Фокус-покус от Василисы Ужасной

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 31

– Что? Что? – засуетилась я.

– Ничего, – вздохнул Крыжовников, – слушай дальше. Естественно, Алина сообщает Дэвиду о произошедшем, тот приходит в ужас и велит сестре немедленно уезжать куда подальше.

– Поняла! – заорала я.

Лиза, чуть не упав с подоконника, с укоризной пробубнила:

– Ну разве можно так визжать.

Но я радовалась, как ребенок:

– Ясно теперь, почему Дэвид Брюлов бросился ко мне с деньгами, услышав от своей секретарши, что писательница Арина Виолова потеряла визитку, полученную намедни от Алины Вероника, хозяйничающая в приемной, спутала имена Полина и Алина и подняла крик. Наверное, у меня дикция плохая. Дэвид хотел выяснить, что я знаю про Алину!

Бруно улыбнулся:

– Знаешь, в этом деле много людей, кто не правильно расслышал информацию, в частности, имена и названия.

– Ты о чем? – удивилась я.

– Сотрудница справочного бюро вместо телефона «Русского радио» дала тебе номер «Русской зажигалки», а еще.

– завел было диджей, но мне не хотелось слушать глупости, которые нес Бруно.

– А еще мне непонятна одна ситуация, – повернулась я к Сергею.

– Только одна? – серьезно поинтересовался тот.

– Пока да. Ты говорил, что Иван Семенович очень любил Алину. Отчего же он ее не искал?

Крыжовников кивнул:

– Хороший вопрос. Алина не хотела, чтобы отец поднял на ноги всю милицию страны вкупе с частными детективами, поэтому оставила любимому папе письмо примерно такого содержания: она не хочет работать на «Русской зажигалке» и вообще не собирается больше нигде служить, потому что к ней наконец пришла любовь. Ее избранник – простой фермер из далекой уральской деревни. Алина уезжает с ним и будет счастлива, копая огород и рожая детей. Крестьянин, правда, пьет, но Алина его вылечит.

Дочь очень хорошо знала амбициозную, снобистскую натуру отца. Зять, сельский пьяный житель, – это удар ниже пояса. Приди Алине и впрямь подобная идея в голову, папенька просто выставил бы дочурку из дома. Прочитав послание, Иван посерел и сказал Дэвиду:

– Моя дочь погибла. Ушла с работы и домой не вернулась. Пусть ее лучше считают жертвой маньяка, чем знают правду. Проговоришься кому – ты мне не сын!

Дэвид молча кивнул, лишний раз подивившись хитрости сестры, так хорошо продумавшей дело.

Может, в Алине проснулись гены отца? Вон как все обстряпала!

Ну да ладно. Вернемся в наш закуток. Вера молча наблюдает за черноволосой девушкой, та уходит. Официантка боком протискивается мимо тела, ей немного страшно, поэтому она изо всех сил старается пройти как можно дальше от трупа, путается в занавеске, падает как раз около того места, где упала и ты, встает и идет в буфет. На полу возле потерянной госпожой Таракановой сумочки остается лежать…

– ..губная помада Сю, выпавшая из кармана Веры, – закончила я за него, – они с Аней воровали у гостей вещи и деньги!

– Правильно, – кивнул Крыжовников, – Вера утащила у сестрицы золотой тюбик с бриллиантами! Ты сама мне только что рассказала про свой разговор с Аней. Сайкина припомнила, как расстроилась Вера, поняв, что посеяла добычу.

Едем дальше. Спустя некоторое время после убийства Волкова Алина приходит в себя и обретает способность мыслить спокойно. Наверное, в девушке и впрямь внезапно проснулись гены, доставшиеся от отца. Потому что Алина начинает рассуждать четко, логично и без всяких ненужных эмоций. Она понимает: Минну надо убить. Певичка глупа, болтлива и может случайно наговорить лишнего. А именно: вспомнит, что Архип на ее глазах отдал коробку с ножом секретарше и велел:

«Отнеси в кабинет». Если Минну начнут допрашивать, а это обязательно произойдет, ведь с певицей уже побеседовали, но бегло, просто у нее спросили, дарила ли она нож Сергееву, так вот, если Минну станут как следует трясти, она рано или поздно вспомнит, что Архип не оставил презент у себя, а отдал его Алине. У следователя возникнет вполне логичный вопрос: кто же воспользовался острым лезвием?

Быстро сориентировавшись, Алина договаривается с Минной о встрече в клубе «Джанго», хорошо подпаивает любящую спиртное девицу, а когда та начинает буянить, выпроваживает ее на улицу…

– Там еще и Сю была! – вякнула я.

– Может, и так! Только Алина повезла Минну домой одна. Когда Алину арестуют, мы узнаем, планировала она сразу столкнуть Минну в овраг с «водой или эта мысль пришла ей в тот момент, когда певичка, спотыкаясь на высоченных каблуках и пошатываясь, побрела по узкой дорожке к своему дому.

Дэвид, узнав об очередном преступлении, совершенном сестрой, приходит в ужас. Он начинает рыдать и пытается остановить Алину:

– Ты сошла с ума! Тебя поймают!

– Никогда, – отчеканила та, – а ты мямля, папа прав! Пугаешься собственной тени! Мы же хотим утопить «Русское радио». Или нет?

Дэвид, видя безумные глаза сестры, испуганно кивает:

– В общем, да.

– Вот и молчи, – рявкает Алина, – сейчас я доведу дело до конца и уеду жить за границу лет на пять-шесть. Когда вернусь, все начисто забудут Волкова, Минну и Сергеева. Да о них небось через пару месяцев никто и не вспомнит.

– Мне страшно, – бормочет Дэвид.

– Не дрейфь, – велит Алина, – все пройдет классно. Я отличная актриса, хоть меня и выперли из всех театральных институтов…

– Эй, эй, – подскочила я, – по-моему, ты увлекся! Откуда ты знаешь, о чем разговаривали Алина и Дэвид? Ты же с ними третьим не сидел?

И кто рассказал тебе еще массу всяких деталей?

Бруно засмеялся, а Крыжовников спросил:

– Ты полагаешь, что я мог спокойно смотреть на то, как Архипа сажают в кутузку? Я много лет знаю Сергеева, он не способен ударить ножом беспомощного человека, который лежит у его ног без сознания. Следовательно, кто-то подставил Архипа, а у меня с друзьями принцип как у мушкетеров: все за одного и один за всех. Мы в разных переделках побывали. Нам было по тридцать лет, когда мы оказались в такой заднице! Партнер по бизнесу оказался наркоманом, и мы с Архипом остались с огромной суммой долга и с невыполненными обязательствами. Естественно, на нас наслали бандитов, времена еще те были, эпоха гнилого российского капитализма. Мы выкарабкались, стали после этого почти катастрофического казуса еще больше ценить дружбу, уважать заработанные деньги и научились осторожно относиться к людям. А еще меня один раз похитили, я как раз в тот момент направлялся на первое свидание к своей будущей жене. Как видишь, опять все закончилось хорошо, сижу перед тобой, целый, невредимый, и рассказываю сейчас о прошлых неприятностях лишь с одной целью: хочу пояснить, что мы друг друга в беде не бросаем. Естественно, как только Архипа задержали, мы наняли адвокатов, а потом обратились к частным структурам и сами стали думать: ну кому выгодна «посадка» Архипа? Среди прочих всплыла и фамилия Брюлов. Тогда мы пошли дальше и решили, что на «Русском радио» работает засланный казачок. Кто он? Или она?

В общем, не стану тебя утомлять подробностями, у нас в результате появились три кандидатуры, и за всеми мы стали вести наблюдение – грубо нарушали закон, подслушивали телефонные разговоры, подсматривали, вынюхивали… И вскоре точно узнали, что к чему. К сожалению, мы действовали недостаточно быстро и оперативно. Из-за этого погибла Вера.

– Кто ее убил? – тихо спросила я.

Крыжовников скривился.

– Понимаешь, когда Вера говорила со мной в клубе, я еще не знал главных действующих лиц спектакля. Мы получали от детективов отчеты за прошедшие сутки утром, на следующий день. Я забросил работу на радио, там пахал один Богдан.

Всем вокруг было объявлено: Крыжовников уехал за границу, а на самом деле…

– ..мы переместились сюда, на съемную квартиру, – потер руки Бруно, – тут был штаб. Так вот тем утром пришли данные слежки за Верой. Поговорив с Сергеем, девица вышла в зал и увидела…

Алину. Та за время работы на «Русском радио» успела свести дружбу со многими артистами, и ее приглашали на всякие вечеринки.

Вера в тот момент находилась почти в истерическом состоянии. Ее беседа с Крыжовниковым прошла не так, как она хотела, попытка истребовать с сестры деньги на раскрутку тоже окончилась неудачно. Кругом облом. А в тот день мы еще не знали, что к чему. Верой заинтересовались, но девушка попала в круг причастных к делу лиц совершенно случайно. Выйдя из гостиной, она подошла к Алине, за которой уже велась слежка, и стала ей что-то шептать. Детективы взяли на заметку Веру и попытались получше расслышать разговор. Им это удалось.

– Я знаю, что ты сделала, – сказала Вера.

– Ты о чем? – удивилась Алина.

– Видела ножик в розовой салфетке, – шепчет официантка, – и то, как ты убила Волкова. Я знаю все.

Наверное, Алина испугалась до потери пульса, но виду не подала.

– Не понимаю, о чем ты толкуешь, – пожала она плечами.

– Тридцать тысяч баксов, – заявила Вера, – от тебя и того, кто велел убить Волкова. Назвать его фамилию?..

– Вера думала, что приказ зарезать продюсера исходит от Сергея, я сама так полагала! Ведь ты сразу позвонил Рыжкову, предупредил насчет Карно… Ну вот я и решила! – перебила его я.

– С какой стати? – подскочил Крыжовников. – Да, я сообщил приятелю, что имел неприятный разговор по поводу Кирилла со странной девицей. Карно, кстати, не очень нравился Рыжкову, вызывал некоторые сомнения своим не всегда адекватным поведением. Да и то, что он выкормыш Волкова, не улучшало ситуацию. Волков, как правило, имел дело с ущербными персонажами, абсолютно подавлял их, лишал последней воли, заставлял петь то, что считал нужным, бил певиц, замешивал скандалы… Карно, безусловно, талантлив, но как работать с человеком, которого перемолол Волков? Знаешь, согнутую траву трудно выпрямить!

– Песни, которые исполнял Карно, написала Вера, – тихо сказала я, – Волков попросту украл кассету.

Лиза брезгливо поморщилась:

– Случается и такое.

– А зачем Волков взял Минну, – продолжала удивляться я, – если у той не было мужа-богатея?..

С какой стати он принялся раскручивать девушку?

Не думаю, что из милосердия!

Сергей ухмыльнулся:

– Нет, конечно. Понимаешь, люди в шоу-бизнесе делятся на группы: элита, первый сорт, второй.., пятый… В Москве на слуху лишь с десяток имен, суперзвезд, остальных не видно и не слышно. Что тебе скажет имя Нина?

– Ничего.

– Вот именно! А тем временем Нина весьма успешно катается по провинции, зарабатывая себе и продюсеру на кусочек сыра. Если у нас останутся одни звезды наивысшей категории, сотни тысяч людей лишатся зрелищ. А так прикатывает в какой-нибудь сельский Дом культуры за пару тысяч километров от столицы группа «Ура», и все счастливы. На афишах написано: «Звезды из Москвы».

В принципе, это правда, певцы прибыли оттуда.

Костюмы яркие, песни, правда, из чужого репертуара, но парни приветливы, охотно поют на «бис», снимаются на память с поклонниками. Зритель в восторге, группа тоже. «Ура» без шансов набрать зал в Москве, но у ребят есть свой зритель.

Минна была из таких, третьесортных. Волков любил работать с ними, знал, стервец, что больше пяти лет Минна и ей подобные не выдерживают, они пашут на износ, дают по четыре концерта в день, меняя площадки, города и села. Такие певицы приносят доход продюсеру, они абсолютно бесправны, глупые девушки, желающие стать Пугачевой. Волков немного вложился в Минну, а потом начал ее «доить». Кстати, Минна была совсем не бесталанна, у нее имелся голосок, кое-какая энергетика. Попади она не к Волкову, ее жизнь могла сложиться по-иному, – Так что было дальше с Верой? – вернула я Сергея назад.

– Она отошла от Алины, походила по залу, потом ей велели вынести мусор на помойку. Вера схватила тяжелый мешок, выволокла его во двор, за ней вышла Алина. Что между ними произошло дальше, остается лишь догадываться. Во двор за ними сыщики не пошли, ведь там негде было скрыться. А когда Алина вернулась, было уже поздно. Очевидно, Алина пыталась поговорить с Верой, потом толкнула ее, та упала на острый край железного бака горлом.

Убийца моментально исчезла в клубе. Вера осталась лежать во дворе.

Алина была спокойна. Все свидетели убраны, осталось лишь устроить последнее представление.

Она сначала договорилась с Автандилом Евгенидзе о взятке, а потом отправилась в «Желтуху» и рассказала небылицы о Крыжовникове. Причем Алина притворилась директором Евгенидзе, возмущенным поборами. И еще она показала репортеру «Желтухи» «расписку» Сергея Крыжовникова.

– Где она ее взяла?

– Сама напечатала!

– А подпись?

– У секретаря есть факсимиле.

– И «Желтуха» поверила?

– А почему нет? Эта газета и не такое опубликовать может, если допустит ошибку, просто, не испытывая стыда, извинится. «Желтуха» постоянно с кем-то судится, это ее хлеб: скандалы, сплетни, адвокаты… Алина могла считать свою роль выполненной. По ее мнению, «Русскому радио» наступил конец, осталось лишь тихо уехать, но она решает день-другой на всякий случай подождать.

– Алина не побоялась, что ее узнают?

– Откуда? Евгенидзе никогда не бывал на»

«Русском радио».

– А в «Желтухе» ее не узнали?

– Небось сумела загримироваться, – вздохнул Бруно, – это нетрудно.

– Ну уж нет! – закричала я.

– Что нет? – удивился Бруно.

– Полина-то исчезла! Мне об этом Юля сказала! И вообще откуда взялось ее письмо? Она же в нем дала адрес этой квартиры, вашего штаба по спасению Архипа, тут что-то не так!

– Котик, – ласково сказал Бруно, – ты очень глупа!

В этот момент раздался звонок в дверь.

– Все по местам, – зашипел Крыжовников и прошел в коридор, таща меня за собой.

Бруно и Лиза молнией метнулись за ним. Дальнейшие действия происходили в полнейшей тишине, Диджей юркнул в шкаф, Крыжовников втолкнул меня в туалет и сам влез туда же.

– Кто там? – слабым голосом спросила Лиза.

– Я.

– Кто «я»?

– Не бойся, я пришла помочь, – объяснили из-за двери, – прочла письмо и поняла, что не могу бросить тебя в беде. Мы же подруги.

– Хорошо, открываю.

– Давай. Ой, почему так темно?

– Боюсь свет зажечь.

– А что ты так хрипишь?

– Дико простудилась, ау, больно, не надо, ау…

Крыжовников вылетел из санузла, я за ним, Бруно выпал из шкафа. В полумраке прихожей мои глаза различили две фигуры, одна лежала на полу, вторая наклонилась над ней. Увидав нас, женщина метнулась к двери, но не тут-то было.

Сергей, словно гепард, прыгнул вперед и сбил ее с ног. Бруно кинулся к Лизе, вспыхнул свет.

– Ага, – заорал диджей, показывая пальцем на шприц, лежавший на полу, – вот оно, орудие убийства!

– Лиза, ты жива? – кинулась я к сотруднице «Русского радио».

– Вроде да, – прохрипела та, вставая, – она меня уколола больно, вот сюда. Но я сумела вывернуться.

– Надо срочно звать милицию, – бушевал Бруно, – такая улика!

Крыжовников, стоя коленями на спине поверженной Полины, молча, сопя от напряжения, связывал своей секретарше руки.

– Врача вызывайте, – заорала я, – как вы посмели так рисковать. Вдруг бы она отравила Лизу!

Пристрелила ее!!! Удушила!!! Зарезала!!! Вы уроды!!!

– Мы же были рядом, – начал оправдываться Бруно.

– Нам нужны улики, – пропыхтел Сергей.

– Их у вас полно! – не успокаивалась я. – Материалы слежки, прослушки…

– Мы не можем их представить в официальные органы, – морщась, пояснила Лиза, – подведем людей, которые ради нас нарушили закон…

– Поэтому, – подхватил Сергей, перебираясь от связанных рук Полины к ее ногам, – поэтому мы и расставили ловушку. Написали письмо, указали этот адрес. Так и знали, что она клюнет!

Мне вдруг стало жарко, щеки вспыхнули изнутри огнем.

– Что-то я не понимаю… Полина клюнула на письмо, которое написала сама? Это как?

– Ты ничего не поняла, – протянул Бруно.

Лиза засмеялась, а Сергей схватил пряди черных волос и поднял голову лежавшей.

– Смотри, горе-детектив, – велел он.

Я уставилась в красное, злое лицо секретарши.

Ее карие глаза были полны такой ненависти, что мои ноги подломились в коленях. Я медленно опустилась на пол и прошептала:

– Нет, это невероятно!

– Узнаешь? – прищурился Сергей.

Я молча кивнула, слова не шли из горла. Было от чего онеметь.

Злобная морда принадлежала не Полине. Передо мной со связанными руками и ногами лежала…

Юля.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *