Фуа-гра из топора

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 10

Горничная не понимала, чем Иван не нравился Комиссаровой. Впрочем, и остальные члены семьи недолюбливали паренька. Нет, все были приветливы с женихом Триси, улыбались ему, вежливо беседовали, однако в глазах у Алины, Владимира и доктора Виктора Марковича, которого в доме считали своим человеком, подчас проскакивало нечто такое, что Варвара понимала: все еле сдерживают гнев.

– Погодите! – остановила я Борисову. – Вы несколько раз повторяли, что в доме не бывало гостей. А как же врач?

– Он не посторонний, – возразила она. – Говорю же – близкий человек. Я Виктора Марковича, когда только на работу пришла, приняла за отца Резникова, так они похожи. Уж потом разобралась, что они просто лучшие друзья, хоть и большая у них разница в возрасте. Доктор очень умный, добрый человек. Мне кучу советов давал, причем бесплатно, давление мерил. И ни разу грубого слова не сказал. Он там свой в доску. Приходил часто, мог остаться ночевать. Но вы лучше про Ивана послушайте.

Варвара затараторила с удвоенной силой…

Прислугу удивляло, почему Ваня не пришелся Резниковым и Комиссаровой по душе. Нормальный паренек, воспитанный, вежливый. К тому же за километр видно, что он обожает Беатрису. И Триси не могла надышаться на жениха. Они учились в одном институте, ходили за ручку и казались попугайчиками-неразлучниками. Борисова даже слегка завидовала им, у нее-то в жизни не случилось такого чувства, когда буквально растворяешься в другом человеке, знаешь его мысли. А эти двое… Если Беатриса начинала фразу, Ваня ее заканчивал, и наоборот. Молодые люди были просто копиями друг друга – имели одинаковые привычки, пристрастия в еде, читали одни и те же книги, увлекались танцами. Глядя на счастливую парочку, Варвара стала верить африканской легенде о том, что бог сначала создал человека из глины, а потом случайно разбил его на две половинки, и с той поры разделенные части постоянно ищут друг друга. Далеко не каждому удается найти свою половину, а вот Ване и Триси повезло встретиться.

Так почему семья Беатрисы мечтала избавиться от юноши? Ответ один: Ваня беден. Его родители рано умерли, мальчика взяли на воспитание дальние родственники, малообеспеченные люди, которые не могли похвастаться накопленным капиталом и подарили сироте только любовь. В Москве Ваня снимал комнату в коммунальной квартире, подрабатывал официантом. Естественно, у него не было ни машины, ни счета в банке. А такой зять, считали родственники Триси, им не нужен.

Тогда Ванда придумала трюк с разбитой статуэткой, и в доме появился художник и мастер на все руки Александр. Но разлучить влюбленных не удалось, и в голову Комиссаровой пришла новая идея.

Спустя месяц после того, как красавец Саша перестал наезжать в особняк, Иван пропал. Утром он и Беатриса вместе ушли на занятия, а вечером Триси вернулась одна. Она была в тревоге и сразу бросилась к Варваре с вопросом:

– Ваня не звонил?

– Нет, – ответила та, – он не знает номер моего мобильного.

– Не тупи! – воскликнула Беатриса. – Я имею в виду наш городской телефон.

Варя удивилась.

– Но Ваня им не пользуется, вы общаетесь при помощи сотовых.

– Без тебя знаю, – огрызнулась всегда до сих пор вежливая с горничной Триси. Но тут же спохватилась, извинилась и, тяжело вздохнув, объяснила причину своей нервозности: – Ваня пропал.

– Куда? – не поняла домработница.

Триси расплакалась.

– Мы вместе сидим на лекциях, а вот семинарские занятия у нас в разных группах. В полдень у меня начался коллоквиум по росписи стекла, а Ваня пошел на английский. Все, больше я его не видела. Он исчез. Пропал.

– То есть? – все еще не понимала Варвара. – Как человек может пропасть, если он приехал в институт?

Беатриса ничего больше не сказала и убежала.

Иван не появился ни вечером, ни на следующее утро. Владимир навел справки в больницах и моргах, выяснил, что молодой человек по фамилии Карнаухов туда не поступал, и стал успокаивать Беатрису.

– Вероятно, парню срочно понадобилось уехать домой. Скоро он вернется.

– Сам-то веришь в свои слова? – заорала возбужденная Триси. – Его убили! Весь Интернет забит рассказами о том, как люди испарились с лица Земли, и никто не может отыскать их след.

– Солнышко, мы сделаем все, чтобы найти твоего любимого, – заверил Резников. – Я подниму на ноги полицию, ФСБ, не волнуйся.

– Так начинай скорее! – потребовала Триси. – Что сидишь сложа руки?

Владимир ушел в свой кабинет. А Беатриса ринулась в институт, чтобы расспросить однокурсников и преподавателей.

Вернулась она около шести вечера и, едва войдя в прихожую, наорала на Варвару по какому-то незначительному поводу. Но горничная не обиделась, понимая, какую тревогу испытывает Триси.

Резников, который весь день провел в кабинете, тоже выглядел мрачным. Алина, вызванная братом, буквально дергалась. И тут Владимир торжественно произнес:

– Триси, нам надо побеседовать…

Услышав это, Борисова перекрестилась, решив, что с Иваном произошло нечто ужасное.

Брат и сестра увели Беатрису в кабинет Владимира. Минут через десять оттуда полетел бешеный вопль:

– Нет! Врете! Неправда!

Затем раздался грохот. Плачущая Триси, сбив на ходу какой-то предмет мебели, ринулась со второго этажа на первый. А у подножия лестницы уже стояла Ванда, которая, пытаясь заключить ее в свои объятия, забормотала:

– Знаю, знаю, это очень больно, но лучше горькая правда, чем неизвестность.

Беатриса со всего размаха ударила Комиссарову по лицу ладонью. Правая щека Ванды стала распухать на глазах.

– Я вас ненавижу. Всех, – неожиданно тихо и спокойно произнесла девушка. – И я вас убью. Всех. И буду жить счастливо. Мама, мама, иди сюда! Хватит прятаться! Хоть один раз вылези из своей скорлупы, обрати на меня внимание! Не слышишь? Ну сейчас я тебя из нирваны вышибу…

Беатриса что есть сил оттолкнула Ванду. Та упала, ударилась головой о пол, но быстро вскочила и снова попыталась схватить разбушевавшуюся девушку. Вот только проворная Триси уже мчалась наверх, перепрыгивая через ступеньки.

Перепуганная Варвара спряталась на кухне. До ее слуха долетали шум, грохот, треск, громкая брань, плач, крики… Потом все стихло.

Горничная, абсолютно уверенная в том, что Владимир и Алина сообщили несчастной девушке о смерти жениха, достала из холодильника капли валерьянки и начала трясти флакон над рюмкой.

– Дай сюда, – раздалось за спиной.

Борисова от неожиданности уронила пузырек.

– Раззява… – укорила ее Алина и подняла неразбившийся флакон. – Принеси воды, запью успокаивающее. Хотя, думаю, оно мне сейчас не поможет, надо что-то посильнее, вроде тех таблеток, что доктор Ксю прописывает.

Борисова только моргала. Алина живо влила в себя коричневую жидкость, поморщилась и произнесла:

– Придется ввести тебя в курс дела, все равно узнаешь обо всем. Ивана сегодня арестовали в ломбарде, где он пытался оценить золотую чашку Наполеона, украденную в нашем доме.

Варвара лишилась дара речи.

Первый этаж особняка Кауф смахивает на музей: Владимир обожает антиквариат. В пятидесятиметровой столовой и превышающей ее по размеру гостиной много специальных витрин, где хранятся раритеты – сервиз, которым пользовался Николай Второй, революционный фарфор Кузьмы Петрова-Водкина, серебряные канделябры английской королевы Виктории и еще бог весть что. Борисова совершенно не разбирается в искусстве и не знает, где хозяин добыл всю эту красоту, но перед тем, как впервые впустить горничную в гостиную, Ванда прочитала ей длинную лекцию о ценности коллекции и назвала имена авторов некоторых экспонатов. Из потока информации новой прислуге запомнилось упоминание последнего царя России, правительницы Великобритании, а также автора революционного фарфора (надо же, есть на свете и такой!) – исключительно из-за смешной фамилии «Петров-Водкин» и почти забытого ныне имени Кузьма.

Естественно, раритетами не пользовались. Но они очень осложняли жизнь Варвары, потому что ей вменялось в обязанность ежедневно протирать стекла герметично закрытых шкафов от пыли. Только горничная завершит орудовать тряпкой, смоченной особой жидкостью, как появляется Ванда, показывает на витрину, с которой Борисова начала уборку, и шипит: «Безобразие! Смотри, сколько серого налета!»

– Так вот, – продолжала Алина, – пару дней назад Владимир обнаружил, что из коллекции таинственным образом исчезла золотая чашка, которой пользовался Наполеон, а остальные предметы в осиротевшем шкафу передвинуты так, чтобы скрыть опустевшее место.

Резников сразу понял, что уникальную вещь украли, и отправился в полицию, где написал заявление с требованием найти вора. Более того, муж Ксении сообщил полицейским, кто, по его мнению, совершил преступление.

Дело в том, что недавно в особняке случилась неполадка с батареей, которая расположена в зале, где хранилась пресловутая чашка. Для починки вызвали мастеров из респектабельной фирмы с прекрасной репутацией. И, конечно же, их не оставили наедине с раритетами, около ремонтников постоянно находилась Ванда. Вот только ее на время отвлекли – позвали к городскому телефону. А слесарю, имеющему при себе полный чемодан разнообразных инструментов, ничего не стоит за пару секунд вскрыть шкаф и вытащить из него самую приметную и яркую вещь.

Владимир ни на минуту не сомневался, что кражу совершили именно рабочие, кроме них никого из посторонних в особняке не было.

Полиция, оповестив скупки и аукционные дома, взялась за фирму, которая прислала водопроводчиков. Вмиг выяснилось, что у подозреваемых идеальный послужной список, прекрасные семьи и никаких пагубных привычек. Они даже не курят. Материальное положение слесарей было стабильным, у них не было кредитов, которые требовалось срочно погасить. Не имели они и любовниц, на которых могли тайком тратить деньги. Фирма встала за сотрудников горой, руководство собралось нанять им адвоката, и полицейские призадумались. Ну не похожи эти со всех сторон добропорядочные граждане на воров…

Неизвестно, что было бы дальше с работягами, но следователю, который занимался этим делом, позвонили из одной частной скупки. Владелица заведения сообщила, что у нее сейчас находится молодой человек, он просит оценить чашку из драгоценного металла, а описание оной рассылалось полицейскими как краденой.

В ломбард тут же отправился патруль и схватил… Ивана. Парень проявил удивительное хладнокровие. Он не испугался, не стал говорить: «Я нашел вещичку на улице и решил проверить, вдруг она дорогая». Нет, студент Карнаухов очень спокойно объяснил:

– Золотое изделие принадлежит известному композитору Ксении Кауф и ее мужу Владимиру Резникову. Я жених их дочери Беатрисы. Меня попросили узнать, сколько стоит чашка, посоветовали зайти именно в этот ломбард, потому что давно имеют с ним дело.

– Кто именно из членов семьи Кауф отправил вас в скупку? – уточнил следователь. И услышал в ответ:

– Ванда Комиссарова. Она велела сохранить это в тайне, в особенности от Беатрисы. Дело в том, что у Ксении Львовны совсем недавно диагностировали болезнь, которая не лечится в России и считается смертельной, а за границей у человека с таким недугом есть шанс. Но Владимир Резников считает, что не следует отравлять последние месяцы жизни жены болезненными операциями, которые могут и не помочь. Ванда же полагает иначе. Она выяснила, сколько требуется денег на отправку Кауф в США, и решила без ведома хозяев коллекции продать один экспонат. Триси не надо знать о тяжелом состоянии матери, потому что она страдает астмой и болезнь может обостриться от нервного потрясения.

Я не выдержала и перебила рассказчицу:

– Бред какой-то… А насчет астмы правда?

Варвара кивнула.

– Да. Как понимаете, никто из хозяев не собирался докладывать домработнице подробности произошедшего, но все очень громко и бурно обсуждали случившееся, и я оказалась полностью в курсе дела. Я тоже решила сначала, что история, рассказанная Ваней, какая-то глупая. Но слушайте дальше…

Ванда помчалась в полицию и заявила:

– Он врет. Ксения совершенно здорова, спросите ее лечащего врача. Никаких недугов, кроме небольшого гастрита, у нее нет. Владимир обожает жену, и, угрожай ее жизни хоть крохотная опасность, он бы не раздумывая все раритеты пустил с молотка. Парень беззастенчиво лжет. Проверьте, вдруг он имеет долги? Взял кредит и не может его выплатить?

Следователь счел эту идею здравой и сделал запрос. Предположение Комиссаровой оказалось верным на все сто процентов. Выяснилось, что за последнее время Иван делал покупки в кредит в разных магазинах. Сейчас ведь легко получить ссуду в торговых точках, нужен лишь паспорт. Карнаухов должен был банкам не очень большие суммы, но сложенные вместе они составили внушительную цифру.

Когда следователь показал парню сведения из разных банков, тот повел себя еще тупее. Заявил:

– Никакого отношения к этим деньгам я не имею.

– Паспорт ваш? А подпись? – наседал следователь.

Ивану пришлось согласиться.

– Документ мой, но не знаю, как он попал к кредиторам. А подпись у меня такая простая, что ее кто угодно подделает.

– Ну да, паспорт сам без хозяина бродил по лавкам и брал кредиты, – съязвил полицейский. – Хорошо хоть вы не заявили: «Ай, ай, его украли».

– Я дурак, что ли, говорить такое? – возмутился Ваня. – Вот же он, перед вами лежит. Я всегда ношу документ с собой в сумке, нигде его не оставляю.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: