Фокус-покус от Василисы Ужасной

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 11

Сю вскочила на ноги. Я, не ожидавшая от нее подобного поведения, тоже хотела встать, но тут события начали разворачиваться совсем не по моему сценарию. С быстротой молнии тусовщица кинулась к сумочке, не успела я и глазом моргнуть, как пальчики, украшенные многочисленными колечками, схватили ридикюльчик. Затем Сю бросилась из комнаты, я за ней. Девица вылетела в прихожую, распахнула дверь и шмыгнула на лестничную клетку. Естественно, я выскочила следом.

– А ну отдай мою сумку!

Сю скривилась:

– Ща.

– Верни немедленно!

Дверь в квартиру Сю захлопнуло сквозняком.

Я обрадовалась безмерно, ну теперь я просто отниму свое назад! Сю облокотилась спиной о створку, прикрывавшую вход в соседнюю квартиру.

– Пшла вон, – сказала она мне.

Я сделала шаг вперед. Сю прищурилась.

– Ща вломлю! Мало не покажется!

В голосе богатой, выросшей в полном благополучии, избалованной не стесненными в средствах «предками» девушки зазвучали интонации дитяти окраины, существа, шатающегося без присмотра в компании сомнительных личностей, девицы, бросившей школу в двенадцать лет и получившей уроки жизни в грязном подвале.

Но меня было трудно удивить или испугать.

Это сейчас я писательница Арина Виолова, но те, кто хорошо знаком со мной [10], помнят, каким было мое детство. Лет до восьми я постоянно дралась с мальчишками, совершенно не боясь боли, да и потом, будучи подростком, спокойно могла лягнуть, укусить или сильно оцарапать обидчика.

Жизнь девочки без родителей, старших братьев и каких-либо родственников, как правило, очень опасна. Хорошо, если подобное дитя растет в интеллигентной среде, где люди в силу воспитания жалеют сироту и не позволяют своим отпрыскам обижать бедняжку. Но я-то жила в вечно пьяном дворе, его аборигены искренне полагали: если у Вилки Таракановой нет за спиной мужиков и крикливой мамаши, то девчонку можно безнаказанно возить носом об асфальт. Впрочем, моя мачеха Раиса вполне могла устроить феерический скандал обидчикам падчерицы. Раиса поколачивала меня в детстве, но другим не разрешала обижать, только я предпочитала сама разбираться с подонками и постепенно стала мастером спорта по хитрой драке.

Сил-то у меня особых никогда не было, да и откуда им взяться при моем весе пера? Но есть некоторые уловки, приемы, при помощи которых Давид легко победил Голиафа [11]. Я не пулялась камнями из пращи, просто быстро поняла, что острый каблук и пакетик молотого черного перца в кармане помогут мне не хуже пистолета. Я и сейчас таскаю с собой ароматную пряность. Увы, улицы столицы небезопасны для молодой женщины. Конечно, всякие аэрозоли типа «Стоп-маньяк» хороши, нажимаешь на распылитель, и насильник падает без чувств, но это лишь в том случае, если ветер дует в его сторону, в противном вы рискуете сами свалиться как подкошенная к ногам криминальной личности. Представляете, что он с вами после этого сделает?

А вот пакет перца никогда не подведет, надо лишь изобразить полнейший ужас, страх, готовность исполнять все прихоти мерзавца, а когда насильник уверится, что полностью деморализовал жертву, нужно выждать подходящий момент и сыпануть ему в глаза побольше перца. Главное, не растеряться, не запаниковать, и вы сумеете выбраться из неприятной переделки целой и невредимой.

Я сунула руку в карман, пальцы нащупали бумажную упаковку. Сю довела меня своей наглостью до точки. Пусть сейчас почихает тут, покашляет, потрет глаза кулаками! Отберу у нее свою сумочку назад, потом побеседуем, и совсем не ласково!

10

История жизни Виолы Таракановой рассказана в книге Д. Донцовой «Черт из табакерки», издательство «Эксмо».

11

По библейской легенде, юноша Давид победил великана Голиафа. Он бросил в него из пращи камень.

Но не успела я надорвать пакетик, как девушка резко стукнула по створке правой ногой. Дверь немедленно подалась внутрь. Я не успела сделать и полшага, как Сю оказалась в соседской квартире.

Юркая, словно ящерица, она захлопнула дверь изнутри. До меня дошло, что обе квартиры принадлежали девушке. Из коробочки над звонком послышался сначала гадкий смех, потом торжествующий голос:

– Обломалось? Денег слупить захотела? И че у тебя теперь есть? А? Вали отсюдова, пока жива!

Даже боксер после полнейшего и окончательного нокаута не чувствует себя так плохо! Задыхаясь от злости, я вышла во двор.

– Эй, дура! – донеслось сверху.

Я задрала голову, на лоджии стояла Сю.

– Держи свое говно, – проорала она, – мне оно ни к чему!

Сидевшие у подъезда старушки перестали болтать и с интересом уставились на меня. С высоты спланировала сумочка. Упав на асфальт, она раскрылась, всякие мелочи брызнули в разные стороны. Я бросилась поднимать их: паспорт, косметичка, расческа… Сами понимаете, никакого золотого цилиндрика с бриллиантами и телефонной книжки внутри не нашлось. Замок у сумочки сломался, зеркало в пудренице разбилось, пластиковая коробочка с тенями превратилась в разноцветную кашу из дисперсной пыли и пластмассовых осколков.

Вот кошелек остался целым, и деньги лежали на месте. Не успела я оценить размер ущерба, как сверху хлынула вода. Холодная жидкость не попала на меня, выплеснулась рядом. Я снова задрала голову. Сю стояла на балконе, в руках она держала пустое ведро.

– Во дает! – восхитилась одна из старух. – Безобразница!

Я быстро ретировалась со двора, пробежала пару шагов, почувствовала жуткую усталость, увидела надпись «Кофемания» и вошла в забегаловку.

Следовало слегка успокоить нервы и понять, как действовать дальше.

Свободное место нашлось у окна, я попросила капуччино и бездумно уставилась на деловито снующую по проспекту толпу. Сю замешана в убийстве Волкова, теперь я абсолютно уверена в этом.

И как мне поступить? Поехать к Крыжовникову и рассказать о своих догадках? «Ну и что? – спросит у меня лысый, бородатый, улыбающийся Сережа. – Где губная помада с телефонной книжкой? Давай сюда улики!» Может, он скажет другими словами, но суть будет такой. Да уж, глупое положение.

Следует во что бы то ни стало отнять у Сю помаду и блокнот и попытаться вытряхнуть из нее информацию. Но как это сделать? Подстеречь ее на какой-нибудь тусовке? А что, замечательная идея.

Дело за малым, сообразить, где она может оказаться сегодня. День рождения Ляльки! Это кто? Элен!

Она точно поможет.

Я схватила мобильный. Хорошо, что аппарат лежал не в сумке, а в кармане джинсов. Скорей всего, он бы не выдержал падения и погиб, спланировав с высоты на асфальт.

– Внимательно слушаю, – промурлыкала Элен, – пойте свою песню.

– Это я, Виола.

– Котя! Ты где? – защебетала модельер. – Знаешь, я ощущаю глубочайшее неудобство из-за того, что подставила тебя, ну со снотворным…

Право же! Ужасно вышло!

– Забудь!

– Нет, не могу, – каялась Элен, – вечно со мной так, выпью малую толику, и потом тащит меня по кочкам, колбасит, плющит, плохо соображаю. Делаюсь вредная, противная, злобная! Прости меня.

– С огромным удовольствием, скажи…

– Знаешь, – перебила меня Элен, – я хочу перед тобой оправдаться! Приезжай ко мне, придумала тебе прикид! Bay! Лучше всех будешь. Конечно, можешь считать меня забулдыгой, но одежонку я только нашим суперстарз строчу.

– Сделай одолжение, ответь на один вопрос.

– Да хоть на все, только не о моем возрасте!

– Ты ведь знаешь Сю?

– Кто ж с ней не встречался, – протянула Элен, – маленькое, подлое создание, прокладывающее себе дорогу в жизнь при помощи одного места.

Только не подумай, что речь идет о голове. А что?

У тебя с ней какие-то делишки? Имей в виду, она патологическая врунья, вечно корчит из себя всесильную особу. Мне один раз заявила: «Хочешь, Элен, сделаю тебе промоушн среди жен политиков первого эшелона? Моя мама почти со всеми знакома. Будешь им юбчонки-бочонки кроить, кофтенки шить, имя приобретешь».

Прикинь, какая наглая! Это она заявила мне, женщине, которая звезд обшивает и давным-давно в мире моды в первой пятерке стоит. Ну и прощелыга! Если ее покойный папенька, будучи при власти, спер у народа нефть, газ, доллары и уж не знаю что еще, то Сю совершенно не вправе ощущать себя королевой. Нет, ты скажи, ну что у нас за страна такая, если дочь вора гордится своими родителями, а все журналисты с придыханием описывают туалеты малолетней пакостницы, которые шьет ей абсолютно бесталанная Роза Агишева? Ну что Сю сама в жизни сделала? Отчего получила славу и деньги? Знаешь, как она говорит:

«Я просто имею возможность жить счастливо, вот и пользуюсь этим, что мешает остальным делать то же самое? Ходите по вечеринкам, забудьте о скуке!»

– Кстати, о вечеринках, – быстро перебила я ее, – я слышала, что у некой Лялечки сегодня день рождения и Сю к ней собралась. Не знаешь часом, кто она?

Элен хрипло рассмеялась:

– Виолочка, я тебя обожаю. Ляля – это не девочка, а мужчина, певец из группы «Смок». Ну, во всяком случае, внешне он больше на мальчика похож. Вот партнер его, Пусик, тот точно девочка, но он живет не с Лялей, а с Ваней из «Маков».

Ваня, та раньше с Никитой спала, но потом ее бросила и, наверное…

– Постой, – пробормотала я, – Ляля – парень, да?

– Верно.

– Пусик тоже?

– Нет, это девочка.

– А Ваня?

– Тоже женщина.

– Почему же ты говоришь «партнер Пусик… он…».

– Так Пусик мальчик.

– Ты только что сказала – это девочка!

– Экая ты непонятливая, – укорила меня Элен, – я же русским языком объяснила! Ляля – юноша, Пусик – тоже, но он девочка, только с виду мальчик, а по сути женщина, оттого и живет с Ваней, которая девушка! Чего тебе не ясно?

– Почему же у них такие имена? Ляля, Ваня?

– О, боже! Ляля на самом деле Леонид, Ваня – Аня. А то, что они вместе спят, так в шоу-бизнесе так принято.

– На мой взгляд, в том, что мальчик Ляля живет с девочкой Ваней, ничего эпатажного или странного нет, кроме имен, конечно, – заявила я.

В трубке что-то зашуршало, зачавкало, захрумкало, потом Элен хихикнула:

– Ну да, все путем, за исключением того момента, что мальчик Ляля в этой паре – девочка, а женщина Ваня исполняет роль мужчины.

Меня стало подташнивать.

– Слушай, мне совершенно все равно, кто из них кто! Просто я хочу попасть на этот день рождения.

– Зачем? – полюбопытствовала Элен.

– Потом объясню. Скажи, где предполагается гулянка?

– Поедем вместе, – оживилась Элен, – классно! Значит, так! Приползай ко мне в восемь.., нет, лучше в девять вечера. Я тебя одену, как надо, и двинем. Уж извини, твое черное платьице – жуткий отстой.

– В девять? – уточнила я. – А не поздно?

Пока доберемся, десять пробьет, все уже расходиться начнут.

– Киса, – засмеялась Элен, – да в десять только-только все начнется. Основной народ к полуночи подъедет, после концертов. Ты что, до сих пор лишь по детским утренникам ходила? Жду тебя, котя, чао, бамбино!

Выпив одним махом совершенно остывший кофе, я скривилась. Ладно, хватит тут над чашкой чахнуть! Пора действовать! У меня полно забот, и Майя первая из них. Надо немедленно связаться с девочкой.

– Алло, – прошелестело из трубки.

– Отчего такой убитый тон? – бодро спросила я.

– Радоваться нет причин, – уныло ответила Майя.

– Хватит творожиться, – рявкнула я, – ноги в руки и ко мне домой. Жду тебя через полтора часа, еду из редакции газеты «Желтуха», там хотят опубликовать твое фото.

– Bay! – завопила Майя и отсоединилась.

* * *

Когда я поднялась на свой этаж, Ларискина дочь уже подпирала стенку.

– Как ты долго! Я прямо заждалась, – пожаловалась она.

Не говоря ни слова, я втолкнула девочку в прихожую.

– Ну и бардак, – немедленно отреагировала она, – а пыли-то! Вон какие клоки по полу мотаются.

– Некогда мне убирать, – ответила я, – занимаюсь продюсированием одной малолетней особы, талантливой, но не слишком воспитанной. Целыми днями по городу бегаю, все калоши стоптала, пиар налаживаю. Майей Капкиной красотку зовут, не встречалась с такой?

– Ну не сердись, – захихикала Майя, – у тебя и правда, грязно. Во, держи!

– Это что?

– Альбом с моими снимками.

– И зачем он мне нужен?

– Сама же говорила про «Желтуху», – надулась Майя, – сейчас отберем те кадры, где я лучше всего смотрюсь. Во, в купальнике! На фоне пальмы. Это мы с мамой на Тенерифе ездили. Бикини, правда, ее, ну да ведь на нем надписи нет, что это не мой прикид. Классно я здесь получилась, скажи?

– Супер, – подтвердила я, – но нам нужно совсем другое фото, постановочное. Ты с Локовым.

– С кем? – вылупилась Майя.

– С Антоном Локовым, – вздохнула я, – «Желтуха» согласна поместить твою фотку, но только при условии, что ты на ней вместе со звездой шоу-бизнеса будешь.

– Где мне его искать, Антона? – подскочила Майя. – И прикинь, что он скажет, если я подкачусь к нему с подобной просьбой?

Я кивнула:

– Согласна, поэтому я все продумала, топай в мою спальню.

Оказавшись в комнате. Майя с невероятным разочарованием в голосе воскликнула:

– Да тут пусто!

– А ты предполагала увидеть Локова? – ухмыльнулась я.

– Ну.., нет, конечно.

– Вот и хорошо. Смотри сюда, видишь?

– Ага, журнал «Эстрада».

– Это кто?

– Ну… Антон. Слушай, почему у него между носом и ухом цепочка натянута! И одежда какая-то странная?

– Фото сделано на концерте, – объяснила я, – Локов исполнял на нем бессмертный хит «Прости, прощай». Ей-богу, не понимаю, он его всерьез поет или подсмеивается над всеми? Ну да не в этом дело! На церемонии певец предстал в образе индейского вождя. Отсюда жутко цветастая рубашка, соответственный макияж и цепочка. Снимок широко растиражировался СМИ, и у народа сложилось стойкое ощущение, что если на странице помещена картинка, а на ней некто яркий, в шляпе и веригах на лице, то это кто?

– Локов, – вздохнула Майя, – но мне от этого не легче, самой-то на эту фотку не попасть!

Я чуть не запрыгала от радости.

– Гляди, это тренога, а на ней цифровой аппарат. Дорогая, между нами говоря, он штуку баксов стоит! У нас Кристина увлекается компьютером, просто помешалась на нем, вот ей Семен на день рождения и подарил сей прибамбас. Работает она очень просто. Мы камеру сейчас поставим на штатив, примем с тобой нужную позу, я потом нажму на пульт, и оп-ля! Дальше еще легче, снимок перегоняется в комп, и мы получаем его из принтера спустя секунду! Техника на грани фантастики!

Нравится?

Майя постучала себе пальцем по лбу.

– Знаешь, Вилка, ты того! Понимаю, конечно, что ты стала писательницей, может, даже и известной, только для «Желтухи», ты уж извини, это совсем не интересно. Им Локов нужен, я же, ясное дело, лишь как примечание пойду. Если ты решила, что заменишь собой Антона, то ошибаешься.

Ты на него совсем не похожа.

– Вот тут ты не права, – фыркнула я.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *