леонида Аркадьевича рассчитывала на порядочность Галины? Почему не подумала, что супруга алкоголика может потребовать плату за молчание? По какой причине Эвелина, весьма разумно предостерегавшая Зою от потакания Ольге Тимофеевне, сама попалась в лапы к шантажистке? Нет ответа на эти вопросы. Есть лишь догадка: порядочная дама считала окружающих людей такими же честными и благородными, как она сама. Да, Эвелина Петровна сталкивалась с негодяями, но полагала, что они редкое явление, а бо€льшая часть людей непременно кинется помочь ближнему.

Галина же мигом поняла: вот для нее шанс выбраться из нищеты. И потребовала квартиру вкупе с деньгами.

Не растерялась и свидетельница убийства Полина Яценко. Та выдвинула примерно те же требования, захотела получить жилплощадь и помощь в карьере.

– У Вариной полно бабок и куча знакомых, – заявила будущая звезда. – И мне без разницы, каким образом она все устроит. Хочу быть ведущей!

Ну и что оставалось делать бедной Зое? Вместо одной Ольги Тимофеевны она получила двух алчных баб. Но ради спасения сына актриса была готова на все.

Зоя растрясла всю свою заначку, купила небольшую квартирку Галине с «Олегом Ветровым» (для простоты будем теперь величать Григория этим именем) и маленькую двушку для Лузгиных. Затем «Олег» развелся, женился на Кате, и Варина дала сыну денег на бизнес. К слову сказать, единственной приличной женщиной во всей компании оказалась Лузгина – Катюша искренне любила мужа и ничего для себя не требовала. Полина обрела московскую прописку, еще Зоя подняла свои старые знакомства и сделала практически невозможное – Яценко взяли на программу, и она получила свой шанс.

После операций с жильем бывшая актриса стала нищей. Но ни Короткову, ни Полину это не остановило. Галина, которой осталась их с мужем квартира, требовала денег на ателье, а Яценко хотела сделать ремонт в бывшей коммуналке, приобрести новую мебель и роскошную одежду, без которой не чувствовала себя звездой.

И тогда Зоя решила расстаться с коллекцией «Марго». Коротковой она отдала «змею», Яценко «жабу». Варина рассказала шантажисткам о стоимости сумок, предупредила алчных девиц:

– Вещи антикварные. В России о них пока мало кому известно, но на Западе аксессуары стоят огромных денег. И чем дальше, тем они будут дороже. «Марго» – это вложение денег, имейте в виду.

Катю Лузгину со свекровью связывали самые нежные отношения. Невестка понимала, что ей в целях безопасности не следует часто встречаться с Зоей и уж тем более не надо приезжать на квартиру к Вариной – мало ли что втемяшится в голову той же Ольге Тимофеевне. Но по телефону женщины разговаривали каждый день. Лузгина рассказывала о Грише и советовалась с Зоей по любому поводу.

Вскоре Варина заболела и поняла, что жизнь заканчивается. Свою просторную квартиру она завещала… Серафиме Лузгиной, матери Кати. А невестке Зоя передала свою самую любимую сумку, раритетную «змею», из второй десятки серии «Марго», которую актрисе преподнес лично Джон Варвиано. Серафима продала апартаменты, выручка была вложена в дело зятя. Так началась эра детского питания в жизни «Олега Ветрова»…

Эвелина Петровна снова замолчала.

– Собственно говоря, это все, – сказала она через минуту, – Зоя давно умерла, Леонид Аркадьевич тоже ушел на тот свет. Вот какая печальная история. Мы ведь хотели как лучше, взялись помочь дорогой Зоечке, а заварилась такая каша! Но Зоенька никогда не держала зла на Леонида Аркадьевича, она святая, часто повторяла: «Человек полагает, а Господь располагает. На все Божья воля! Это мой крест, не убивайся, Леня. Гришенька жив-здоров, счастлив, что еще надо? Ну чужое имя носит, эка ерунда. Жаль только, я не могу открыто к сыну и Катюше ходить… Да может, оно и к лучшему, чем дальше – тем роднее». Зоенька в любой ситуации искала положительный момент, она была очень светлым, позитивным человеком и умела жертвенно любить.

– Неужели Короткова и Яценко успокоились? – с недоверием поинтересовалась я.

Эвелина Петровна развела руками.

– Они получили огромный профит! Очевидно, на некоторое время им хватило. Может, потом бы и начали шантажировать Зоеньку, да она умерла.

– Интересно, пытались ли бойкие дамочки наехать на Ветровых? – пробормотала я.

Эвелина Петровна пожала плечами.

– Не знаю, душенька. Мы с ними не общались. Леонид Аркадьевич не хотел напоминать о себе семейной паре, понимал, какой резонанс может вызвать его интерес. В конце концов, если бы Олегу стало хуже… проявились признаки прошлых проблем… Катюша знала, к кому бежать. Но она не объявлялась, значит, жизнь Ветровых текла упорядоченно.

– А куда делся ребенок Полины? И кто у нее родился? – не успокаивалась я.

Глаза старушки расширились, между бровями заблестели капельки пота.

– Простите, о ком идет речь?

– Полина Яценко во время нахождения в клинике была беременна, – напомнила я. – Как ей удалось, имея малыша, успешно сделать карьеру?

– Вот вы о чем, – сказала хозяйка. – Да, действительно, Леонид Аркадьевич был противником абортов, считал операцию убийством и полагал, что проводить ее можно лишь по жизненным показаниям. У Яценко же имелись только материальные проблемы. И муж потратил немало сил, объясняя молодой женщине, что ей нельзя избавляться от ребенка. Полина долго сопротивлялась. Последним ее аргументом было то, что она наглоталась таблеток и может родиться урод. Но Леонид Аркадьевич заверил подопечную, что ребенок будет здоровым. Мол, совершишь сейчас глупость, потом всю жизнь раскаиваться станешь. Да и поздно уже было производить вмешательство, срок большой.

– И Яценко послушалась?

Эвелина Петровна закивала.

– Леонид Аркадьевич умел убеждать, находил ниточку, ведущую к душе. Супруг считал больных своими детьми, проявлял к ним отеческую заботу. Очень жаль, что Господь нам своих детей не дал. Может, поэтому Леонид Аркадьевич так близко к сердцу принял случай Полины. Она ушла беременной, вполне здоровой и физически, и душевно, материально обеспеченной. Я слышала, что у нее родилась девочка. Но мы не встречаемся.

– У вас не было детей, так откуда внук? – запоздало изумилась я.

Эвелина Петровна улыбнулась.

– Ленечка уникальный мальчик, талант, моя единственная радость и опора. Мы с Леонидом Аркадьевичем воспитываем его с пеленок. У мужа была сестра Евгения, непутевая особа, жила она в Питере. Женя имела дочь Веру, которая пошла в мать – очень любила погулять. Один раз мы с Леонидом Аркадьевичем ложимся спать, вдруг звонок – на пороге Вера. Ясное дело, впустили ее. Вера забеременела неизвестно от кого, от матери сей факт скрыла, а когда правда выплыла наружу, Евгения дочь выгнала. И куда деваться глупышке? Приехала к нам. Леонид Аркадьевич все устроил, положил Веру в лучший роддом, а когда та родила мальчика, сообщил сестре радостную весть. Знаете, как отреагировала Женя?

– Полагаю, она не испытала радости.

– Абсолютно верно! Более того, заявила: «Пусть она в Питер не возвращается, я не намерена байстрюков кормить». А Вера из роддома сбежала, бросила мальчика. Мы с Леонидом Аркадьевичем его усыновили, но честно объяснили пареньку: «Где твои мама-папа, никто не знает».

Леонид Аркадьевич считал, что от человека нельзя скрывать правду его происхождения, рано или поздно истина выплывет наружу, и тогда неизвестно, какова будет реакция усыновленного. Кстати, Женя умерла, а Вера словно в воду канула, но мы лишь радовались такому повороту событий.

Старушка принялась на все лады расхваливать подростка, я согласно кивала головой. Потом заметила, что Эвелина Петровна устала, начала зевать. Мне пришлось откланяться и уйти.

Оставленная в тени большого дерева машина сейчас оказалась на солнце. Я распахнула дверцу и поняла, что не смогу сразу сесть в салон. Кожаное сиденье раскалилось, а руль на ощупь напоминал только что сваренную сосиску. Пришлось завести мотор и ждать снаружи, пока кондиционер слегка понизит температуру.

В голове тем временем вяло ворочались обрывки мыслей. Картинка никак не желала складываться, из нее выпадали какие-то фрагменты. Три женщины получили от Зои Вариной раритетные сумки «Марго». Катя Лузгина обожала подарок свекрови и носила его с радостью. Наверное, Катя не понимала, сколько стоит изделие. Или, что вероятнее, считала сумку своим талисманом. Хм, почему Фатима Бекоева, разыскивая винтажную «Марго», не вышла на Катерину? Наверное, Ветрова бывала на вечеринках с ридикюлем. Странно, что он не привлек внимания светских дам, отлично умеющих вычислять стоимость вещей. Ладно, это неинтересно. Вероятно зная о нравах тусовки, Катерина как раз и не брала туда «Марго», чтобы избежать ненужных расспросов. А вот собираясь в детективное агентство, прихватила с собой сумку – полагала, что частные сыщицы не разбираются в эксклюзивных аксессуарах. Или Ветрова придавала визиту к нам особое значение, а «Марго», повторюсь, считала талисманом.

Короткова свою добычу продала, деньги вложив в дело. Где сумка Яценко, я не знаю.

Черноволосая женщина, похожая на цыганку, тетка с родинкой между бровями – это Галина Короткова. Внешность у модельера яркая, запоминающаяся. Именно поэтому горничная Фира и узнала ее на снимке в гламурном журнале.

Но есть один момент, который я до конца дня себе еще не прояснила. Записка со словами детской считалочки была написана кем-то из участников тех давних событий. Очевидно, кто-то из дамочек – то ли Галина, то ли Полина – решила попугать Ветровых. Зачем? Что шантажистка ожидала от этого? Денег? Ясно одно, конверт принесла Короткова. Но это не значит, что она автор послания.

Есть еще одна странность. Галина продала свою «змею». Откуда же у нее взялась «жаба»? А именно о такой сумке говорили и Фира, и Зоя. Значит, Короткова купила себе новую «Марго». Но это предположение кажется маловероятным – у не очень успешного модельера вряд ли хватило бы свободных средств на такое баловство, Галочка не качала нефть из земли, не имела заводов по производству алюминия… Но тем не менее явилась к Фире с «Марго» в руке и нарочно обратила внимание горничной на винтажный аксессуар. Правда, Фира, регулярно изучающая гламурные издания, и без того была великолепно осведомлена о раритетной сумке. Так откуда взялся ридикюль? И почему Галина, желая сохранить инкогнито, не спрятала пышные волосы под платок и плохо замазала родинку? И не оделась попроще… Короткова вела себя, как человек, который хочет, чтобы его узнали!

В обувной ларек тоже явилась черноволосая дама с родинкой. И она каким-то образом убила Фиру. Но это бред! Если горничную устранили из-за того, что она узнала на фото Короткову и решила ее шантажировать, то зачем Галя откровенно демонстрировала свою внешность горничной? Ох, что-то не клеится.

На телевидение с девочкой Ксюшей, молчаливой свидетельницей всех странных инфарктов, тоже приходила Галина. Зина Кондратьева достаточно точно описала внешность «мамочки» – черные вьющиеся волосы, родинка и снова «Марго». На локте у мадам висела сумка из серии «жаба».

В здание, где располагается наш офис, с малышом на руках ворвалась кудрявая брюнетка. К сожалению, качество записи видеонаблюдения оставляет желать лучшего, лица мамаши не разглядеть, но мелко вьющиеся темные волосы чуть ниже плеч великолепно различимы. А охранник говорил про карие глаза и родинку между бровями. Вот на ее сумку никто не обратил внимания…

Но Галина Короткова умерла в мае. Кстати, опять же от инфаркта. Она никак не могла прийти в наш офис в июне. Трупы не бродят по улицам!

Я вытащила из сумки мобильный и позвонила Маркову.

– Что нового случилось? – вяло поинтересовался он.

– Нужна помощь, – коротко ответила я. – У меня куча деталей, размышлений и совершенно невероятные выводы.

– Приезжай, я на работе, – велел Николаша. – А что к Костину не обратишься?

– Так он в командировке, – пояснила я. – Нина носится по Питеру или в поезде едет, ее мобильный недоступен. А я, с одной стороны, в растерянности, с другой – понимаю, что необходимо торопиться.

– Жду! – коротко ответил следователь. А потом добавил: – Оплата по таксе. ОК?

– Естественно, – вздохнула я. – Дружба дружбой, а денежки врозь!

Что может быть наименее уютным и комфортным в жару? Где в наш век научно-технического прогресса не поставили кондиционеры и не завели холодильники с минералкой? Районное отделение милиции – вот правильный ответ. А еще здесь не открывают зарешеченные окна. Наверное, делать это не разрешает инструкция по безопасности. Очевидно, местное начальство боится массового побега уголовников, думает, что они сумеют просочиться между металллическими прутьями. И в каком еще месте можно встретить допотопные стеклянные графины, наполненные желтоватой затхлой водой? А насладиться ею вам предложат из мутного граненого стакана. Довершают дизайн стены, выкрашенные темно-синей краской, железный сейф-монстр цвета поноса больной собаки и разнокалиберная мебель, взятая на баланс году этак в семьдесят втором.

Марков чах над бумагами.

– Душно у тебя, – пробормотала я, садясь на стул. – Может, окошко откроешь?

– Оно заклеено, – ответил наш внештатный сотрудник. – Да и какой смысл? На улице жарища!

– Действительно, – подхватила я. – Опять же, через несколько месяцев нагрянет осень, снова придется щели законопачивать. И мытье окон тупая забава, они все равно запачкаются.

Николаша покосился на меня.

– Ты пришла побеседовать о наведении чистоты? Тогда не по адресу обращаешься, ступай к Семенычу, он у нас АХО [8].

– Есть другие вопросы, – поумерила я свой пыл.

– Вот с них и начинай, – велел Коля. – Время – деньги, в прямом смысле слова. Я за дачу еще не расплатился, только задаток внес. Ну, чего там?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *