Фокус-покус от Василисы Ужасной

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 16

– Минна моя сестра, – повторила Вера, – но она не хотела иметь со мной ничего общего. Ее взял Волков, когда понял, что Минна дура, которая станет петь под его дудку.

– Интересный каламбур, – съязвил Крыжовников, – одного не пойму, с какой стати я тут сижу и слушаю эту чушь!

– Я дала Минне кассету со своими песнями.

«Вода», «Отчаянье», «Мимоза» и «Всего лишь факт».

Попросила их послушать, – свистящим шепотом перебила его Вера, – сестра швырнула пленку на калошницу, не знаю, как события разворачивались дальше, то ли она прослушала запись, то ли Волков ее схватил. В общем, как-то материал попал к Роману, а тот носом почуял хиты. Небось возликовал! Целых четыре готовые вещи ему бесплатно достались. Меня-то он не боялся. Начну шуметь, кто мне поверит?! Вот и появился Кирилл Карно, поющая голова, как все у Романа. Да, он боялся работать с таким, как Газманов, попробуй заставь заслуженного есаула эстрады поперек себя пойти. Ни фига не выйдет! А Карно пластилин!

И он поет мои песни!

– Захватывающий рассказ, – кивнул Крыжовников, – милая сказка. Чего же ты хочешь? Собираешься подавать на Карно в суд? Знаешь.., кстати, как тебя зовут?

– Вера.

– Так вот, Вера, нет тебе веры. Опять каламбур, на этот раз мой. Странно получается. Кирилл Карно на сцене не один месяц, а ты молчишь.

Потом умирают Волков и Минна, то есть певица,. которая могла бы сказать: «Да, правда, кассета принадлежит моей сестре», – не успевает большинство людей, связанных с Кириллом, почить в бозе, как ты заявляешь о своих правах. Напрашивается вопрос: чего же ты раньше молчала?

– Карно исполняет мои песни!

– Небось боялась, что Волков тебе голову за вранье откусит, а Минна начнет орать на всех перекрестках: «Брехня, никаких кассет я не видела, и вообще, эта особа мне никто».

– Карно исполняет не свои песни!

– Может, оно и так, но как докажешь, что они твои?

Вера вскочила.

– Вы мне не верите?

– Нет.

– А.., а!.. Поняла! Ну и дура же я! Господи, дура! Дура!

– Хорошее воспитание предписывает человеку, услышавшему такое высказывание, не отвечать: «Да, да, вы абсолютно правы!» – ухмыльнулся Крыжовников, – но я должен тебе сказать, что только детство, проведенное на Николиной Горе, позволило мне сдержаться и не согласиться с тобой.

Вера издала негодующий крик. Я лежала, боясь пошевелиться. Лично у меня сейчас сложилось определенное впечатление о Крыжовникове. Похоже, он любитель манипулировать людьми и на данном этапе строит разговор так, чтобы обозлить Веру и узнать от разъяренной девушки побольше деталей о столь деликатном деле.

– Я все поняла! – потеряла самообладание официантка. – До меня дошло! Карно-то после смерти Волкова к себе Рыжков забрал!

– И что?

– Он же ваш лучший друг!

– Да ну?

– Все об этом знают!

– Допустим.

– Карно сейчас дико популярен!

– Возможно.

– Он еще года три столько лавэ приносить будет…

– Дай ему бог удачи!

– Поэтому вы и убили Волкова! Чтобы Карно Рыжкову достался! Небось он с вами поделится полученными барышами! Я видела, как прирезали Романа! Имейте в виду! Да! Я за занавеской стояла!

– Девочка, – оторопело спросил Крыжовников, – ты сумасшедшая?

И тут Вера, истерически смеясь, ринулась в коридор. Крыжовников остался в курительной, я, превратившись в окаменелость, лежала на диване.

Несколько секунд в комнате стояла напряженная тишина, потом до моего слуха долетело тихое попискиванье. Оно повторилось несколько раз, затем Сергей спросил:

– Где Рыжков? Федор, почему мобильный не берешь? Ясно! Нет, ничего особенного, случались денечки и похуже. Встретиться надо. Ты с Кириллом контракт подписал? Тогда погоди. Да нет, пообщался только что с одной сумасшедшей девицей, она интересные вещи рассказала. Может неприятность с Карно получиться, проблемы возникнут.

Кстати, зеленая мартышка свободна? Думаю, ей придется вновь поработать. Нам скандалы не нужны! Ага! Гони ее сюда, на тусовку, пусть меня найдет и разруливает ситуэйшн. Я спокоен! Я совершенно спокоен. Все. До утра!

Захлопнув крышечку телефона, Крыжовников, ушел.

Я села и попыталась привести мысли в порядок. На что намекала Вера, крича об убийстве Архипа? Дураку ясно. Крыжовников убил Волкова!

А потом свалил вину на Архипа? Пырнул продюсера ножом, завернул орудие преступления в салфетку и подбросил компромат в чужой портфель?

Сергей мог легко проделать подобное. Они с Архипом давние приятели. Вот оно что! Вся ситуация самым банальным образом крутится вокруг денег.

Да Крыжовников из одного ствола уложил как минимум двух зайцев! Он получит «откат» от Рыжкова и, засадив Архипа в тюрьму, станет почти единоличным владельцем «Русского радио». Правда, у него есть еще один компаньон, Анатолий Богдан, но ведь неизвестно, что задумал сделать с ним этот очаровательный, лысый, бородатый, очень милый мужчина?

Неожиданно с меня слетело оцепенение. Вера видела, кто убил Волкова?! Надо как можно быстрей найти девушку!

Я выбежала в зал и закашлялась. Духота здесь царила немыслимая, под потолком повис сизый дым, а толпа гостей состояла в основном из сильно выпивших людей. Тут и там мелькали официантки с подносами. На губах у девушек застыли вымученные улыбки, в глазах плескалась давняя усталость.

– Где Вера? – спросила я у той, что несла вазочки с мороженым.

– Какая? – вяло отозвалась девица.

– Опупенко.

– Не знаю, у мэтра спросите!

Я отыскала парня, одетого в черный фрак, и задала ему тот же вопрос.

– Что случилось? – забеспокоилось начальство. – У вас жалоба?

– Нет, нет, просто я давно знаю Веру, она переехала жить на другую квартиру, я хотела взять у нее домашний телефон.

– Она в зале где-то, – сразу повеселел мэтр, – или на кухне, на раздаточной.

Я еще раз обежала помещение, сгоняла на пищеблок, но Вера словно сквозь землю провалилась. Все опрошенные мною подавальщицы отвечали примерно одно и то же:

– Здесь бегает.

– Мороженое разносит.

– Только что ее видела.

И лишь одна девочка, маленькая, черненькая, похожая на улыбчивого таракана, осведомилась:

– А вам она зачем?

Я прижала палец к губам:

– Тес! Тихо! Хочу ее на свой день рождения нанять, мне через фирму дорого. Заплачу Вере, но, сама понимаешь, об этом трепать не надо.

– Ага, – кивнула девочка, – может, и меня позовете? Верке одной не справиться. Мы дружим, живем вместе и никогда подзаработать не отказываемся. Во, держите!

У меня в руках оказалась самодельная, отпечатанная на принтере визитка. «Анна Сайкина, профессиональное обслуживание. Цена радостная».

– Замечательно, – сказала я, засовывая бумажонку в сумочку, – но хотелось бы поговорить еще и с Верой.

– Можете со мной договориться, давайте ваш телефон, – не сдалась Аня.

Я протянула ей свою визитку и сказала:

– Все же я хочу увидеть Веру.

Аня хитро прищурилась:

– Ступайте мимо кухни, влево, там дверца есть, во двор. Верка покурить смылась! Она сегодня сама не своя ходит, может, заболела?

Я быстро пробежалась по коридору, очутилась на небольшом пятачке, заставленном мусорными бачками. Увы, Веры тут не было. В полном разочаровании я хотела уже вернуться назад и продолжить поиски девушки, но тут вдруг мои взгляд упал на черную туфельку, валявшуюся около одного из контейнеров.

Словно холодный, тяжелый камень шмякнулся в желудок, но вместо того, чтобы закричать, завизжать, я молча подошла к отвратительному коробу и заглянула за него.

На грязном асфальте, скорчившись, словно сваренная креветка, лежала Вера. Ее лицо было повернуто в мою сторону. Широко раскрытые глаза, неподвижные зрачки, странно под углом вывернутая шея.

Я отступила назад. Отчего-то крик не шел из горла, а ноги приросли к земле. Я дернулась, чуть не упала, ухватилась за бачок. Ну и кто убил девушку? Зеленая мартышка? Мне надо скорее бежать отсюда, не говоря никому о произошедшем, мне никак нельзя попасть в поле зрения милиции.

* * *

На следующее утро меня разбудил звонок в дверь. Прежде чем ринуться в переднюю, я глянула на часы: девять утра. Однако припозднилась я сегодня, обычно встаю раньше! Но я добралась до кровати уже утром, голова коснулась подушки около пяти часов. На лестничной клетке стояла наша соседка Лера.

– Слышь, Вилка, – затараторила она, – дай мне стакан муки.

Подавив желание сказать ей: «У подъезда работает ларек, в коем всего полно, с какой стати ты меня будишь?» – я посторонилась и буркнула:

– Пошли на кухню!

Самозабвенное приготовление пищи для домашних не является моим хобби, жарит котлеты и печет пироги у нас Томочка, поэтому я облазила все шкафы, пока нашла здоровенную жестяную банку. Лера сидела на стуле и, наблюдая за мной, весело тарахтела:

– Ой, у тебя занавески прям никуда! А я купила новые, красно-белые, прикольные. И губочки подобрала в тон, и прихваточки, сейчас все приобрести можно.

Я насыпала муки в пакет и сунула Лере, ожидая, что та наконец-то уйдет. Но соседка неожиданно вытянула вперед одну ногу и предложила:

– Ну-ка, пощупай.

Я на всякий случай отодвинулась подальше.

– С какой стати мне тебя трогать?

– Посмотри, какая кожа нежная! – заявила Лера. – Я эпиляцию сделала, электрическую. Не слишком приятно, правда, и дорого. Зато какой эффект!

Сообразив, что Лера хочет всего лишь похвастаться обретенной за немалую сумму красотой, я осторожно погладила подставленную конечность и одобрила результат эпиляции:

– Классно! Ножка как у младенца.

– Хочешь, адрес салона тебе дам?

– Да нет, спасибо.

– Сходи, не пожалей на себя, – настаивала Лера.

– Мне не надо, – улыбнулась я, – не могу похвастаться буйной растительностью, к сожалению, и на голове тоже. Мне хватает простого крема, совсем недорого и удобно.

– Все ж обратись к специалистам, – приставала Лера.

Бесцеремонность соседки стала меня раздражать.

– Ты никак служишь менеджером в салоне, который занимается эпиляцией? – прищурилась я. – Ищешь новых клиентов?

Лера похлопала густо намазанными, несмотря на ранний час, ресницами.

– Экая ты. Вилка, резкая, – неодобрительно покачала она головой, – язык – чистая бритва, шмырь-шмырь, всех отбреешь. Нельзя же так! Я ведь из хорошего к тебе отношения разговор затеяла, деликатно, и что получила?

– Стакан муки, – рявкнула я, – ступай пироги печь, мне собираться пора.

Лера вздохнула, встала, пошла было к двери, но потом обернулась:

– Ладно, другому кому и все равно, а я не могу тебе правду не сказать! Характер у меня такой, кстати, я часто из-за него страдаю! Но мне другие люди не безразличны, я воспитана по-другому…

– Говори быстрее, – велела я.

– Сходи на эпиляцию.

– Спасибо за совет, – спокойно начала было я, но потом не удержалась и рассвирепела:

– Чем тебе мои ноги досадили, а? Пришла в такую рань!

Ради чего?

Лера смущенно кашлянула.

– Муки не хватило, мои на завтрак ватрушки попросили! А вошла к тебе, увидела беду, ну и пожалела! Вот, думаю, бедная Вилка небось мучается, не знает, как избавиться от напасти, дай подскажу ей! Кстати, возьми еще телефон эндокринолога, повышенная волосатость говорит о гормональном нарушении.

Я вытянула ногу.

– С ума сошла? Где ты увидела повышенную волосатость, а?

Лера ткнула пальцем в мою грудь.

– Ну.., там… Извини, конечно. Просто я хочу тебе добра, лишь потому осмелилась. Будь у тебя косые глаза, родимое пятно через всю морду, никогда бы глазом не моргнула, такое не исправить, но ведь волосы можно извести.

Я подошла к зеркалу и в первую секунду испугалась. От шеи вниз бежали черные, торчащие кустами заросли. Но уже через секунду меня начал душить смех.

– Спасибо за совет, это не мои.

– Не твои? – отшатнулась Лера.

– Ага! Дюшкины.

– Чьи?

– У меня на груди шерсть нашей собаки, Дюши, – я попыталась объяснить ситуацию, – я их приклеила!

Глаза у Леры стали медленно расширяться.

– Зачем? – прошептала она.

Ответить правду было невозможно.

– Ну, – замямлила я, – если честно, то.., то… э… Олегу так нравится!

Лера покраснела, схватила стакан с мукой и ринулась в прихожую. Выскочив на лестничную клетку, она вдруг сказала:

– Повезло тебе. Вилка, никому другому о своем счастье не рассказывай. Люди глазливые, позавидуют, и кончится удача!

– С какой стати им мне завидовать? Все как у всех, – попыталась я вразумить Леру.

– Не понимаешь ты своего счастья, – вздохнула соседка. – Олег не пьет, дома редко бывает, не то что мой урод, с утра до ночи в квартире толчется и от скуки всех строит. Я своего муженька давно не волную, хоть собачьей шерстью обклейся, хоть в верблюда нарядись. А у тебя, похоже, который год медовый месяц!

Чуть не зарыдав, Лера унеслась к себе. Я закрыла дверь и пошла в ванную отдирать шерсть. Да уж, удивляться тому, что Сю и Минна обманули всех вокруг, прикинувшись дочерью и вдовой богатых людей, не приходится. Иногда нет никакой необходимости распространять о себе небылицы, люди сами все за вас расскажут, увидят нечто экстраординарное в вашей внешности и сделают неожиданные выводы.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *