Фуа-гра из топора

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 18

Опрашивая людей, я всегда убираю у мобильника звук, чтобы никто не помешал беседе. Поэтому сейчас, сев в машину, вынула телефон, чтобы проверить, не искали ли меня за прошедшее время.

На экране высветились слово «дом» и цифра 12. Мне стало жарко.

Повторяю: Эмма Гавриловна понятия не имеет, кем на самом деле работает временно приютившая близнецов и няню женщина. Крокодиловна, как и все соседи, считает меня репетитором. Когда детки сестры Димона перебрались ко мне, я сразу попросила няню:

– Давайте договоримся, вы не станете звонить мне в течение рабочего дня. Только в случае крайней необходимости. Большинство родителей крайне нервно реагирует, если репетитор прерывает занятие и начинает болтать по сотовому. Я могу потерять кое-кого из учеников, лишиться заработка.

Няня заверила, что ей в голову не придет заниматься пустыми разговорами, и до сих пор держала слово. Пару раз, правда, Крокодиловна набирала мой номер, но это были двухсекундные беседы, связанные с особыми обстоятельствами. И если я сразу не брала трубку, Эмма Гавриловна не принималась снова и снова набирать номер, а смирно ждала, пока я сама ей перезвоню, когда освобожусь. А тут двенадцать вызовов в течение пятнадцати минут! Что случилось? Пожар?

Я быстро соединилась с няней и, не поздоровавшись, воскликнула:

– Все живы?

Если служишь в особой бригаде, очень скоро начинаешь понимать: то, что большинство людей воспринимает как катастрофу, чаще всего бытовая неприятность, с которой вполне можно справиться. Главное, чтобы никто не умер, остальное чепуха.

– Простите меня, – всхлипнула Эмма Гавриловна, – не следовало впадать в панику, но я здорово растерялась. Детки на руках, в придачу сумка с памперсами, бутылочками и прочим… Ну вот зачем врач отправил нас к хирургу? Не задержись мы у него, может, ничего бы не случилось. Мы колясочки лишились!

Я выдохнула. Совсем забыла, что сегодня у мальчиков плановый осмотр. Детская поликлиника находится недалеко от дома, а няня не любит садиться с малышами в такси. И уж тем более она не пользуется общественным транспортом, считая, что крошки не должны контактировать с большим количеством посторонних. Поэтому Эмма Гавриловна укладывает близнецов в коляску и отправляется в поход к педиатру. Причем переулками и дворами. По проспекту путь короче, но там полно машин, воздух наполнен выхлопными газами, не на пользу ребятам окажется прогулка. Крокодиловна крайне ответственна и невероятно предусмотрительна.

– Из-за посещения хирурга мы в поликлинике полтора часа вместо тридцати минут провели, – рассказывала печально няня, – и когда, наконец, освободились, вышли на крыльцо, увидели, что нашей коляски нет. Вот беда, Танюша! Вот горе! Уж извините меня, растерялась я, с перепугу принялась вам трезвонить. А потом отругала себя: ну с какой стати решила занятого человека отвлекать? В общем, мы дома, в полном порядке, детки устали, но они молодцы, поняли, что форс-мажор случился, и ни разу не пикнули, молчали всю обратную дорогу. Хотя им, конечно, не очень удобно было, я их в охапке несла.

– Эмма Гавриловна! Почему вы не сели в такси или, на худой конец, в маршрутку? – возмутилась я. – Тащили мальчиков и сумку…

– Кошелку на шею повесила, считайте, ее не было, – перебив меня, радостно сообщила Крокодиловна.

Я не удержалась от смешка. Помните детский анекдот о том, как Чебурашка и крокодил Гена собрались в отпуск?

Герои мультика сложили свои вещи в здоровенный чемодан и потопали на вокзал. На полпути неизвестной породы зверушка сказала крокодилу:

– Гена, ты, наверное, притомился, багаж-то тяжелый!

– Руки устали, – пропыхтел аллигатор. – А ты сам как?

– Ноги болят, – честно ответил Чебурашка. – Гена, Гена, я придумал, как нам поступить! Ты возьмешь меня на закорки, я подхвачу чемодан. Вот и получится, что у меня отдохнут ноги, а у тебя руки. И тебе, и мне легко будет.

Заявление Эммы Гавриловны про сумку сродни приведенной выше истории.

– Танюша, в общих машинах скопище микробов! – Тем временем воскликнула няня. – Надо же, какие люди бывают на свете… Украсть у младенцев коляску! Вот катастрофа! Вот беда!

– На мой взгляд, ерунда, – остановила я Крокодиловну. – Прямо сейчас зарулю в магазин, и вечером у малышей будет новый экипаж.

– Ой, не надо! – испугалась няня. – Колясочка дорогая!

– И что теперь? – засмеялась я. – Носить Умненького с Веселеньким на руках?

– Может, у вора проснется совесть, и он вернет коляску? – простонала няня.

– На это рассчитывать не стоит, – вздохнула я. – С таким же успехом можно поджидать, когда прилетит волшебница и подарит нам с вами по золотой короне.

Из трубки долетел очередной горестный вздох. Затем Крокодиловна сказала:

– Димочка как назло улетел в командировку.

– Коробков нам не нужен, – решительно заявила я, – сами справимся.

– А деньги? – запричитала няня. – Где их взять?

– Пожалуйста, не волнуйтесь, сегодня мне перевели зарплату, – заявила я.

– Танюша, вы понятия не имеете, сколько сейчас стоят детские товары! – не утихала няня. – Просто грабеж среди бела дня.

– Всегда полезно получить новую информацию. Ну все, спорить дальше нет смысла, как раз торможу около большого торгового центра.

– Не ходите туда! – заголосила Крокодиловна.

– Уже иду, – возразила я. – Отлично знаю, какой вариант нам нужен. Не огромная повозка для близнецов, а, если так можно выразиться, экипаж кинг-сайз, похожий на тот, что украли. Коляска предназначена для одного ребеночка, но шире обычных в полтора раза. Все, стою в секции под названием «Детство зайчонка».

Крокодиловна попыталась еще что-то сказать, однако я бесцеремонно прервала беседу и обратилась к продавцу, молодому парню с тщательно уложенной прической.

– Можете помочь?

Юноша окинул меня оценивающим взглядом, опустил уголки рта и безо всякой радости ответил:

– Попытаюсь. Желаете коляску? Сколько у вас месяцев?

Я заморгала.

– Что?

– На каком сроке беременности вы находитесь? – уточнил он. – Я не из праздного любопытства интересуюсь. Вскорости у нас поставка будет из США. Вероятно, захотите приобрести новинку, хит сезона. Сейчас же, увы, могу предложить лишь уцененные экземпляры из осенне-зимней коллекции.

– Не знала, что на повозку для младенцев существует мода, – удивилась я и покосилась на бейджик, висевший на кармане форменной рубашки консультанта. Имя у парня красивое, редко встречающееся: Викентий Эдуардович.

– А как же иначе? – воскликнул продавец. – Дети с пеленок должны впитывать красоту. На данном этапе у нас небольшой выбор, всего шесть моделей, но вот в конце мая – начале июня я смогу порадовать вас потрясающим, роскошным ассортиментом.

Я осторожно посмотрела в большое зеркало, висевшее на стене торгового зала. Приходится признать, моя фигура далека от идеала. Потерять килограммов восемь-десять точно очень надо. Но я регулярно занимаюсь спортом, не имею живота и не особенно похожа на даму в интересном положении.

– У вас есть еще время, – чирикал Викентий, – не отказывайте себе в удовольствии получить лучшее для своего ребенка. Ваш малыш достоин эксклюзивных вещей. Представляете, как отреагируют другие мамочки, когда увидят вас с коляской, которая только что горяченькой приехала с дефиле в Лос-Анджелесе? У них прошлогоднее старье, а у вас супермодная модель! Да они свои лабутены от зависти сгрызут и стразами Сваровски подавятся!

Викентий потер руки и радостно засмеялся.

– Могу записать ваш телефон и сообщить о прибытии товара. Услуга бесплатная.

– Большое спасибо, Викентий, – сказала я, – но…

Лицо юноши слегка вытянулось.

– Если вас не затруднит, предпочитаю слышать от покупателя свое полное имя, Викентий Эдуардович. Я не обычный продавец, а консультант высшей категории, стажировался в Нью-Йорке и Лондоне.

– Так вот, Викентий Эдуардович, – послушно выговорила я имя с отчеством, – во-первых, я не беременна, а во-вторых, мне без разницы, в каком году сделали коляску.

Лицо торговца приняло мученическое выражение.

– Понятно. Желаете приобрести сейловый товар?

– Если он не сломан, то вполне удовлетворюсь коляской по скидке, – подтвердила я. – Одно условие: она должна быть широкой, размера кинг-сайз.

– У нас все такие, – обиженно прогудел Викентий, – фирма «Голд Лебел интернешенел рояль» не производит маломерок.

– Прекрасно, – обрадовалась я, – давайте выбирать. У нас близнецы.

В глазах Викентия вспыхнул огонь.

– Почему вы сразу не сообщили, что нуждаетесь в даббл-варианте? Есть сейчас в наличии пара моделей. Первая состоит из нескольких этажей…

– Спасибо, – погасила я пыл консультанта, – но я хочу купить обычный экипаж. Нам с ним удобнее.

Викентий скривился, но вспомнил о своих профессиональных обязанностях.

– Ваши очаровательные детки девочки?

– Мальчики, – поправила я. – А что, коляски различаются, так сказать, по половому признаку?

Юноша всплеснул руками.

– Ну конечно! Цвет, рисунок ткани, материал, из которого сделана ручка, – все имеет огромное значение.

– Скажите, пожалуйста… – пробормотала я.

– Для ваших юных джентльменов идеально подойдет модель «Принц Оранжевых островов», – нараспев завел Викентий. – Вот она, прямо перед вами, в двух цветовых решениях: шотландская клетка серо-красно-синей гаммы и темно-голубой велюр с изображением лучших машин мира. Глубокий и широкий короб позволяет положить в него объемный конверт из натуральной шиншиллы. Правда, он не входит в стоимость комплекта, продается отдельно. Матрас выполнен из особого полиуретана, натурального материала, растущего в лесах Гвинеи.

Я опустила глаза. Интересно, как называется дерево, на котором произрастают матрасы из полиуретана? Химические пальмы? Или баобаб из страны таблицы Менделеева?

– Изнутри «Принц» обит натуральным шелком, – заливался соловьем Викентий Эдуардович, – ручка выточена из бивня мамонта, найденного в вечной мерзлоте Эскимосии. Колеса имеют уникальные покрышки, созданные для этой модели лучшими специалистами, которые работают для гонщиков «Формулы» номер один, два и три. Ходовая часть экипажа безукоризненна. Кроме того, коляска имеет множество оригинальных и удивительных функций. Например, автоукачиватель…

Продавец схватил лежащего на прилавке пупса и потряс им.

– Представим, что это младенец. Опускаем дитя внутрь и – вуаля. Будьте внимательны, я мамочка, кукла мой любимый мальчик… Уан, ту, фри!

Викентий положил малыша на матрас, отошел в сторону и скрестил руки на груди. Коляска вздрогнула и начала медленно покачиваться, зазвучала тихая успокаивающая мелодия. Я узнала произведение сразу – «Маленькая ночная серенада» Моцарта.

– Срабатывает мгновенно, – потер руки Викентий, – если данная функция не требуется, ее легко отключить. Еще имеется сигнализация на случай, если вы отвернулись, а к ребенку внезапно подошел незнакомец. Дотроньтесь до любого бортика.

Я послушно выполнила просьбу, раздался громкий противный звук, заставивший меня вздрогнуть и сказать:

– Бедные малыши испугаются и сразу проснутся.

Юный Викентий Эдуардович очень осторожно поправил покрытую лаком прядь волос, выбившуюся из безукоризненной прически.

– Вы правы, но приходится выбирать между безопасностью и спокойным отдыхом. Создатели «Принца» решили, что детка быстро утешится и снова задремлет, зато будет гарантия от захвата чужими. Кстати, если вы оставите экипаж временно без присмотра, то его не упрут, сирена срабатывает и когда дитя отсутствует.

– Полезная функция, – вздохнула я. – Пришла к вам как раз потому, что у няни, пока она с младенцами находилась в поликлинике, стащили коляску.

– Это она вам так сказала? – ухмыльнулся Викентий. – Не верьте. Наверняка продала чужую вещь, а хозяйке на уши спагетти повесила.

Я обиделась за Крокодиловну.

– Наша Эмма Гавриловна не такая.

– Все няни одинаковые, – уперся торговец. И, приняв позу философа, заявил: – Говорят о любви к ближнему, а сами только о кошельке думают. Все в конце концов упирается в деньги. Ну, абсолютно все.

Я решила не спорить с парнем и с одобрением посмотрела на коляску. Похоже, нашла хорошую вещь. Вероятно, она из-за автоукачивателя и ревуна будет чуть дороже, но это не страшно.

Викентий мигом понял, что я созрела, и начал быстро перечислять остальные чудеса, которыми производители оснастили «Принца Оранжевых островов»: специальные держатели для сосок и бутылочек, кармашек, куда мать может положить мобильный, термоплед, контейнер для использованных памперсов, встроенная радионяня, камера видеонаблюдения, вмонтированная в районе подушки.

У меня закружилась голова, и я остановила консультанта.

– Хорошо. Беру. Сколько экипаж стоит?

– Миллион двести пятьдесят тысяч, – объявил Викентий.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *