Фэн-шуй без тормозов

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 33

Несмотря на явную склонность к стяжательству, Марков настоящий сыскарь, ему присущ профессиональный азарт. Кстати говоря, я полагаю, что неудержимое желание заработать объясняется его бедностью, он хочет обеспечить любимого сынишку свежим воздухом, фруктами, игрушками. Но сейчас, услышав мой рассказ, Коля сразу забыл про гонорар, и мы с ним в течение нескольких часов так и этак обыгрывали ситуацию, пока не поняли, что придумали замечательный план.

К дому Сули, ближайшей подруги Фиры, мы подкатили на служебной милицейской тарантайке. С транспортом в районном отделении беда, но на город почти спустилась ночь, а шофер тоже хочет подзаработать. Я рассталась с очередной суммой, а мой помощник и напарник заверил водителя:

– Нам надо свидетеля пугануть. Врет, блин, как сивая кобыла. При виде тебя на тачке с «люстрой» она испугается. Дело пустяшное.

– Если кто узнает, мне влетит, – заныл сержант.

– Не боись, отмажу, – пообещал Николаша и подмигнул мне.

Я добавила еще пару купюр, и водитель бело-синих «Жигулей» сдался, но зудеть не перестал.

– Напридумывают хрени… – бубнил он, энергично поворачивая руль. – Машина им понадобилась… А бензин, ё-моё!

Под неумолчное кудахтанье шофера мы подъехали к нужному дому, и я набрала телефон Сули.

– Алле, – бойко отозвалась лгунья, – слушаю?

– Лампа Романова беспокоит, – вкрадчиво заговорила я. – Не ждала?

– Нет, – недовольно буркнула девчонка. – Чего надо?

– Выйди на балкон!

– За фигом?

– Посмотришь во двор, это поможет тебе принять правильное решение, – сладко протянула я. – Не бойся, больно не будет.

– Вот еще, стану я трястись, – фыркнула Суля.

Тут же на лоджии третьего этажа появилась фигура в красном. Несмотря на поздний час, на улице было светло – в июне ночи короткие, и они практически не бывают темными.

Я приветственно подняла руку и сказала в трубку:

– Суля, видишь ментовскую тачку? И двух мужиков?

– Ну? И чего?

– У тебя есть выбор. Либо спускаешься во двор и честно отвечаешь на наши вопросы… подчеркиваю: честно отвечаешь… либо менты поднимаются в квартиру, арестовывают тебя, обыскивают комнаты, конфискуют имущество… – Тут я получила весомый пинок от Николаши, но меня уже несло по кочкам, остановиться я не могла: – …Отвезут тебя в тюрьму и посадят на десять лет. Ордер у нас с собой.

– Уже бегу, – обморочным голосом зашептала Суля.

Фигура в красном метнулась с балкона в дом.

– Все как обычно, – зевнул Николаша. – Обожаю любителей! В особенности блондинок! Ой, прости, Лампа! Но ты же вроде крашеная?

– Натуральная, – отрезала я, – стопроцентный блонд от рождения. Внешность красавицы, ум гения. Я уникум.

Сержант за рулем противно захихикал. Из подъезда пулей вылетела Суля.

– Вы, это… отъедьте за угол, – запыхавшись, сказала она. – Папанька спать лег, вдруг проснется.

– Не командуй! – оборвал девицу Марков. – Разоралась тут… Никто отсюда не сдвинется.

– Хочешь, чтобы машина с надписью «милиция» уехала? – спросила я.

– Да, да, да, – закивала Суля.

– Все в твоих руках. Ответишь быстро на вопросы – отвалим, – пообещал Коля.

Суля заморгала, а я незамедлительно начала допрос:

– Как Фира узнала имя женщины, которая просила подсунуть под дверь письмо?

– Я уже говорила! Увидела ее фотку в журнале, позвонила нашей…

– Врешь! – оборвал ее Николай.

– Почему? – растерялась Суля.

– Потому что ты поняла: тетка каким-то образом связана с убийством Фиры, – ответила я. – Думаю, в мобильном есть парочка снимков дамы. Фокус состоит в том, что женщина, которая писала письмо замаскировалась под Галу Коротич, то есть Галину Короткову, и совершенно не хотела убирать Фиру. Наоборот, твоя подруга в случае дознания могла описать внешность мадам и тем самым направить следствие по ложному пути. Но Фира погибла, значит, она каким-то образом вычислила настоящее имя тетки и решила ее шантажировать. Фира могла увидеть модельера на фото, да вот только Гала, дозвонись до нее девушка, никогда бы не поехала ни в какой обувной магазин. Она не приносила письма, и ей нечего было бояться. Ясно?

8

АХО – административно-хозяйственный отдел.

– Тебе понятно объяснили? – навис над посеревшей Сулей Марков.

– Ща наручники защелкнуть или погодить? – решил внести свою лепту в дознание сержант-шофер.

– Ой, мамонька… – Суля прикрыла рот ладошкой. – Вы чего-то путаете. Та тетка милая, она никого не убивала, пошутить хотела. У ней голос приятный!

– Значит, ты ей звонила, раз про голос знаешь, – констатировала я. – И когда вы беседовали?

– Ну… недавно… сегодня.

– О чем договорились? – хором спросили мы с Николашей.

– Завтра встречаемся в кафе-мороженом, на бульваре, недалеко отсюда, – затараторила Суля. – Она деньги принесет, я пропуск отдам.

– Какой? Договаривай! – приказал мой помощник.

Суля захныкала:

– Мне случайно повезло. В общем, тетка конверт Фирке дала. Она его из сумки вытащила, еще похвасталась, зараза: «Знаешь, сколько такой прибамбас стоит? За всю жизнь тебе на такой не заработать!» Ну не сука ли?

– Дальше, – потребовала я.

– Фирка взяла конверт, а женщина сразу ушла. Кинг тоже хотела отвалить, глядит – а на тротуаре бумажка заламинированная, рабочий пропуск с печатью. Но фотка другая, на ней блондинка. Фирка ушлая, она так рассудила: зачем тетке с собой чужой документ таскать? Ну и нашла телефон той, что на удостоверении. Не сразу, конечно, но у Кинг полно знакомых. Короче, они созвонились.

– Ясно, – кивнула я. – И на встречу в обувную лавку явилась «цыганка» с детьми. А почему пропуск у тебя остался?

– Фирка велела фотки сделать и документ сберечь, – призналась Суля, – она не хотела его при себе иметь. Придумала так: баба ей деньги дает, они вместе выходят, а тут я с пропуском. Опасно ж дорогую вещь при себе держать.

– Вот дуры! – с чувством высказался Николаша. – И таких армия по Москве ходит. Денег им подавай! Ну че, хорошо вышло? Убили твою Фиру из-за пропуска!

– Значит, дети, бегавшие по магазину, отвлекли продавщицу и довели ее до головной боли. Торговка пошла в служебное помещение, за это время Фиру убили, обыскали и не нашли удостоверения, – вздохнула я. – Ну почему ты мне сразу не рассказала правду?

Суля зашмыгала носом.

– Я хотела платье купить… и туфли-балетки… папашка… деньги…

– Ох, проклятые монеты! – заскрипел Николай. – Какое дело ни копни, сразу до них дороешься. Где пропуск?

– У меня-я-я!

– Неси! – топнула я ногой.

– Он зде-е-есь… – протянула Суля.

– Где?

– В лифчике, – рыдала студентка.

– Самое безопасное место, – скривился Марков. – Вынимай!

Суля запустила руку в вырез декольте, засопела, потом внезапно возмутилась:

– Пусть мужики отвернутся! Че они уставились?

– Было б на что глядеть, – выпятил губу сержант.

– Хорош дурковать! – обозлился на девчонку Коля. – А то очутишься в таком месте, где тебя обыщут!

Суля вновь заревела белугой и в конце концов отдала пропуск, завернутый в носовой платок.

Я развернула его. С цветной фотографии серьезно смотрело знакомое лицо.

– Полина Яценко, ведущая, – прочитал вслух Николаша. – Опаньки, мы правильно вычислили! Ну-ка, красавица, лезь в машину!

– Меня арестовали? – затряслась Суля. – Вы ж обещали! Обманули! Козлы!

– Полегче на поворотах! – пригрозил сержант.

– Да садись же… – Николай затолкал отчаянно сопротивлявшуюся девчонку в автомобиль, не забыв по профессиональной привычке прикрыть ее макушку своей широкой ладонью.

Я влезла за ними и сказала:

– Прекрати истерику, нам нужна твоя помощь.

– Давай договоримся! – гаркнул Коля. – Бартер: мы тебя отмажем, но и тебе придется постараться.

Суля вытерла лицо ладонью и деловито спросила:

– Че делать надо?

На следующий день, около полудня, ярко накрашенная Суля заняла в кафе столик у окна. Прямо перед собой студентка положила книгу Смоляковой. О таком опознавательном знаке они договорились с убийцей.

Хотя на подготовку операции были считаные часы, Николай, приученный работать в форс-мажорных условиях, проявил себя с лучшей стороны. Небольшой зальчик был пуст, стихийно появлявшихся посетителей не пускали внутрь.

– Должна зайти только черноволосая баба с детьми, – проинструктировал владельца кафе мой приятель.

– А вдруг она заявится в, так сказать, естественном виде? – попыталась поспорить я.

– Нет, – уверенно отверг мои предположения Николаша, – идиоты тупо на одном зацикливаются. Если раз сошло, полагают, что и во второй прокатит. Не зря же говорят о почерке преступника, его характерной манере поведения. Полина всегда разыгрывает один и тот же спектакль.

– Мы не можем ее упустить! – кипятилась я.

– Мамо, не орите, – выпучил глаза напарник, – лучше валите вон, не то малину помнете.

Мне пришлось встать у газетного ларька и, надвинув на лоб бейсболку, изображать из себя любительницу гламурных изданий.

Ровно в полдень к кафе подошла темноволосая стройная женщина. На руках она несла хныкающую крошку лет пяти, по бокам семенили еще двое маленьких детей, чуть поодаль шла угловатая девочка с большими ступнями. Дешевое ситцевое платье, волосы, стянутые в хвост обычной махрушкой, и разношенные сандалии не украшали школьницу. На вид ей было лет тринадцать-четырнадцать. Очевидно, мать понимала, что ее дочери будет трудно завоевать титул «Мисс Вселенная», поэтому разрешила ей сделать макияж. Девочка щедро намазюкала ресницы черной тушью, веки синими тенями, нанесла на щеки румяна, а на губы слишком яркую помаду. Она шла подпрыгивающей походкой, выставив вперед правое плечо, в левой руке «модница» сжимала прозрачный пакет с вязаньем.

Живописная группа скрылась в кафе. Я уставилась на дверь. Минуты казались часами. Внезапно из-за угла дома, в котором находилось кафе, выскочила та самая девочка, очевидно выбравшаяся через кухню. Не оглядываясь, она кинулась к метро. Я, живо сообразив, что случилось нечто непредвиденное, бросилась за ней и крикнула:

– Немедленно остановись!

Девчонка ввинтилась в толпу, меня завертело людским потоком. Кое-как растолкав сограждан, я добежала до входа в подземку и в растерянности остановилась. На дворе стоит лето, большинство учащихся сдают экзамены, зачеты и ощущают себя почти свободными, поэтому сейчас вся площадь была заполнена молодыми людьми. Возле ларьков толпились покупатели, армия маршруток безостановочно подкатывала к тротуару, из них вытекали пассажиры. На остановке стоял троллейбус, орда полуразбитых «Жигулей» караулила тех, кому не хотелось ехать в переполненном общественном транспорте… Может быть, девочка, зашедшая с темноволосой мамой в кафе, и была нехороша собой, но умом и сообразительностью Господь ее явно не обидел – она знала, куда бежать, чтобы скрыться от преследователей…

Давать показания убийца начала еще в машине, а в комнате для допросов, куда привел ее Николай, телезвезда принялась плакать, безостановочно повторяя:

– Это он! Все он! Он… Меня заставили! Вынудили! Я ни при чем!

Николаша кивал, успокаивая и даже угощая задержанную. Он велел мне сбегать в ближайший супермаркет и притащить для преступницы пару пирожных вкупе с банкой растворимого кофе. Но Яценко не оценила угощения. Наверное, она не знала, что обычно людям, очутившимся на допросе в милиции, никто не предлагает эклеров. Мадам заявила:

– Я такое не ем!

– Да? – поразился милиционер. – А что вы хотите?

– Ничего, – прошептала Полина.

– Разговор предстоит долгий, – заметил Николай, – надо подкрепиться.

– Салат «Цезарь» без майонеза, – сделала заказ Полина. – И крупные сухари я не люблю. Еще чаю. Зеленого, без жасмина!

– Сейчас пошлем курьера в ресторан, – лихо пообещал хозяин кабинета.

– Меня сюда надолго привели? – спросила Полина, явно успокоенная его поведением.

– В принципе, мне все известно, – сказал Николай, – осталось уточнить детали. Маленькие и несущественные.

– А что вы знаете? – испугалась ведущая.

Я перенесла вес тела с одной ноги на другую. Однако неудобно стоять, прижавшись лицом к стене!

Во всех заграничных детективных фильмах непременно присутствует сцена допроса преступника. Следователь и подозреваемый сидят в комнате, одна из стен которой представляет собой зеркало. Всем известно, что с одной стороны оно прозрачное и из другого помещения за беседой наблюдают несколько человек. Кстати, в том здании, где работает Вовка Костин, есть такой кабинет. Но Марков-то сотрудник районного отделения, там лишь слышали о таких примочках, но, как говорится, голь на выдумку хитра. Местные умельцы проковыряли в перегородке между кабинетами небольшую дырку и повесили на нее картину. Оцените находчивость парней с «земли»: они водрузили на гвоздь «Черный квадрат» Казимира Малевича, и никто из задержанных не замечает, что часть полотна отсутствует. Простой российский способ, замена высоких технологий. Оборудование подсматривающего устройства обошлось дешево, и работает оно не хуже вышеупомянутого зеркала. Вот только, повторюсь, стоять неудобно.

– Да, я все знаю, – журчал Коля. – Про то, что случилось в больнице лет пятнадцать назад, про письмо, которое вы попросили подложить Ветровым, ну и прочее… Но лучше, если вы расскажете сами. Это будет расценено как помощь следствию и значительно облегчит вашу участь!

Полина схватила его за руку:

– Вы знаете, кто я?

– Конечно, – кивнул Коля, – я смотрю телевизор. Правда, редко удается отдохнуть перед экраном.

– Вы мне поможете?

– Постараюсь изо всех сил.

– Если я объясню, как было дело, отпустите меня домой?

Николай закивал:

– Я непременно сообщу начальству о вашем чистосердечном признании. Поверьте, это единственный способ избежать больших неприятностей. Знаете, чего я не понимаю? Почему Олега убили в прямом эфире во время вашего шоу?

Полина откинулась на спинку стула.

– Он был очень плохой человек. Двуличный! Но ему повезло родиться в хорошей семье. Олег на самом деле Григорий Варин, сын известной актрисы и академика. Конечно, убийство сошло ему с рук…

Николаша кивал в такт словам Яценко, а я превратилась в слух.

Став обладательницей московской квартиры и получив шанс попробовать себя в роли телеведущей, Полина решила, что судьба наконец-то смилостивилась над ней. Но довольно скоро Яценко поняла: за кулисами голубого экрана нужны деньги, знакомства и талант. Причем именно в такой последовательности. Когда первый опыт Полины окончился неудачей, она решила вновь обратиться к Зое Вариной.

Не следует думать, что честолюбивая женщина хотела грубо шантажировать актрису. Нет, она при-ехала к матери Гриши просто посоветоваться. Поплакалась на жизнь, сказала, что мучается совестью, до сих пор не понимает, правильно ли поступила, покрыв убийцу…

– Будь у меня интересная работа, – скулила Полина, – наверное, день мой проходил бы в заботах. Но поскольку я по непонятной причине не понравилась руководству канала, я имею кучу свободного времени, и в голову лезут всякие мысли. Иногда думаю: пойду в милицию и разом избавлюсь от терзаний. Я-то ничего плохого не совершила, просто оказалась свидетельницей. Находилась в больнице после попытки самоубийства. Мозги у меня съехали! А сейчас я выздоровела, и у меня проснулась совесть. Понимаете?

Зоя Варина отлично поняла Полину и схватилась за телефонную книжку. Деньгами актриса уже не могла помочь – все истратила, зато она имела огромное количество знакомых и сумела дать Яценко новый шанс.

Полина учла прошлые ошибки и раскрутилась. Она легко находила покровителей, улыбалась всем коллегам по работе, и вскоре за ней закрепилась репутация неизбалованной особы, весьма приятной во всех отношениях.

Но время бежало, а с годами никто не становится моложе. К сожалению, российское телевидение не жалует тех, кому перевалило за сорок. Много ведущих в возрасте вы сумеете назвать? Всего несколько культовых персонажей. В основном на экране царят молодые, даже юные лица, Полина же находилась в опасной близости от рокового рубежа. С огромным трудом ей удалось стать ведущей шоу «Интервью» – Яценко нашла могущественного любовника, Сергея Петровича, который не только дал денег на шоу, но и выстроил его концепцию.

Полина понимала, что покровитель решает собственные задачи, использует телевидение для борьбы со своими противниками, но если бизнесмен приказывал обмазать грязью гостя шоу, ведущая старалась изо всех сил. Полине было плевать на моральные принципы, главное – подольше удержаться на плаву, не оказаться на звездной помойке, на какой-нибудь малорейтинговой городской радиостанции, где за копеечные деньги ее посадят у микрофона вещать глупости.

Но время летело, страх старости стал фобией. Каждое утро Полина с ужасом смотрела в зеркало. Еще год назад она спокойно входила в ванную, придирчиво оглядывала себя и успокаивалась: вроде все нормально. Ну появилось небольшое пигментное пятнышко, так оно легко замазывается тональным кремом или убирается при помощи кислотного пилинга. Но потом лицо стало «рушиться», причем стремительно. Полина боролась с морщинами, как лев с носорогом. Дермобразия, ботокс, фотоомоложение, мезотерапия, силиконовые гели. Было использовано все! На массаж и кремы с сыворотками уходило целое состояние.

Яценко едва не падала в обморок от голода, изо всех сил сдерживая аппетит, – телеведущие вынуждены сидеть на диете, ведь экран «прибавляет» как минимум пять килограммов. Полина отказалась практически от всего, питалась, как больной заяц, одним листом капусты, она ломалась в фитнес-зале под наблюдением личного тренера, тщательно закрашивала раннюю седину, регулярно отбеливала зубы… Но, увы, все больше и больше походила на ухоженную, элегантную даму средних лет, а не на юную девушку. Можно убрать «гусиные лапки», вкачать в губы и в складки кожи гель, но куда деть глаза, из которых навсегда ушла наивность? Увы, взгляд не натянешь.

Ежедневная борьба с неизбежным настолько утомила Полину, что она совершила огромную стратегическую ошибку. Яценко отлично знала, что к богатым и влиятельным любовникам не следует предъявлять никаких претензий. Поля умела не только завязывать отношения, но и красиво их завершать. Ни с одним бывшим покровителем у нее не возникло трений или недопониманий. Более того, даже оборвав связь, мужчины оставались с телеведущей в прекрасных отношениях. Полина свято соблюдала три правила любовницы: не требуй развода с законной женой, не рожай внебрачного ребенка, не проявляй запредельной жадности. Вот тогда мужчина сам все даст.

Но, видно, Яценко просто устала. В какой-то момент ей вдруг подумалось: а хорошо бы стать законной супругой Сергея Петровича. Тогда можно будет не думать о нищей старости. И Полина совершила ошибку – предложила бизнесмену развестись и оформить брак с ней.

Сергей Петрович отреагировал незамедлительно. Он отключил мобильный, по которому общался с Яценко, и прислал к телезвезде своего охранника, который спокойно сказал:

– У хозяина дел полно, пока встречаться с тобой он не может, просил его не беспокоить. А если начнешь приставать или, не дай бог, его супругу потревожишь, хорошего не жди.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *