Фокус-покус от Василисы Ужасной

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 15

Я потрясла головой, чихнула и сурово сказала:

– Немедленно объясни, кого убила Сю.

– А жену Лешки Плоткина из группы «Ветви», – охотно ответила Вера, – она, Сю, с Алексеем шашни крутила, у того супруга была Рита, беременная. Говорят, Сю с Лешкой в какой-то дом отдыха укатили, а Ритка пронюхала про мужнин зигзаг и туда же рванула. Алексей увидел разъяренную вторую половину и удрал, прямо в окно выскочил, а Сю с Риткой поговорила, объяснила той кое-что.

Это закончилось плохо! Ритка в машину села и в Москву покатила. Люди говорят, она в три ручья ревела, когда мотор заводила. Ну и чего вышло?

Вломилась в бетонный отбойник на МКАД, только мокрое место от нее осталось! Это Сю ее убила!

Все знают! Риты нет, Леша из «Ветвей» ушел и пропал, никто о нем ничего не слышал, а Сю по тусовкам шляется! Вот, напиши про это в книге, а еще лучше, опубликуй в «Желтухе»!

Я молча смотрела на Веру. Темнота, наполнявшая комнату, не была абсолютной. Спросонья мне показалось, что в курительной царит полный мрак, но потом стало понятно: тут есть свет, его испускает пара крохотных лампочек, искусно вмонтированных в стены.

– Ну, – поторопила меня Вера, – напечатай!

Помоги мне.

Внезапно вся возникшая было жалость к младшей Опупенко испарилась без следа. Однако, она, похоже, махровая эгоистка. Сначала попыталась выманить денег у Минны, затем у Сю. Да, две старших сестры устроились в столице, каждая как умела, но почему они должны тащить на горбу Веру? Похоже, она не слишком любила своих ближайших родственниц, и они не звали ее к себе.

Потом Минна все же оказала содействие Вере, пристроила последнюю на работу, а Сю, если вспомнить то, что она здесь недавно говорила, тоже попробовала помочь сестричке, знакомила ее с каким-то Мишей. Вера утаила от меня часть правды.

– Надо ее опозорить, – деловито бормотала Вера, – рассказать про все. Имя назвать настоящее и про Лешу с Ритой сообщить. Небось потом народ поостережется с Сю дело иметь, перестанут ее на тусовки приглашать, придется козе домой ехать!

От предвкушения неприятностей, которые водопадом польются на голову Сю, Вера повеселела, но я мигом погасила ее радость:

– Ничего у тебя не выйдет, если бы информация о том, что Сю на самом деле дочь нищей женщины из глухой провинции, распространилась среди людей сразу, в тот момент, когда она только начинала делать карьеру тусовщицы, это могло бы сильно навредить ей, но теперь, ты сама же говорила, у нее полно влиятельных друзей и любовников, люди не поверят «Желтухе», даже если она опубликует свидетельство о рождении Светланы Опупенко, а у тебя небось его нет!

– Нет, – тихо ответила Вера, – откуда бы ему взяться, небось оно у мамы лежит, если та его не потеряла! Одного не пойму, ну отчего Светке все поверили, а? Как ей удалось провернуть такое?

Я пожала плечами:

– Наглость, помноженная на самоуверенность и бесцеремонность. Если начать самой распространять о себе слухи, люди купятся. Вот в моем издательстве не так давно работала девица, настоящая мошенница. Маленькая, худенькая, очень интеллигентная. Ходила по коридорам, мило всем улыбалась, казалась очень воспитанной, Аленой ее звали. Эта Алена в любом разговоре не упускала возможности намекнуть на свое богатство и исключительное положение, причем сообщала все это между прочим, ненавязчиво. Ну, допустим, жалуется кто-нибудь из коллег на затянувшийся ремонт, Алена тут же выражает сочувствие: «Ой, как я хорошо тебя понимаю! Когда мы затеяли в нашем коттедже смену паркета, то чуть с ума не сошли!»

Стоило ей услышать фразу: «Черт побери, опять машина сломалась», – Алена сразу же реагировала: «Это просто катастрофа, причем, увы, стоимость автомобиля никак не влияет на его качество.

Мой бедный муж столько раз накалывался! Сначала купил «мере», затем еще две иномарки покруче, а толку? Это как с одеждой! Вот эти брюки у меня эксклюзивные, и что? Сели после первой стирки!»

Любая возможность использовалась Аленой для получения лишних очков. То она со смехом рассказывала, как они с мужем и тестем всю ночь искали на принадлежащем им участке земли размером с гектар крохотного йоркширского терьера, то описывала ужасный шестизвездочный отель в Ницце, отвратительно дорогой, куда она по дури купила путевку, сетовала на протухшую черную икру, приобретенную к ужину в супермаркете, плакала, потеряв золотое кольцо с трехкаратным брюликом…

Очень скоро у всех сотрудников «Марко» сложилось определенное впечатление об Алене. Она богата, но никогда не выпячивает своего материального положения, не носит супердорогих нарядов, не дразнит более бедных коллег драгоценностями. Алена интеллигентна, мила…

Прозрение оказалось неприятным. Замечательная девушка ушла в отпуск и не вернулась. Естественно, ее начали искать, и тут выяснились удивительные вещи. Алена понабирала почти у всех в издательстве в долг, суммы были немалыми. Сотрудники охотно шли навстречу богатой женщине, оказавшейся во временном затруднении. Это уже после ее побега выяснилось, что ни участка в гектар, ни коттеджа, ни иномарок, ни драгоценностей у нее никогда не имелось в наличии. Алена сумела произвести нужное впечатление, причем настолько сильное, что даже после того, как неприглядная правда выплыла наружу, кое-кто из ее коллег не верил очевидным фактам и в растерянности твердил:

– Да быть такого не может! Она же недавно квартиру в Ницце купила! Ребята, вы ошибаетесь!

Алена просто нафарширована бабками! У нее временно золотая кредитка заблокировалась!

Вот и Сю, очевидно, из одной стаи с Аленой, да и Минна принадлежала к тому же племени. Впрочем, многим из нас свойственно слегка преувеличивать свой материальный достаток и значимость, многие, рассказав о покупке золотого кольца, чувствуют себя королями, а у некоторых особей подобное поведение принимает характер мании.

– Тогда расскажите всем про смерть Риты, – стукнула кулачком по спинке дивана Вера.

– Но какие могут быть претензии к Сю, – попыталась я урезонить девушку, – да, она переспала с парнем, но его жена попала в аварию! Твоя сестра может лишь косвенно считаться причастной к этой трагедии.

Вера надулась и нервно задышала, я решила слегка привести официантку в чувство:

– Знаешь, сестры тебе ничего не должны. Они приехали в Москву с таким же капиталом, что и ты, с блохой на аркане. Проявили смекалку и более или менее устроились, не хочу сказать, что их образ жизни должен служить для многих примером, но они не сломались и старательно строили свое счастье. Может, и тебе надо попытаться пробиться самой?

– Они эгоистки!

– Но ведь протянули тебе руку помощи!

– Когда?

– Сю тут говорила про какого-то Мишу…

– Он бандит! – возмущенно подскочила Вера. – Продюсер, блин! Пообещал меня поставить в группу на подпевки, если с ним потрахаюсь. Я не хочу так. Я же не Минна, та со всеми перепихнулась, чтобы к микрофону пролезть.

– Сю тебе помогла, как сумела, в ее понимании секс с продюсером естественное дело.

– Она должна была дать мне тридцать тысяч баксов на раскрутку!

– Думаю, у нее таких денег нет!

– Ага, ей переспать с кем-нибудь из своих богатых любовников ничего не стоит, взяла бы очередные брюлики и мне отдала.

– Здорово получается! Ты толкаешь Сю в руки мужчин, чтобы самой иметь деньги!

– Ну и что! Она и так б…! А я порядочная. Она обязана сестре помогать.

Я закашлялась. Однако у Веры интересное понятие о добродетели. Может, вам это покажется странным, но из двух девушек Сю нравится мне больше, чем Вера, хотя тусовщица самозабвенная нахалка, строящая свое материальное благополучие, отдаваясь состоятельным мужикам.

– Я одна в Москве, без помощи, – хныкала Вера, – вот сучки!

– Минна тебе помогла, устроила официанткой.

– Ага, сама-то не захотела с подносом носиться! Пусть попробует, каково это, небось не понравится!

– Послушай, – тихо сказала я, – ты знаешь про Минну.., ну.., что она…

– Я «Желтуху» каждый день читаю, – равнодушно обронила Вера, – так Минне и надо, не фига бухать было, и потом, ее бог за меня наказал.

– Нельзя быть такой злой, – не выдержала я.

Вера вскочила.

– Я злая?! Да что ты знаешь! Ладно, хочешь эксклюзив для «Желтухи»? Такое расскажу! Супер!

Пальчики оближешь!

– Говори.

Официантка заколебалась. Сначала она поправила волосы, потом одернула юбчонку и решилась:

– Хорошо. Только сделаем по-хитрому. Ты опять ложись на диван и притаись там. Я приведу сейчас сюда одного дядечку и пошуршу с ним. Ты же потом наш разговор в «Желтухе» опубликуй.

Это будет бомба! Взорвется, всех измажет, а меня сразу вверх подбросит, я звездой стану.

– О чем речь идет?

– Сейчас все сама поймешь!

– Зачем сюда кого-то приводить, расскажи так!

Вера прищурилась:

– Ну ты мне не поверишь, я бы ни в жизнь за правду подобную историю не приняла. Это раз, во-вторых, я хочу этой мрази отомстить!

– Сю?

– Да я о ней давно забыла! Совсем о другом типе говорю! Поверь, он страшный человек, – понизив голос, завела Вера, – подлый ужасно! С виду душка, а внутри гад! Получилось так, что я про него кучу дерьма знаю. Если его шантажировать начну, он меня живой не оставит, как Минну!

– Погоди, погоди, Минна…

– Думаю, он ее убил!

– За что?

– За кассету.

– Какую?

– Помнишь, я говорила, что оставила у Минны записи своих песен?

– Ну!

– Вот из-за них!

– Извини, но я ничего не понимаю.

Вера затрясла головой.

– Послушаешь мой с ним разговор и опубликуешь его в «Желтухе». Снабдив таким комментарием: я, такая-то, заснула в курительной, меня разбудили голоса, я стала свидетельницей разговора, вот теперь и вы о нем, дорогие читатели, узнаете!

– Но к чему такие хитрости?

– Боюсь, что он меня убить велит, если поймет, от кого слив пошел, – спокойно призналась Вера, – а так какой спрос с девочки? Беседу журналистка подслушала, с ней и надо разбираться!

Огромное возмущение затопило мою душу. Верочка, однако, милое создание, она согласна пожертвовать писательницей, то есть мною, для достижения собственной цели. Очевидно, я гневно фыркала, потому что Вера пошла к двери, приговаривая:

– Ложись, сейчас такую сенсацию узнаешь.

Всем будет хорошо! Тебе гонорар шикарный выпишут, Крыжовникова накажут, Сю тоже, а я на сцене окажусь!

– При чем тут один из владельцев «Русского радио»? – изумилась я.

Вера обернулась и широко распахнула глаза.

– Разве я не сказала? Это он главный гад! Ну да ты все сейчас поймешь.

Дверь стукнула, я обвалилась на диван и вжалась в подушки. Сергей Крыжовников при встрече не произвел на меня впечатление гада. Хотя мы частенько обманываемся в людях, а некоторые личности, вроде Алены из «Марко» или Сю, умеют изобразить из себя розовых и блестящих, страшно милых особ.

Дверь опять распахнулась, Вера тенью шмыгнула на другой диван.

– Ты тут? – шепотом осведомилась она.

– Да, – так же тихо ответила я.

– Слушай и не шевелись!

Дверь скрипнула, появилась какая-то фигура.

– Что за ерунда. Маша, – сказал знакомый приятный голос, – с какой стати ты позвала меня сюда! Ты здесь? Маш?

– Да, – пискнула Вера, – садись.

Крыжовников сел на диван, мой нос мигом почувствовал приятный запах дорогого одеколона.

– Маша, ты заболела? – спросил Сергей.

– Нет, – ответила Вера.

Крыжовников крякнул.

– Э.., вы не Маша!

– Нет.

– Тут довольно темно.., мы с вами знакомы?

– Только что виделись в зале, – сообщила Вера, – я та самая официантка, которая передала, вам просьбу Марии Кондрашовой о встрече в курительной.

– И где она?

– Курительная? Мы в ней находимся.

– Нет, Маша, – совершенно беззлобно ответил Сергей.

– Ее не будет, я воспользовалась именем певицы, чтобы поговорить с вами.

– Да? Я предпочитаю вести разговоры в иных местах.

– Речь пойдет о хитах!

– Казакова, шестнадцать – адрес офиса, приезжайте туда.

– Я уже была у вас.

– Правда?

– Ага, и вы меня выгнали.

– Прямо-таки выгнал!

– Ну, так интеллигентно выставили, даже песню слушать не стали.

– Думаю, вы слегка лукавите. Скорей всего, я отправил вас к Тоне Рябцевой, она занимается новичками.

– Ваша Тоня меня выперла.

– Значит, работайте дальше. Если это вся тема, то извините…

– Нет уж, – прошипела Вера, – вы меня выслушаете до конца!

Крыжовников вздохнул:

– До чьего конца? Надеюсь, речь идет не о моей смерти?

– Кирилл Карно!

– Что?

– Имя Кирилла Карно вам известно?

– Конечно!

– И как вы к нему относитесь?

– Если это интервью, – с улыбкой в голосе ответил Сергей, – то я хочу знать, какое издание вы представляете.

– Кирилл Карно взлетел внезапно, – звенящим голосом сказала Вера, – говорят, он сам пишет музыку и стихи. Только четыре песни исполняет, правда, великолепные.

– Мальчик талантлив, – согласился Сергей, – иначе бы он не попал в наш эфир, но я никак не пойму, о чем мы тут сейчас ведем разговор?

– Продюсером у Карно был Волков.

– Да.

– Романа Волкова убили! На вашем концерте!

Его прирезал Архип Сергеев!

– Послушайте…

– Погодите, это вы меня послушайте. У Волкова было еще несколько проектов, не слишком-то оригинальных. Он всем песни покупал. Роман предпочитал работать с зависимыми певцами, чтобы иметь возможность выжимать из них соки, так?

Или я ошибаюсь?

Крыжовников снова крякнул.

– Странная беседа, но ты права. Я не люблю говорить о людях плохо. Никто не назовет Крыжовникова злопыхателем, но о Романе ничего хорошего я не скажу. Он был из когорты продюсеров-рабовладельцев. Такие не берутся работать с настоящей творческой личностью. Им хочется «капусты» побыстрей нарубить, вот и катают по провинции «проекты», для которых покупают «кассовые» песни, чем проще, тем лучше. Ля-ля, та-та, ура, ура – мы звезды. Живет такая группа пару лет, потом разваливается, примеров могу привести много. Отработанный материал выбрасывается, набирается новый. Волков никогда не смог бы работать с Ильей Лагутенко, группой «Би-2», Борисом Моисеевым и иже с ними. Этих не заставишь петь что-то чуждое их душе. Вышеперечисленные исполнители обладают яркой харизмой, вот они настоящие звезды. Роман был отвратителен, он бил своих подопечных, обманывал их, в общем, он мерзавец, каких мало. «Русское радио» предпочитало не иметь с ним дела!

– Но Карно-то вы ротируете!

Крыжовников усмехнулся:

– У парнишки редкий талант. Голос, правда, средний, и поет он не всегда ровно, но песни!

Мальчик пишет удивительную музыку и совершенно нехарактерные для нашей эстрады тексты.

Принцип «Русского радио» можно изложить так:

«Мы всегда на стороне творческой личности». Да, Волкова не любили, считали его подлецом, но Карно очень талантлив, и это открыло ему дорогу в студию. Все по-честному. Думаю, он и «Золотой граммофон» получит. А Минна, которую Волков пытался пропихнуть, нет. Но к чему этот разговор?

Вера кашлянула.

– Волков предпочитал не связываться с самодостаточными, творческими людьми, отчего же он занялся Карно?

– Право, не знаю, да и знать не хочу.

– Я вам объясню.

– Мне это неинтересно.

– Песни для Карно написала я, Минна моя сестра, – внезапно заявила Вера.

Крыжовников рассмеялся.

– Девочка, ты забавная! У меня с утра было плохое настроение, но тебе удалось его исправить.

– Я говорю правду, – твердо сказала Вера.

– Ну и бред! – воскликнул Крыжовников.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *