Фокус-покус от Василисы Ужасной

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 6

В довольно просторной комнате сидел вполне симпатичный молодой брюнет. Он вынул мою сумку и попросил:

– Проверьте, все ли на месте.

Я вытряхнула содержимое на стол. Косметика, кошелек, ключи, паспорт, телефон. На дисплее виднелась надпись – «Звонков без ответа: 10».

Я машинально нажала на клавишу. Так, кто меня искал? Тамара, Семен, Олег, Федор и шесть вызовов от Лариски, последний был сделан лишь пару минут назад.

– Порядок? – осведомился майор.

– Да.

– Отлично, давайте оформим бумаги, и забирайте потерю.

– Как она к вам попала? – полюбопытствовала я.

– Помните, где ее обронили?

Вот уж дурацкий вопрос! Кабы я знала, пошла бы и взяла.

– Нет.

– Ну хоть приблизительно.

– Думаю, в концертном зале.

– Верно, а более точно?

– В коридорчике, за занавеской, там такое укромное местечко!

– Да? Отчего вы так решили?

– Ну, я просто рассуждаю логично. Шла по коридору, сумочка при мне была, потом я упала, кое-как встала и убежала, испугавшись, в буфет. Гляжу, ридикюльчика нет. Хотела пойти его поискать, но не получилось, я думала…

– Чего же вы испугались?

– Драки, – честно призналась я, – там двое мужчин друг друга колошматили.

– И как они выглядели?

– Один в кожаных штанах и такой укороченной куртке или пиджаке, другой в джинсах, – принялась я старательно вспоминать.

– Виола Ленинидовна, – торжественно объявил Рагозин, – ваша сумка была найдена недалеко от тела Волкова Романа Яковлевича.

– Я никого не убивала!!!

– Нет, конечно, мы уже задержали предполагаемого убийцу, но вы бесценный свидетель, на глазах которого разворачивалась драма.

– Нет, нет, – замахала я руками, – я очень перетрусила и поспешила удрать.

– Но драку видели?

– Да.

– До какого момента?

– «Кожаные штаны» сели верхом на «джинсы» и принялись бить мужчину лбом о пол.

– Отлично. Вы должны помочь следствию.

– Да я бы с радостью, но как?

– Сумеете опознать одного из дравшихся?

– Ой, нет!

– Почему?

– Я очень боюсь мертвых!

Станислав Иванович прикусил губу.

– Я не намеревался показывать вам труп. Пойдемте.

Если вы по случайности, не совершив никакого преступления, попали в поле зрения милиции, запаситесь терпением. Больших бюрократов, чем сотрудники МВД, просто нет на свете, даже таможенники и налоговики меркнут перед ними, а нотариусы кажутся очаровашками. Столкнувшись с правоохранительными органами, вам придется подписывать бесконечные протоколы, заполненные неразборчивым почерком, постоянно демонстрировать паспорт и тупо сидеть на обшарпанных стульях под дверями разных кабинетов, ожидая, пока люди в погонах решат всякие формальные и бытовые вопросы типа добывания машины, которая повезет всех на место происшествия.

В конце концов, страшно устав от бесцельного времяпрепровождения, я оказалась в комнате, заполненной людьми.

– Вы видели мужчину в кожаных штанах со спины? – уточнил Станислав.

– Да, – ответила я.

– Хорошо, – кивнул майор, – сейчас начнем, пройдите сюда.

Меня впихнули в следующее помещение. У стены затылками к вошедшим стояло пять типов примерно одинакового телосложения. Все они были облачены в кожаные штаны и курточки.

– Узнаете? – спросил Станислав.

– Кого?

– Того, кто бил Волкова.

– Ну , нет.

– – Присмотритесь.

– Они все очень похожи.

– – Будьте внимательны, от ваших показаний зависит судьба человека, сосредоточьтесь, не торопитесь.

Я стала медленно осматривать мужчин. Первый не подходит, волосы длинные. У второго короткие ноги. Четвертый тоже ни при чем, он кудрявый.

Третий или пятый? Глаз упал на брючные ремни, видневшиеся из-под курток. У пятого он был самый что ни на есть простецкий, черный, а вот третий нацепил пояс, украшенный железными клепками.

Я ткнула пальцем в «заклепанного» мужчину.

– Это он.

– Точно?

– Абсолютно.

– Вы уверены?

– Да.

– По каким приметам опознали данное лицо среди присутствующих?

Ну, я обозревала-то не лицо, а, так сказать, «вид сзади».

– Видите пояс, – принялась я объяснять, – он украшен железками, очень приметный…

– Все свободны, – велел, выслушав меня, Рагозин Четверо парней ушли. Один остался.

– Видите, Сергеев, – беззлобно сказал Станислав, – как ни крути, а свидетели найдутся.

Мужчина обернулся, лицо его было злым.

– Ну и где вы откопали эту бабу? – рявкнул он. – Думаете, испугали? Вот сейчас я начну плакать и каяться? Ерунда, хоть сто стукачек притащите, результат будет один: я никого не убивал.

Она врет.

– Я никогда не лгу! – подскочила я. – Видела драку, стояла за занавеской.

– Там никого не было!

– Я, по-вашему, «никто»? «

– По-моему, тебе лучше помолчать, – взвился Сергеев.

– Но драка была? – уточнил Станислав.

– Я не отрицал этого. Роман сам нарвался, вот я и дал ему пару раз.

– А потом разошелся, схватил нож…

– Нет! Наподдал и бросил его, он был живее всех живых, только лежал на полу.

– Встать не мог?

– Пытался, я его пнул и ушел.

– Пнул ножом.

– Ногой, – заорал Архип, – правой!

– Каким же образом нож, при помощи которого было совершено преступление, оказался в вашем портфеле?

– Не знаю.

– Вы сначала избили Волкова, нанесли ему незначительные телесные повреждения, – не сдавался Станислав. – Потом пнули его ногой, продюсер временно потерял сознание…

– Не знаю, – буркнул Сергеев, – может, он и лишился чувств, трус, слабак!

– У меня в руках данные экспертизы, – продолжил Рагозин, – Волков был без сознания, когда ему нанесли смертельное ранение. Вы воткнули нож в беспомощного человека.

– Нет! Я просто ушел.

– Кто же его убил?

– Не знаю! Это не моя работа, а ваша – искать киллера.

– Вы ненавидели Волкова?

– За что мне его было любить?

– Почти все общие знакомые рассказывают о вашей вражде.

– Ну и что?

– Драка была?

– Да.

– Вы ушли?

– Да.

– Он остался?

– Да.

– Мертвый?

– Да. То есть нет! Конечно, нет!!!

– Вы сначала сказали «да»!

– Хватит на мне свои штучки испробовать, – взвился Архип, – Волкова я не убивал!

– А вот певица Минна утверждает, что 28 мая вы и Волков столкнулись на Центральном телевидении. Она и Роман шли по коридору, вдруг откуда ни возьмись появился гражданин Сергеев. Волков не сдержался и плюнул вам под ноги, а вы прошипели: «Кусок дерьма!» Было такое?

– Ну.

– Да или нет?

– Да.

– А потом вы подрались?

– Не потом, а через несколько дней.

– Так подрались?

– Да.

– Вы ударили Волкова, ногой?

– Да.

– Затем убили, нож побоялись бросить, завернули в ярко-розовую бумажную салфетку, положили в свой портфель и ушли?

– Нет! Ничего такого не было! Мой портфель стоял в кабинете на стуле.

– Хорошо, вы схватили нож, вынули розовую салфетку…

– Нет! Какая розовая салфетка!

– Бумажная, трехслойная, яркая, с золотой надписью «Монте-Карло».

– Где я мог ее взять? Надеюсь, вы понимаете, что я не таскаю подобные изделия в кармане!

– Там банкет был, – усмехнулся Станислав, – небось со стола прихватили. Вас смущает качество салфетки? Вы признаете факт убийства, но отрицаете, что нож был завернут в ярко-розовую бумагу? А во что вы его замотали?

– Идиоты! Я никого не убивал! Ножа не видел!

Там же должны быть отпечатки!

– Есть, они ваши.

– Нет!!! Этого не может быть!

– Вот документ от эксперта.

– Это подделка! А свидетельница актриса, плохая, тупая, ей никто не поверит.

– Я вовсе не дура, – обозлилась я, – и видела Драку.

– А я тебя не заметил! Как ты, интересно знать, мимо прошмыгнула?

– Просто тихо стояла за занавеской, никуда не ходила!

Внезапно Сергеев расхохотался, а я испугалась.

Кажется, у него начинается истерика. И тут Архип резко оборвал смех.

– Вот что, – обратился он к Станиславу, – тебе меня не обломать. Сто раз спросишь – тысячу отвечу: да, дрался, не утерпел. Ненавидел Волкова, он мразь, каких мало, а певица Минна… Впрочем, какая она певица. Да, я пнул Романа ногой. Но не убивал! Нет! Отчего в твою тупорылую голову не пришло простое соображение: если эта растрепанная идиотка не твоя подстава и она видела из укрытия драку, то там мог быть еще кто-нибудь, сопел себе тихонько в углу. А потом, приметив, что я ушел, а Волков валяется без сознания, воткнул в говнюка нож. Избавиться от Романа хотели многие, орудие убийства мне просто подсунули!

– Певица Минна утверждает, что преподнесла вам нож с выбросным лезвием на день рождения.

Это правда?

– Мама родная! – закатил глаза Архип. – Да меня поздравили больше пятисот человек! И каждый подарок припер По-вашему, я могу вспомнить, кто что мне вручал?

– Нож ваш?

– Не знаю.

– То есть?

– – Может, мой, а может, нет.

– Как же так?

– Очень просто. Мне дарят много всякой ерунды: VIP-наборы, календари, ручки, еженедельники. Полно мелочей, и ножи есть, я им счет потерял.

– Но певица Минна…

– Безголосая коза Минна, – отчеканил Архип, – могла сама спокойно прирезать Романа.

– Своего продюсера?

– Да. Он платил ей копейки, бил, унижал при всех, сколько раз я, дурак, защищал ее, трясогузку!

Между прочим, я уже один раз наподдал Волкову, но тому мало показалось! Снова приперся!

Рагозин взял со стола скрепку и принялся разгибать ее. Архип молча смотрел на него, потом вдруг зло спросил у меня:

– Ты одна там стояла?

– Да.

– Уверена?

– Ну, – промямлила я, – в моей занавеске да, но там еще имелась другая, и в ней что-то вдруг зашуршало, потом в щели между полом и тканью мелькнуло нечто, мышь, наверное?

– А если крыса? – очень тихо протянул Архип. – Большая, в человеческий рост, с ножом, а?

Ты подстава или нет?

– Помолчите, Сергеев, – крикнул Станислав, – тут вопросы задаю я.

– Еще успеешь удовлетворить свою жажду познаний! – рявкнул Архип.

Станислав на минуту растерялся. Было понятно, что он привык иметь дело в своем кабинете совсем с иными людьми: сломленными, испуганными, боящимися ненароком обозлить милиционера. А сейчас перед ним стоял уверенный в себе мужчина, умный, не потерявший головы, такой, даже если и убил, ни за что не признается, а уж коли считает себя невиновным, то будет отстаивать свою честь до конца. Впрочем, имея другой характер, Архип вряд ли сумел бы достичь в жизни того, чего достиг.

Вдруг Сергеев улыбнулся, на его лице появилась именно улыбка, а не ухмылка. Мне внезапно стало понятно, что в обычных обстоятельствах он, скорей всего, душка, балагур, любитель женщин, вкусной еды и хорошей выпивки, гедонист, душа компании.

– Так ты подстава? – повторил он, глядя мне в лицо.

– Нет! – возмутилась я. – В милиции не работаю. Я пишу детективы под псевдонимом Арина Виолова.

Взгляд Архипа изменился.

– Арина Виолова.., видел что-то на столе у Полины, она такое читает.

Дверь в комнату распахнулась, появился конвойный.

– Уведите, – велел Станислав.

Архип встал.

– Разрешите сделать заявление? – спросил он.

– Хорошо, – кивнул Рагозин, – заявляйте!

Сергеев ткнул в меня пальцем.

– Казакова, шестнадцать, найди Сергея Крыжовникова и скажи ему: «Подключай зеленую мартышку».

– Уведите его немедленно, – разозлился Рагозин.

Выйдя на улицу, я поискала глазами хоть какое-нибудь кафе, увидела вывеску «Булочка», вошла внутрь, заказала латте [5] и уставилась через большое стекло на мечущихся по тротуарам прохожих.

Мне что, и впрямь ехать на улицу Казакова с дурацким сообщением о зеленой мартышке? Может, Архип просто решил мне отомстить за то, что я опознала его?

Резкий звук мобильного заставил меня вздрогнуть.

– Вилка, – зарыдала Лариска, – ты где?

– Ну, в общем, не так далеко от тебя.

– Майя.., ужас.., я не переживу… Что делать?

Что?

– Лара, объясни спокойно, – попыталась я вразумить подругу, но Лариска говорила ужасное:

– Она.., повесилась.., она…

– Кто? – похолодела я.

– Майя, – прошелестело в ответ, и мобильный «умер», у него полностью разрядилась батарейка, даже странно, что этого не произошло раньше. Сотовый не «ел» два дня, хотя я ведь им не пользовалась.

– Еду, – заорала я, вскакивая на ноги, – уже в пути!

Колченогий столик затрясся, чашка перевернулась, кофе потек на пол, но я, не обращая никакого внимания на произведенный беспорядок, полетела, не разбирая дороги, к метро.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *