Фокус-покус от Василисы Ужасной

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 27

Теперь мне стало ясно, почему Вера не удивилась, увидав, что Архип бьет в закутке Волкова.

Она поняла, по какой причине Сергеев не сумел удержаться и принялся мылить шею подонку!

Когда Вера шла назад с курткой, она отодвинула драпировку и снова увидела Волкова, лежащего на полу, но теперь в луже крови, над ним спиной к официантке стояла девица. На ней красовались джинсы и майка, в какой щеголяли на концерте устроители праздника. Черными буквами на оранжевом трикотаже была сделана надпись «Русское радио».

– Ты.., ты.., ты, – бормотал Волков.

Девушка кивнула.

– П.., п.., полли, ..п.., п… Полина!

Девица издала странный звук.

– П.., п.., п… Полина, п.., п.., понимаю, – хрипел раненый, – п.., п.., понимаю, Полина… Полина.., ты?! Но.., п.., п… Полина! Помоги, помоги…

Отомстила.., п.., п…

Роман затих. Девица продолжала молча стоять над ним. Потом она вдруг коротко рассмеялась и хрипло сказала:

– Прощай, Роман. Архипу конец! Миссия выполнена!

Произнеся эту фразу, сотрудница «Русского радио» вытащила из кармана розовую салфетку, подобрала с пола нож, быстро завернула его в бумагу и исчезла за драпировкой, прикрывавшей вход в буфет.

Вера постояла пару минут в оцепенении, потом собралась с силами, заглянула в лицо Волкову, зажала рукой рот и бросилась к двери в буфет, запуталась в занавесках, упала…

Рокса, получив куртку, недовольно сморщилась.

– Когда время придет, буду знать, кого за смертью посылать.

– Простите, – пролепетала Вера.

– Эй, – насторожилась Рокса, – тебе плохо?

Че бледная такая?

– Душно тут!

– Это верно, – кивнула Рокса, – пять минут назад Полине плохо стало. Чуть в обморок не свалилась. На нее Витас целую бутылку воды вылил, чтобы сознание не потеряла. Пришлось ей майку стаскивать и новую натягивать. Кстати, убери футболку, чего она тут валяется.

Палец Роксы, украшенный дорогим кольцом, ткнул в оранжевый мокрый комок.

– Полина… – протянула Вера, – это кто такая? Певица?

Рокса хихикнула:

– Не, она секретарша самого Крыжовникова, его правая рука, впрочем, и левая тоже. Все ради хозяина сделает! С Полечкой дружить надо!

В голове у Веры мигом вспыхнуло воспоминание: Дана меряет платье в мастерской Элен. «Да Полина за Сергея горло любому перегрызет». В одну минуту официантке стала ясна картина преступления. Волков, обозленный на «Русское радио», подкупил Дымова, тот напечатал отвратительную статью. Архип, не сдержавшись, избил Романа и ушел. На неспособного двигаться продюсера наткнулась Полина и убила мужика. Вера услышала последние слова Романа, произнесенные мучительным шепотом:

– ..п.., п… Полина.., п.., помоги… Отомстила!

Рассказав Ане о своих догадках, Вера воскликнула:

– Теперь я буду в шоколаде.

– Что ты собралась делать? – испугалась подруга.

– Потом скажу.

– Лучше сейчас.

– Отстань!

– Ой, смотри, будь осторожной.

– Отвянь, я не маленькая, – топнула ногой Вера.

Аня замолчала, подруга выглядела сумасшедшей. Глаза Веры лихорадочно блестели, губы потрескались.

– Все теперь у меня будет, – бормотала она, – все! Стану звездой! Это Крыжовников велел Полине прирезать Романа.

– Глупости не неси, – воскликнула Аня.

– Он точно, – лихорадочно твердила Вера, – они все там подлецы! Песни за деньги в ротацию ставят, чужие мелодии воруют! Мою кассету, например!

– Ее Минна стырила, – напомнила ей Аня.

Но Вера была не способна трезво воспринимать действительность.

– Да, он ей велел, – бормотала она, – а потом приказал еще и Волкова убить, чтобы Сергеева подставить. Сразу двух зайчиков убил. И Роману отомстил, и от Архипа избавился. Все, теперь он один хозяин!

– Еще Анатолий Богдан имеется.

– И с ним потом разберется, – выкрикнула Вера, – ловко придумано. Вот черт!

– Ты о чем? – спросила Аня.

Вера скривилась.

– Да сперла у гадины Светки из сумочки помаду, дорогая штучка, золотой футляр с брюликом.

Сю бросила косметичку, а я постаралась, сунула добычу в карман, а теперь не найду. Пропала помада! Потеряла я ее. Жаль! Продала бы ее!

* * *

На следующий день Аня проснулась около полудня. Веры не было. Недоумевая, куда могла подеваться подруга, Аня поплелась пить кофе, но едва она насыпала коричневые гранулы в чашку, как на кухню ворвалась Вера и заорала:

– Ага! Вот и улика!

Аня уронила ложку.

– Ты о чем?

– Я ездила на «Русское радио»!

– Зачем?

– Надеялась с Крыжовниковым поговорить!

– Офигела совсем.

– А вот и нет! Думала, скажу ему: «Эй, лысик, хочешь, чтобы я молчала, ставь меня в ротацию».

Аня замахала руками:

– Ужасно! Скорей собирай чемодан и уезжай домой.

Вера плюхнулась на табуретку.

– Ты с потолка упала? За фигом мне в Зажопинск рулить, когда наконец счастье привалило?

Да Крыжовников, чтобы хвост из капкана вытащить, меня в зубах на «Золотой граммофон» принесет. О-о-о! Лучшая премия моя!

– Вера, очнись!

– Моя! Моя! Слава! Фанаты! Деньги! Да мне Пугачева кланяться станет! О-о-о, – ликовала потерявшая всякий разум Вера.

– Ты еще не записала ни одного шлягера! – напомнила ей Аня. – Тебя никто не знает, ты близко к сцене не подходила. Очнись! Пойди прими холодный душ и бегом на вокзал.

– Крыжовников все для меня сделает!

– Уматывай живо!

– Еще чего!

– Тебя убьют!

– Никогда! Я свидетель!

– Свидетелей как раз и убирают!

– У меня есть улика, – заверещала Вера, – вот!

Лихорадочно трясясь, девушка расстегнула сумку и выложила на стол розовую салфетку с золотой надписью «Монте-Карло».

– Зачем тебе она? – изумилась Аня.

Вера радостно рассмеялась:

– Сюда смотри! Видишь? Это что?

– Газета «Жизнь», – ответила Аня.

– Читай статью, подписанную «Ирина Еремина».

Аня уставилась в текст.

– Вот этот абзац, – Вера поставила на нужное место палец, – здесь!

– «Нож, завернутый в розовую салфетку с золотой надписью „Монте-Карло“, был обнаружен в портфеле Архипа Сергеева», – медленно озвучила текст Аня. – И что?

– А то! Вот она, сия салфетка!

– Та самая? Как она к тебе попала? И крови на ней нет.

– Слушай! Приехала я на «Русское радио», попала внутрь…

– Как?

– Элементарно, это не важно, – рассердилась Вера, – потом объясню, если захочешь. Ты о другом сейчас думай! Пошла в приемную Крыжовникова, за столом девчонка сидит, молодая…

Вера вежливо улыбнулась:

– Здравствуйте, Полина.

– Она уехала, – ответила девица, – меня Юлей зовут, я помощник секретаря.

– Мне бы к Крыжовникову попасть, – промямлила Вера.

Юля покачала головой:

– Его сейчас нет. Будет не скоро.

– Жаль, – протянула Вера, – а Полина когда вернется?

– Завтра.

– Эх, зря ехала! – покачала головой Вера.

Наверное, на ее лице отразилось глубокое разочарование, потому что Юля мило предложила:

– Хочешь чаю? С конфетами?

Вера кивнула:

– Давай.

Юля встала, вынула из шкафа коробку «Ассорти», заварку, включила чайник, положила на стол пачку салфеток. Вера уставилась на розовые прямоугольники. Она сразу вспомнила, что видела именно такой в руке Полины, когда та заворачивала нож. Да и любимая девушкой газета «Жизнь» сообщила о такой же.

– Надо же, – пробормотала Вера, – какие у вас салфетки, просто вырви глаз, их вместо флага использовать можно, за километр видно. Очень цвет ядовитый!

Юля хихикнула:

– Ага! Знаешь, почему так получилось? Всякие мелочи в офис типа салфеток Полина покупает.

Она раньше приобретала такие интеллигентные, светло-серые. Но у Архипа болезнь есть, он дальтоник, видит салфетки и не поймет, что это такое, цвет не различает, ну и кажется ему, что это то ли листы из блокнота, то ли еще что. Вот Поля и постаралась такие найти, чтобы Сергеев больше не путался. Отрыла эти с безумной надписью. Уж не знаю, где она нашла красоту неописуемую. Правда, они только с виду жуткие, а на самом деле качественные, прочные, от воды не разваливаются.

Юля продолжала непринужденно болтать. Похоже, она была девушкой веселой и доброй, угостила конфетами незнакомую ей Веру и потрепалась с ней о всякой ерунде.

Аня помяла в руках салфетку:

– Тоже мне, улика! Прямо смешно.

– Ты это зря, – застрекотала Вера, – ну-ка вспомни, какие салфетки мы используем на банкетах? А для того концерта мы все приперли, устроители лишний раз париться не пожелали! Посуда одноразовая: стаканчики, тарелочки, ложечки пластмассовые и салфетки наши были.

– Мы белые привозим, – не понимая, куда клонит Вера, ответила Аня, – самые дешевые, отечественные.

– Верно, – кивнула Вера, – проще не бывает, все равно потом их выбрасывать. Поняла теперь, как дело было? Крыжовников велел Полине убить Романа. Момент-то был подходящий! Архип Волкова избил! Почти до полусмерти! Отмутузил и ушел! А Сергей Полину отправил дело закончить!

– А как же он узнал про драку? – спросила Аня.

Вера усмехнулась:

– Ты совсем мышей не ловишь, Архип небось сам ему все рассказал. Вернулся в зал и сообщил про происшествие.

– И зачем ему об этом докладывать?

Вера спокойно положила салфетку в карман.

– Архип и Сергей дружат еще с институтской поры, ясно?

Аня покачала головой, но Вера вдруг вскочила и засуетилась:

– Мне пора.

– Куда? – удивилась Аня.

– Да так, – уклончиво ответила подруга, – зря некоторые люди полагают, что им все можно! Пойду побеседую с одной личностью!

– С кем? – напряглась Аня.

– С Элен, – буркнула Вера и умчалась.

Больше девушкам не удалось детально побеседовать. Как назло, в следующие дни навалилось много работы, а обслуживая банкет, много не поболтаешь. Можно, конечно, отбежать покурить, но ведь вести серьезные разговоры лучше, когда вы находитесь наедине. Утром же Аня спала, а Вера куда-то убегала. Возвращалась она каждый раз со все более загадочным видом, на вопрос Ани:

«Да что происходит?» лихорадочно отвечала:

– Потом. Ей-богу, сейчас мне не до рассказов!

Очень скоро из газет новость узнаешь: на небосводе эстрады зажглась новая звезда! Эстер!

– Это кто? – заинтересовалась Аня.

– Я, – ответила Вера, – песни мои уже взял один человек, скоро начну в студии работать!

Потом Вера не пришла ночевать, встретились подруги на работе.

– Ты где была? – кинулась к ней Аня.

– У Элен, – тихо ответила та и добавила:

– Ну нет, я еще ему покажу!

– Кому? – Аня пыталась разобраться в ситуации. – По-моему, ты дурью маешься. Пошли в гардероб, на атасе постоишь! Видишь, какие сегодня перцы собрались? Вон Крыжовников! Он точно не упомнит, где портмоне посеял!

– Где он? – воскликнула Вера.

– Тут бродит, – ответила Аня.

В этот момент появился метр и велел быстро брать подносы. Часа два Аня носилась словно заведенная, потом вдруг снова столкнулась с Верой.

Та шла с пустыми руками.

– Домой собралась? – удивилась Аня.

– Нет, поговорить кое с кем надо! – загадочно улыбнулась Вера.

Прошло еще некоторое время, и Аня приметила, как подруга выруливает из полутемного коридорчика, ведущего к так называемым гостиным, о существовании которых знали лишь завсегдатаи клуба. Лицо Веры было красным, помада размазалась, тушь потекла.

– Эй, ты в порядке? – осторожно осведомилась Аня.

– Пойду во двор покурить, – устало ответила Вера, – подышу воздухом, прикрой меня, если что!

– У тебя неприятности? – попыталась узнать правду Аня.

Вера вяло пожала плечами.

– Нет, просто что-то не стыкуется.., не получается! Но я своего добьюсь! Ладно, сделаю так, как мне посоветовала Элен.

Аня не успела задать следующий вопрос, потому что стоглазый метр заорал:

– Верка, отопри мусор на помойку!

Девушка шмыгнула на кухню. Больше ее живой никто не видел.

– И ты не в курсе, какой совет Элен дала Вере?

Аня покачала головой:

– Догадываюсь лишь, что Вера, наверное, решила шантажировать Полину. Небось заявила ей: либо мои песни звучат на «Русском радио», либо окажешься за решеткой. Вот Полина и убрала проблему. А потом, наверное, она порасспрашивала кого надо, узнала про нашу дружбу и решила от греха подальше и от Анечки избавиться. Знаете, как страшно, мне кто-то пару раз звонил и молчал в трубку.

– Хулиганы небось!

– Боюсь я, – зарыдала Аня, – спрячьте меня, умоляю.

Я взяла телефон и позвонила Лариске Капкиной.

– О боже, – простонала та, – кто там? Вы на часы смотрели?

– Ларис, – перебила ее я, – квартира твоей покойной свекрови занята?

– Нет, – зевнула Парка, – а что? Господи, Вилка, ты не могла с этим животрепещущим вопросом до завтрашнего, то есть уже сегодняшнего, утра подождать?

– Можно мне туда на некоторое время одну свою родственницу поселить? – быстро спросила я.

– В эту нору? Да там одна комната в блочной развалине, ее сносить собираются. Кухня четыре метра, ванна стоячая, вернее, просто душ… И расположены апартаменты хрен знает где, и ремонта нет!

– Так нельзя?

– Конечно, можно, просто мне стыдно. Мебель колченогая, и грязно, я там не мою, а зачем?

Квартира-то заперта…

– Где твой шофер?

– Спит небось!

– Может он утром, как можно раньше, привезти ключи, а потом доставить мою гостью в квартиру твоей свекрови?

– Говори, к какому часу ему подъехать?

– Ну.., в шесть. Извини, что побеспокоила.

– Заметано, – зевнула Лара, – никому эта комната не нужна. Продать ее давно надо. Но Юрка не соглашается, все булочки вспоминает.

– Какие булочки? – не поняла я.

Лариска хихикнула:

– А когда мы поженились, Юрка начал меня грызть! Каждую фразу заканчивал словами «моя мама лучше делает». Прямо до обморока довел.

Сварю суп – «моя мама лучше делает», наверчу котлет – «моя мама лучше делает», поглажу рубашку – «моя мама лучше делает». Но, в конце концов он заткнулся, понял, что я шикарно готовлю, если честно, его мамашке до меня далеко было! Вот только булочки мне не удавались, хоть плачь! Напеку, попробует Юрчик и бурчит: «Мамины лучше! Тесто вкуснее!»

Лариску заело. Она принялась откапывать разные рецепты и готовить тесто: на желтках, сметане, кефире, молоке, сливках… Добавляла цукаты, изюм, покупала корицу в магазине, на рынке, самостоятельно молола ее в порошок… Все Юре было не так.

Он упорно твердил:

– Супы у тебя хорошие, вторые вкусные. Салаты классные, но булочки лучше всех печет мама! С корицей! Выпечка просто тает во рту.

В конце концов Лариска надыбала какой-то невероятный рецепт и прыгала около теста шесть часов, наивно полагая, что вот теперь свекровь окажется посрамленной. Но Юра, откусив от необыкновенно вкусной, нежной, сдобной плюшки, вновь скривился и произнес сакраментальную фразу:

– У мамы булочки лучше.

Вот тут Лариска сдалась. Наступив ногой на собственную гордость, она позвонила свекрови и попросила:

– Наталья Михайловна, дайте мне рецепт ваших булочек с корицей.

– Пожалуйста, – охотно согласилась та, – да особых секретов и нет. Возьми тесто, разрежь на полоски, посыпь корицей, смешанной с сахарным песком, заверни рулетом и ставь в духовку.

– Это понятно, – в нетерпении воскликнула Лариска, – а само тесто как делать? Ну из чего оно?

– Не знаю, – спокойно ответила Наталья Михайловна.

Лариска обозлилась до слез. Да, не зря говорят, что мать мужа сладко смотрит, а жалит больно! На болтала ерунду, про посыпку корицей, а самое главное решила утаить! Хочет всегда дудеть сыну в уши: «Такие булочки ты только у мамочки поешь!

Твоя-то не может подобные испечь, плохая хозяйка».

Не успела Лара налиться желчью, как свекровь простодушно добавила:

– Я никогда не интересовалась, из чего они его замешивают. Спускаюсь на первый этаж, у нас там кулинария находится, и беру готовое тесто.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *