Фуа-гра из топора

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 12

Первой, кто попался мне на глаза в офисе, оказалась Лора.

– Как ваша нога? – спросила я. – Сильно болит?

– Нога? – удивилась Лора. – Ах, колено… Уже забыла о нем. Добрый день, Танюша. Как насчет вкусного обеда? Вы любите домашние куриные котлетки с картофельным пюре и свежим салатом из зелени?

6

Правдива ли история с ложками, неизвестно. Король Карл Первый Стюарт, король Англии, Шотландии и Ирландии (1600–1649 гг.) 30 января 1649 г. был казнен на эшафоте.

Я постаралась не показать своего изумления и ответила:

– Это мое самое любимое блюдо, жаль, редко его ем. Готовить мне некогда и не для кого, а в ресторане еда хоть и вкусная, но кажется невкусной. Наверное, я сейчас непонятно выразилась.

– Наоборот, деточка, – ответила Лора. – Дома хозяйка готовит с любовью, поэтому даже простая яичница получается замечательной. А повар в трактире не испытывает любви к посетителям. Сварганит глазунью по всем правилам и даже с фантазией, получится вкусно, но что-то в блюде окажется не так. На мой взгляд, самая лучшая и полезная еда – от мамы или бабушки.

– Хорошо иметь маму или бабушку, которые любят стоять у плиты, – вздохнула я, вспоминая своих ближайших родственниц.

В нашем доме кулинарией никто особенно не увлекался. Мать я никогда не видела чистящей картошку или жарящей бифштексы. Она терпеть не могла любую домашнюю работу, бытом всегда занималась бабушка. В детстве я искренне считала, что все люди на завтрак непременно едят манную кашу и пьют кофе со сгущенкой. Манка у бабки получалась с комками и излишне густая, а кофе имел вкус жженой пробки. Придя в середине дня с занятий, я получала гречку или отварную картошку, политую постным маслом и засыпанную зеленым луком, «стрелки» которого росли здесь же, на кухне, тянулись из набитых землей картонных пакетов из-под молока, теснившихся на подоконнике. Вечером на столе появлялась та же утренняя каша, но уже в холодном виде, застывшая и порезанная кубиками. Бабка называла сие блюдо «желе». Помня эти слова, я теперь никогда не ем ничего с желатином. По выходным родители с утра до вечера сидели дома, и на обед варилась курица. Ее торжественно делили, и меня заставляли слопать весь полученный кусок, включая противную пупырчатую кожу.

Один раз в шестом классе меня позвала на день рождения одноклассница Катя Розова, и я была поражена изобилием вкусностей на праздничном столе. У нас в доме даже на Новый год не появлялась ни копченая колбаса, ни икра, а пирожки с капустой и холодец никто не готовил. Помнится, вернувшись из гостей, я спросила у родителей:

– Почему мы не покупаем ветчину и сыр? Манная каша очень невкусная, на завтрак лучше есть бутерброды.

Отец, как всегда, промолчал, потому что смотрел по телевизору футбол, а маменька моментально надавала мне пощечин и поставила в угол. Бабушка отреагировала иначе. Она встала около меня и забубнила:

– Розовой позавидовала? Так ее родня сплошь жулье, в торговле работают, воруют что ни попадя. А твои папа с мамой за копейки горбатятся, на машину денег собрать пытаются, чтобы тебя, неблагодарную, летом в комфорте на дачу отправлять, не в электричке трясти, а на личных колесах доставлять.

Дачного участка у нас не было, но у меня хватило ума промолчать. Главное, скудности нашего питания нашлось объяснение – родители очень хотят купить автомобиль и отчаянно экономят на всем.

То, что даже самая простая и дешевая еда может быть вкусной, до меня дошло позднее, классе в девятом. Я, забыв дома ключи, попросилась к соседке по лестничной клетке, чтобы позвонить матери на работу. А Юля не только провела меня к телефону, но и угостила гречкой. Так я чуть ложку не проглотила, потому что надоевшая каша была сдобрена жареным репчатым луком и грибами. Во времена моего детства овощи стоили копейки, а опята соседка заготавливала осенью собственноручно. Позже пришло понимание: моя бабушка просто не умеет и не любит готовить. Похоже, она также не любила и членов своей семьи. Ведь если женщина хорошо относится к родным, ей непременно, даже при отсутствии толстого кошелька, захочется приготовить для них что-нибудь повкусней…

– Я очень люблю готовить, – продолжала, пока я вспоминала, Лора. – Но не для кого! Ни мужа, ни детей у меня нет. Вот и решила вас подкормить. Буфета у нас тут нет, одна кофемашинка да чайник с микроволновкой. Полюбовалась я, как мои подопечные питаются, и в ужас пришла. Пицца, бутерброды, лапша в стакане, шаурма… Тьфу! Гадость, а не еда. Значит, так! Теперь у нас есть своя столовая. Посмотришь?

– Да, – изумленно ответила я.

Секретарша схватила меня за руку.

– Пошли, Танечка. Ничего, что я на «ты» к начальству обратилась? Сделай скидку на мой возраст и жизненный опыт. Сюда, по коридору до конца… Открываю дверь, опля!

Лора втолкнула меня в двадцатиметровую комнату и гордо спросила:

– Ну как?

Я растерянно заморгала. Еще утром в этом помещении был мой личный кабинет, но сейчас тут ничто об этом не напоминало. С окон исчезли серые жалюзи, на них появились бежевые занавески с пионами. Посередине комнаты стоит овальный стол, накрытый идеально отглаженной скатертью, его окружают удобные стулья. У одной стены тянется бесконечный буфет, у другой стоят электроплита, два здоровенных холодильника и мойка. Маленькая дверца, ранее скрывавшая мой личный, правда, совсем крохотный санузел, распахнута, и видно, что ни душа, ни унитаза там нет, вместо них установлены стеллажи, на которых теснятся пакеты, банки, бутылки.

– Обалдеть… – только и смогла протянуть я.

– Нравится? – с детским восторгом осведомилась секретарь.

У меня не нашлось слов. Ладно, офисную мебель легко вынести. Но каким образом Лора ухитрилась за столь короткий срок сшить гардины, раздобыть все необходимое для превращения кабинета в уютную столовую, а главное – подключить необходимое оборудование? Ба! Да у нее тут даже фартук с прихватками есть, вон висят на крючках!

– Деточка, у тебя на лице написан вопрос: как глупая, вздорная старуха сумела так быстро организовать кухоньку? – хихикнула Лора. – Отвечаю. У меня много друзей в системе. Один из них, Макар Петрович, заведует одиннадцатым отделом. Слышала о нем?

Я кивнула. Конечно, знаю и про это подразделение, и самого Макара, которого мой первый начальник Чеслав [7]называл «Макарыч – Джинн Абдуррахманыч ибн Хоттабыч». Сотрудники его отдела, если очень потребуется, доставят вас из Москвы в Нью-Йорк за час. Думаете, подобное невозможно? Ну, вы просто не имели дела с Макаром Петровичем. О нем в управлении слагают легенды. Трансформация офиса в пищеблок для этого волшебника пустяковое задание.

Я подошла к буфету, открыла дверцы и стала разглядывать симпатичный чайный сервиз, красный в белый горошек. Похоже, Димон был прав, рассказывая мне об особых, интимных отношениях, связывающих Лору и нашего шефа Ивана Никифоровича. Неужели директор действительно внедрил в мою бригаду свою любовницу, чтобы та следила за мной и прочими сотрудниками? Макар Петрович подчиняется непосредственно Ивану, никого другого он и слушать бы не стал.

– Ничего, что я переделала твой кабинет? – задала очередной вопрос Лора.

– М-м-м… – промычала я, не зная, как отреагировать на произошедшее.

Секретарша пошла к плите, тараторя без остановки.

– По своему опыту знаю: чем дальше руководитель от коллектива, тем хуже отношения. Тебе надо сидеть в одной рабочей комнате со всеми, вот тогда будешь точно в курсе, что творится в бригаде, какие у людей проблемы и намерения. А запрешься в кабинете – узнаешь лишь то, что доложат. Имей в виду, сведения, услышанные из уст сотрудников, могут быть слегка искажены.

Я машинально кивнула. Лора же приподняла крышку над кастрюлей, и по столовой поплыл аромат вкусной еды.

– Сейчас ребятки приедут, – весело заявила дама. – Уже ощущаю приближение Лизы и Дениса. Танечка, сделай одолжение, порежь салатик. В кладовке стоит сумка, а в ней зелень. Ну, знаешь, такая, в горшочке, я купила ее в супермаркете.

Я наконец-то вышла из ступора.

– Лора, где вы взяли деньги на приобретение продуктов?

– В сейфе, – объяснила секретарша. – Мне выдали кучу средств на канцтовары, а нам их столько не нужно. Знаю, знаю, я поступила неправильно. Но мы, думаю, договоримся, будем сбрасываться на питание. Честное слово, получится намного дешевле и во сто крат полезнее, чем то, что вы сейчас в свои несчастные желудки запихиваете.

Продолжая безостановочно ругать фастфуд, Лора сняла крышку со сковородки. У меня, как у собаки Павлова при виде зажженной лампочки, немедленно потекли слюнки, а с языка помимо воли слетело:

– Ваши котлеты пахнут восхитительно!

– Это ты еще мой кекс не нюхала, – гордо заявила секретарша. – Я в него кладу свежие фрукты, не сушеные.

– Есть кто в теремочке живой? – закричал из коридора Денис.

– Ой! Танечка, поспеши, нарежь скорей салатик, – засуетилась Лора, – а я пока в пюре сливочное маслице кину, его надо добавлять непосредственно перед подачей.

Я не очень умелая повариха, готовлю лишь простые блюда, но нарубить латук или «айсберг» вполне способна.

В сделанной из моего санузла кладовке обнаружилась пластиковая сумка, в которой стояло штук десять пластиковых стаканчиков, набитых землей. Из них тянулись чахлые кустики. Мне салат показался хилым, да и сорт такой я не знала, но, наверное, Лора намного лучше меня разбирается, какую полезную для человека зелень надо приобретать.

Я повыдергала растения из почвы, отнесла на кухню, помыла, порубила ножом, сложила в керамическую миску. Потом в порыве вдохновения добавила к листьям немного свежих огурцов, заправила салат сметаной и водрузила на стол.

Лора в это время, стоя ко мне спиной, колдовала над пюре, которое пахло еще более аппетитно, чем котлеты.

– Неужели мы каждый день будем так питаться? – в восторге спросил Денис, опустошив тарелку.

7

Подробно о Чеславе рассказано в книге Дарьи Донцовой «Старуха Кристи – отдыхает!», издательство «Эксмо».

– Лора, нет ли у вас дочери на выданье? – поинтересовался Роберт. – Ради такой тещи я готов жениться на любой женщине не глядя.

– Катастрофа, – простонала Лиза, – я растолстею и превращусь в бочку. Давайте поступим так: пять дней в неделю у плиты стоит Лора, а на шестой встану я, и тогда все останутся голодными. Один разгрузочный день очень полезен для здоровья. Все было так вкусно! Лора, вы гений!

– Не одна я старалась, – заметила секретарша, – Танюша салат приготовила.

– Если честно, он получился странным, – заметил Денис. – Вкус какой-то… ну…

– Не пищевой, – договорил Роберт. – Запах химический, очень знакомый и, уж простите, довольно противный. Нехорошие воспоминания оживают. Короче, дрянной салат получился.

– Очень нехорошо так говорить, – защитила меня Лиза. – Может, дело не в закуске, а в тебе. У меня была подруга, у которой муж любил налево сбегать. Наврет жене, что в командировку отправился, а сам к очередной любовнице усвистывает. Повеселится в чужой кровати, отряхнется, в душе помоется и, чтобы жена посторонний запах не учуяла, обольется духами на основе жасмина. Кто-то дураку сказал, что аромат чубушника [8]любые другие забьет.

– Верно, – подала голос Лора, – это очень пахучее растение. Его нельзя на ночь в спальне оставлять, проснешься с головной болью.

– Ага, – кивнула Кочергина. И продолжила: – Да только моя подружка отлично про его хитрость знала. И что получилось? Ее от всего, что имеет жасминовую отдушку – чай, мыло, духи, средства для стирки, не говоря уж о самих цветах, тошнит и крючит. Может, у тебя, Роберт, похожая история? Салат чем-то пробуждающим плохие воспоминания пахнет?

– Я не женат, – напомнил компьютерщик.

– Вероятно, в детстве от кого-то, кто тебя побил, так пахло, – продолжала строить догадки Лиза.

– А еще в зеленой смеси попадались очень жесткие куски, – подал голос Денис. – И горькие листья. Вот огурец ничего, сочный.

– Мне показалось, от блюда пахло стиральным порошком, – не сдался Роберт. – Или средством для мытья посуды. И по вкусу точь-в-точь бытовая химия.

Я встала и подвела итоги первого совместного обеда:

– Салат не удался, зато остальное было волшебно вкусным.

– Я еще не такое умею, – похвалилась секретарша. – Фуа-гра из топора могу приготовить.

Когда вся группа оказалась в комнате для совещаний, Роберт мечтательно протянул:

– Надеюсь, наша фуа-гра из топора не передумает и не бросит готовить.

Кочергина захихикала:

– Теперь только так и станем звать Лору – фуа-гра из топора.

Я укоризненно покашляла:

– Забудьте хоть временно о еде! Давайте работать.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *