Фокус-покус от Василисы Ужасной

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 18

Не успела я записать цифры, как из динамиков, подвешенных под потолком, полилась музыка.

– «Гости из будущего», – сообщила Юля, – ой, какой себе Ева Польна ирокез сделала! А он брекеты надел! Прикол, ваще!

– Ты, Юля, без слуха и без памяти, – покачала головой Полина, – какие «Гости из будущего»?

Это Глюкоза.

– Иди ты, – отмахнулась Юля, – прислушайся! Их же двое подвывает! А Глюкоза одна.

– С доберманом, – засмеялась я.

– «Все секреты по карманам, я гуляю с доберманом», – пропела Юля.

– Нам только пса-вокалиста в эфире не хватало, – вздохнула Полина.

– У Макса Фадеева и собака запоет, а потом суперстар станет, – захихикала Юля, – ты, Поль, не права! Тут еще и парень голосит.

– Глюкоза с Сердючкой, – пояснила Полина, – они дуэт записали!

– Скажите, пожалуйста! – воскликнула Юля. – Я и не знала! Ой, пойду погляжу, что там в витрине у бара стоит. Поль, хочешь пирожное?

Секретарша заколебалась:

– Джинсы треснут.

– Тебе можно спокойно десять кило прибавить, – хмыкнула Юля, – говори, что брать?

Полина чихнула.

– Ну, не знаю, полагаюсь на твой вкус, честно говоря, я все съем, очень уж сладкое люблю, мне нельзя, а жую.

Юля пошла к большой прозрачной витрине, где на полочках была выставлена масса кондитерских изделий.

Поля снова чихнула.

– Вы, похоже, простыли, хотите – выпейте аспирин? – предложила я. – Всегда его с собой ношу, он мне хорошо от головной боли помогает, но только наш, самый простой, импортный, растворимый, который все хвалят, на меня совершенно не действует, правда, странно?

Полина вынула носовой платок.

– Ей-богу, не знаю! У меня аллергия.

– На что?

– На жизнь, – засмеялась девушка, – на лекарства всякие, в частности, на тот же аспирин!

В апреле чуть на тот свет не отправилась, спасибо, Юля рядом оказалась! Представляете, Майкл, есть у нас такой противный парень, решил надо мной пошутить первого числа. Увидел, что я чай пить собралась, и бросил в чашку две таблетки растворимого аспирина. Я в этот момент в шкафу рылась. Думал, повернусь, подойду к столу, а в чашке все бурлит, я испугаюсь, заору… В общем, сунул пилюли, а сам в коридор шмыганул. Только меня Крыжовников к себе позвал. Я прямо от шкафа к нему направилась, а когда из кабинета вышла, чай остыл, ничего в нем не шипело, и пить мне хотелось жутко, ну я и махнула всю чашку разом, а через пять минут такое началось! Отек Квинке, дыхание останавливается, в глазах темно. Спасибо, Юля вошла и тут же «Скорую» вызвала, мне еще повезло, что врачи в двух шагах были. Стали потом выяснять, что произошло, ну и мигом узнали! Майкл про «шутку» уже растрепал. Дескать, смешно придумал, идиот! Крыжовников так обозлился! Уволить его хотел. Только я попросила этого не делать! Майкл кретин, но откуда бы ему про мою аллергию знать?

– Очень глупо устраивать розыгрыш, подмешивая человеку в еду медицинский препарат, – покачала я головой.

– Говорю же, он кретин, – вздохнула Полина, – каялся потом, плакал, объяснял, что считал аспирин абсолютно безвредной штукой вроде пищевой соды.

– Если у вас аллергия на соду, то вы живо на тот свет уедете!

Полина чихнула.

– Верно! Во как меня разобрало! Интересно, из-за чего? В горле саднит, глаза слезятся.

– Выпей что-нибудь противоаллергическое, – посоветовала я, – что тебе помогает?

Полина отмахнулась:

– Ничего. Проглотишь антигистаминное средство, лишь на пять минут легче станет. Я их пить перестала, ну какой смысл травиться? На меня как накатит, так и отпустит. На все реагирую. Может, тут кто из посетителей духами облился?

– Bay, Леська, – донеслось из угла, – и ты это все сожрешь? Ну офигеть просто!

На наш столик опустился поднос, заставленный тарелочками с тортом. Большие куски были украшены горками взбитых сливок и засахаренными фруктами.

– Начинайте, – велела Юля, – я вчера тут такое ела, называется «Мечта балерины», офигеть как вкусно. Сама вам принесла, официантка у них, похоже, повесилась!

Полина пару раз чихнула и потянулась к угощению.

– Юлька, – вновь закричали из угла, – ты же лопнешь!

– Вы мне завидуете, – отозвалась Юля, – вам такое нельзя, а я запросто схомякаю!

В подтверждение своих слов она схватила ложку и принялась азартно истреблять гору взбитых сливок. Полина решила не отставать, было видно, что обе девушки страстные любительницы сладкого.

– Юля, остановись, джинсы треснут! – долетело до нашего столика.

Я обернулась. Две девушки, очень худые, просто прозрачные, сидевшие поодаль от нас, веселились, как могли.

– Юлька, в двери застрянешь, – сказала одна.

– Лифт в доме придется расширять, – подхватила вторая.

– Молчите, – отозвалась с набитым ртом Юля, – думайте о своих лишних килограммах.

Я улыбнулась:

– Знаешь, Юля, у грабель лишнего веса не бывает. Твои подружки смахивают на зубочистки.

– Это группа «Тили-вили», – пояснила Юля, – пятый день одну воду пьют.

– Почему? – удивилась я.

– Продюсер им худеть велел.

– Этим скелетам?

– Ага, сцена ведь десять кило прибавляет! – пустилась в объяснения Юля. – Если в обычной жизни худой выглядишь, то на подмостках ожирелой свиньей кажешься. Мне их прям жаль! Вчера ходили вместе в «Кугель», так Катька даже сок взять побоялась…

Полина отодвинула от себя почти съеденный кусок.

– Юля!!!

– А?

– Ты была с «Тили-вили» в клубе!

– Ага.

– Я же тебя предупреждала!

– Ну так не в рабочее же время! – Полина стала медленно краснеть.

– Отвратительно!

– А че…

– Ничего, – рявкнула секретарша, – мне пора!

Я с недоумением поглядывала на девушку: что случилось? Отчего она вдруг растеряла свое хорошее настроение?

– Ты торт не доела, – залебезила Юля.

– Он скис.

– Очень свежий, – заискивающе улыбалась Юля.

– Мне тоже так вначале показалось, потом поняла, он кислый, – сердито ответила Полина, роясь в сумке.

Юля схватила ложку и быстро доела небольшой кусочек, оставленный Полиной, потом повернулась ко мне:

– Смотри, долопала торт, и ничего! Очень даже вкусный!

Полина встала.

– Десерт протух, «Тили-вили» негодяйки. Я их не заметила, иначе бы никогда здесь не осталась, а тебе советую подумать над своим поведением.

Если станешь и дальше так себя вести, это плохо закончится!

Юля заморгала, на ее детском личике застыло выражение недоумения и обиды. Полина швырнула на стол деньги и сказала мне:

– Отдайте за торт.

– Это за мой счет, – пискнула Юля, – я угощаю.

– Я слишком дорожу своей репутацией, чтобы за чужие деньги есть, – отбрила Полина, – слава богу, мне отлично платят!

Резко повернувшись, девушка ушла, забыв сказать нам «до свидания».

– Во какая, – растерянно протянула Юля, – нехорошо вышло, теперь Полина долго сердиться будет.

– Да что случилось? – спросила я.

Юля вздохнула:

– Боюсь, ты не поймешь.

– И все-таки?

Девушка тяжело вздохнула.

– Знаешь, что такое шоу-биз?

– Смутно представляю. Концерты, гастроли, песни, танцы…

– Это внешняя сторона, – кивнула Юля, – есть и оборотная. Собственно говоря, все очень просто! Есть певица или певец, ими руководит продюсер.

– И зачем он им?

Юля улыбнулась:

– Наивная ты наша! Продюсер – это все! Публика считает, что видит звезду, но ее ведь зажечь надо! И это забота продюсера. Они бывают разные, одни честные, другие нет. Первые стараются помочь артисту раскрыть свой творческий потенциал, иногда ведь как получается: пробует человек один репертуар петь – и ничего не выходит. Вот Катя Лель, сейчас звезда, но помог ей вверх взлететь Макс Фадеев. Катя сама об этом рассказывает, она в отличие от многих благодарный человек.

Макс полностью изменил Катин имидж. Внешность, стиль одежды, песни – все новое. А результат? Да, конечно, сейчас Катерина зарабатывает, и продюсер не внакладе, но знаешь, может, тебе это странным покажется, не всегда все решают деньги.

Катя Лель получает на сцене кайф, а он передается зрителям, все просто. Можно вложить в человека миллион, одеть его, обуть, купить для него песни и потом.., облом. Только не спрашивай меня, отчего один взлетает, а другой шмякается вниз, тут много всего намешано, не об этом сейчас речь, я о продюсерах говорю. Возьмем Романа Волкова, тот совсем по-другому себя вел. Брал молоденькую дурочку, пугал ее по полной программе, покупал песню, простую – ля-ля-та-та! И выпускал на сцену. Людям-то повеселиться охота! Ну и прыгает народ целый год под пустую музыку. «Звезда» с концертами чешет. Потом «сгорает», сил на новый репертуар нет, а Волков никого воспитывать не собирался, он «капусту» рубил, ему с недоучками легче дело иметь было. Выгонит «суперстар» вон и новую возьмет, все сначала пойдет. Думаешь, Роман один такой был? Нет! В свое время группа «Фа-фа» гремела: фанаты, концерты, сборы! Чего только продюсер с ними не проделывал! Жениться запретил, верно рассчитал, если секс-символа изображаешь, нельзя только одной бабе принадлежать. Но кое-кто из парней в загс тайком сбегал, а потом супругу от всех прятал, на разных квартирах жили, по ночам встречались, как шпионы, машины меняли, когда на свидания ехали, мрак! Потом солисты постарели, за тридцать им перевалило, девочки-подростки, основные фанаты, на концерты ходить перестали, и «Фа-фа» умерла. Где теперь парни? Один очень болен, лежит в больнице, денег у него нет, недавно в одной газете о нем статья была с просьбой о помощи, а остальные? Исчезли.

Проект умер. Продюсер их выжал, высосал и выбросил!

В начале девяностых годов вообще беспредел творился. Если назову тебе имена кумиров тех лет, ты никого и не вспомнишь. Где они? Между прочим, они и сейчас молодые еще, могли бы петь!

Остались лишь те, кто из себя что-то как личность представлял. «Русское радио» создавалось специально под шоу-бизнес. Владельцы решили навести в бардаке порядок, отобрать самое стоящее, а дерьмо отсеять, поэтому и придумали «Золотой граммофон». До него премии просто покупались, даже расценки установлены были, но «Русское радио» переломило ситуацию, хочешь верь, хочешь не верь, но на конкурсе все честно, слушатели голосуют. Если не попал в рейтинг, сам виноват. Но некоторые продюсеры никак успокоиться не могут! Игорь Кропов, хозяин «Тили-вили», к Полине разбежался. К Крыжовникову подойти побоялся, решил через Полю действовать, все знают, что она не последний человек на «Русском радио». Пришел, поболтал ни о чем, о погоде, машинах. Поля от Игоря подлянки не ждала, ну и сказала, что хочет тачку менять.

Наутро у нее под окном стояла новенькая иномарка, рядом с ней улыбался Игорь. Он протянул изумленной до колик Полине ключи.

– Бери, она твоя.

– С какой стати? – обалдела Полина.

– Просто от хорошего отношения, – спокойно ответил Игорь, – группа «Тили-вили» тебя любит! Кстати, у нас новая песня. Вот, держи! Готов спорить еще на одну машину, что наш зонг в первую тройку хит-парада войдет и продержится в ней десять недель! «Золотой граммофон» после такого успеха наш будет! Ты уж убеди свое начальство нас в ротацию поставить, твое мнение очень ценят, ты многое можешь!

Полина швырнула в помойку сначала диск, а потом ключи. На работе она моментально рассказала о том, как Игорь пытался всучить ей взятку, и предупредила Юлю:

– Никаких отношений с «Тили-вили». Упаси бог от них хоть конфетку взять.

– Зачем же ты с ними в клуб пошла? – удивилась я.

Юля скомкала салфетку и жалобно протянула:

– Так Катька с Фаиной тут при чем? Хорошие девки и поют не хуже других! Они не виноваты, что у них продюсер идиот. Чего он добился своей дурацкой выходкой с машиной? И потом, я же не в рабочее время с ними тусовалась! А в свободное.

– Есть такое понятие, как некорпоративное поведение, – попыталась я объяснить глупышке ее ошибку.

– Угу, – мрачно кивнула Юля, – слышала! Раньше помощником секретаря у нас Роза Яськина работала. Угораздило ее за Колю Плоткина замуж выйти. Это всем не понравилось! Выгнали их!

– Кого и откуда?

– Розку и Николашу. Он на «Русской зажигалке» передачу вел. Наши Розу посчитали предательницей, а на «Зажигалке» Николая перебежчиком сочли. И каков результат? Нет, все очень прилично сделали! Розка под сокращение попала. Архип ее к себе вызвал и спокойно объяснил: «Вашей ставки больше нет».

Роза в слезы, а Сергеев ее утешил и отправил на радиостанцию «Утро». Позаботился об уволенной, на улицу не вышвырнул, пристроил в отстойный, никому не нужный эфир. После того как она ушла, вакансия снова появилась, и меня на это место взяли. Спасибо Миле Кондратовой, она меня порекомендовала.

– «Русское радио» и «Русская зажигалка» так друг друга ненавидят? – удивилась я. – Чего же им делить?

Юля ухмыльнулась:

– А все! Слушателей, рейтинг, деньги! В темноте и тишине убили бы друг друга, а прилюдно братаются, целуются, просто до смерти «Русская зажигалка» обожает «Русское радио», любит до зубовного скрежета. Ладно, побегу на работу, попытаюсь с Полиной помириться, а то вернется Крыжовников из командировки, она ему нажалуется, не дай бог! Мне неохота с работы вылетать! Ну, звони, ежели чего! Кстати, я за нас расплатилась.

– Спасибо за угощенье!

– А, ерунда, – засмеялась Юля и убежала.

Я посмотрела ей вслед с легкой завистью.

У Юли легкий, хороший характер. Никакая неприятность не способна вышибить ее из седла, она, похоже, искренне не понимает, отчего Полина столь резко среагировала на информацию о ее походе в клуб с солистками «Тили-вили».

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *