Фуа-гра из топора

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

– Сколько? – переспросила я, думая, что парень оговорился или мне послышалось.

Ну не может же колясочка, в которой малыш будет кататься максимум год, а потом переберется в сидячую повозку, стоить как новая иномарка бизнес-класса!

– Миллион двести пятьдесят тысяч, – четко повторил Викентий Эдуардович.

– Чего? – оторопело пробормотала я.

– Рублей, конечно, – заморгал продавец. – Мы живем в России, поэтому расплачиваемся местной валютой.

Я пролепетала.

– Вроде вы сказали, что сейчас в магазине представлен товар по скидке.

– Абсолютно верно, – подтвердил юноша. – «Принц» упал в цене на тридцать процентов, но не потому что коляска плохая, просто этот вариант слегка устарел. Объясню на примере матраса. В новой коллекции он будет сделан из умной пены, то есть ему придается функция запоминания тела малыша.

Я попятилась к двери и едва не сбила с ног пожилую женщину в темно-синем платье, которая старательно протирала пол.

– Вы не туда направились, касса за колонной, – заголосил парень.

Но я уже достигла порога, выскочила из бутика, плюхнулась на скамейку около нежно журчащего фонтана и поежилась. Неужели существуют люди, способные отдать за детскую коляску нереальные деньги? Нет, я, конечно, знаю, что в России много богачей, и для кого-то миллион, как мне сто рублей, но у каждой вещи есть своя цена. За батон нужно отдать примерно двадцать рублей, он столько стоит. Если в магазине за нарезной запросят пять тысяч, то я его никогда не куплю, потому что понимаю: хлебушек все-таки тянет именно на два червонца, остальная сумма взята с потолка и осядет в кармане алчного хозяина булочной. Новенький джип за миллион двести пятьдесят тысяч не вызовет изумления. Да, сумма не маленькая, но это реальная цена машины. А повозка для младенца не имеет права на такую цену.

– Обалдела, да? – спросил рядом чуть надтреснутый женский голос.

Я подняла глаза и увидела уборщицу из «Детства зайчонка».

– Нашла куда прийти, – неодобрительно продолжила она. – Чего хотела-то?

– У няни сегодня, когда она по поликлинике ходила… – завела я.

– Какие-то сволочи стырили колеса? – не дала договорить уборщица. – Ну, не плачь, не с тобой одной такая незадача приключилась. Ступай на минус первый этаж, там есть секция «Мишутка». Продавцы подберут тебе, что надо, и за нормальные рублики.

– Спасибо, – выдохнула я, – а то я прямо испугалась, когда про миллион с четвертью услышала.

– Спроси в «Мишутке» Надю, – велела уборщица, – скажи, тебя тетя Зина прислала. Обслужит по полной программе. И больше в «Детство зайчонка» не суйся. Это магазин не для нормальных людей, а для идиотов, которые не знают, куда деньги девать.

Симпатичная кареглазая девушка, услышав про тетю Зину, сразу засмеялась.

– Понятненько… Вас в «Зайчонке» ценой придавило, да?

– Лучше сказать, убило, – улыбнулась я.

Надя показала рукой на ряд колясок.

– Наши лучше и стоят пятнадцать тысяч. Не хочу сказать, что это даром, но сейчас ничего дешевого для малышей не найти. Товар мы закупаем в Китае, не стану врать, как «зайчата» делают, что он из Америки едет. Кстати, их дорогущие каталки на самом деле родом из Индии, их там производят для фирмы, открытой в США. А наши хозяева нашли фабрику в китайской провинции, неподалеку от города Линь, и не задирают продажную цену, совсем немного к закупочной набрасывают. Советую взять вон ту, бордовую…

Девушка выкатила из ряда колясок одну, вполне подходящую для близнецов по размеру, погладила ее по поднятому капюшону и спросила:

– Викентий вам про автоукачиватель, сигнализацию и прочую оснастку спел?

– Исполнил арию, – снова улыбнулась я.

– Тогда повторять ее не буду, – обрадовалась Надя. – В этой коляске все то же самое имеется. Едва ее включите, как начнет звучать музыка, и короб тихонько зашевелится. Сигнализация настроена, автоматический выбрасыватель соски тоже. Сейчас в него заряжена заводская пустышка, но вы свою вставите. Вот вам инструкция. Положите в сумку, не потеряйте. Пусть ее ваш муж сначала как следует изучит, или сами внимательно прочитайте. И всегда теперь приходите к нам, подберем любой товар по вашему карману. Ой, совсем забыла! Коляска не обменивается и сдать ее в магазин, если не подошла, нельзя.

Во двор своего дома я въехала в самом распрекрасном настроении. Выгрузила покупку из машины и покатила ее к подъезду, около которого стояла главная сплетница нашего околотка Раиса Будкина со своей собачкой породы джек-рассел терьер по имени Бони.

– Танечка, дай скорей посмотреть на твоих чудесных детишек! – заверещала Раиса, когда я очутилась метрах в десяти от нее.

– Близнецы временно живут со мной в одной квартире, – пояснила я, – их мама попала в больницу.

– Ну да, ну да, – закивала Рая, подпрыгивая на месте от раздирающего ее любопытства, – ты добрая, вот и помогаешь подружке… Не каждая согласится чужих малышей пригреть. Скажи, а как тебе удалось столь быстро после родов прийти в хорошую физическую форму? Моей внучке год, а невестка все ноет – там у нее болит, здесь колет, тут щиплет. У тебя же мальчикам чуть больше месяца, и ты уже вовсю работаешь. Молодец! Жаль, конечно, что деточек не родная мать воспитывает, а нянька, чужой человек. Но тебе никто в нашем доме слова осуждения не скажет. Понимает народ: мужа у Тани нет, приходится ей белкой крутиться.

– Раиса Ильинична, я ведь сказала, что мальчиков произвела на свет другая женщина, – повторила я, понимая, что Будкину невозможно разубедить.

– Да, да, – махнула рукой сплетница, – тут стесняться нечего. Личная жизнь не складывается, а детей хочется. Как их назвали? Нянька уж очень сердитая, ни на один вопрос не отвечает, пробегает мимо с таким лицом, словно я гестаповец и ее пытать собираюсь.

Я раскашлялась. Если сообщу, что родная мать близнецов лежит в клинике и мы пока обращаемся к новорожденным, называя их Умненьким да Веселеньким, Раиса никогда не поверит.

– Простудилась? Надо тепло одеваться, весна обманчива, – проявила заботу Рая. И самый длинный язык дома снова заработал: – Так как зовут деток? Или боишься, что я сглажу их, поэтому говорить не желаешь?

На лице Будкиной появилось выражение обиды.

– Ну что вы, Раиса Ильинична, никакой тайны тут нет, – воскликнула я. – Они у нас… э… Ум и Вес, названы так в честь великих ученых Ума Иванова и Веса Петрова, придумавших ракету для полета в космос.

Будкина приоткрыла рот, потом кивнула.

– Не слышала о таких людях. Авось мальчики тоже профессорами станут. Очень хочу на них посмотреть.

– Малыши дома, – пояснила я, – везу пустую коляску. Только что ее купила, а нашу украли сегодня в поликлинике.

– Носит же земля таких сволочей! – возмутилась Рая, заглядывая в коляску. – Мерзавцы! Гады! Чтоб им подавиться вырученными за краденое деньгами! Бони, слышишь? Бони, ты где? Бони, ответь!

Собачка, мирно бродившая вокруг коляски, тихо гавкнула.

– Бони, место! – приказала Раиса.

Бони присел, потом подпрыгнул и очутился на матрасе внутри моей покупки.

– О господи… Прости! – испугалась Раиса. – Бони при слове «место» всегда на свой диван залезает. И с чего я ему сейчас эту команду дала? Не волнуйся, Боничка чистый, от всего привитый, глистов не имеет. Большинство людей грязнее моей собачки. Если хочешь, постираю матрасик…

Всю эту длинную речь Будкина ухитрилась произнести за считаные секунды, я в это время смотрела на нагло запрыгнувшего в детский экипаж песика. Под аккомпанемент хозяйского не совсем искреннего возмущения Бони упал на спину и задрал все четыре лапы. Очевидно, джек-рассел терьера дома нещадно балуют, и он чувствует себя везде королем.

– Вот негодник… Ну как на него сердиться? – умилилась Раиса и тут же завопила: – Ой, мама! Мамочка!!!

Я тоже опешила. Из бортиков коляски с тихим щелчком вылетело четыре ремня, они обхватили Бони крест-накрест и крепко прижали к ложу. Собачка от неожиданности громко икнула. В ту же секунду коляска начала интенсивно дергаться из стороны в сторону.

– Что это? – испугалась Раиса.

Я перевела дух.

– Автоукачиватель включился. Он сам срабатывает, когда внутрь помещают ребеночка. Но, как мы видим, хитрый механизм не делает различия между младенцем и песиком, он реагирует на вес.

– Скажите, пожалуйста, как далеко зашел прогресс! – восхитилась Будкина. – А моя невестка, балда, всю семью заставляет Катюшу трясти. Прямо уже руки отваливаются.

Бони тихо заскулил.

– Ему неудобно, – встревожилась хозяйка. – Ремни, наверное, сильно давят.

Я покосилась на черные полоски с защелками. Ни противный Викентий, ни милая Надя ничего не сказали о жесткой фиксации ребенка в коляске, но, вероятно, в ней есть смысл. Не следует новорожденному перекатываться от левого бортика к правому.

Бони закатил глаза.

– Надо достать моего мальчика, – засуетилась Будкина, – его всегда в машине тошнит!

Я показала на небольшую коробочку, прикрепленную к наружной части коляски.

– Нет проблем, здесь есть пульт, видите? Нужно лишь нажать на кнопку.

– Не тяните, Танечка, – велела Раиса, – действуйте живее.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *