Фуа-гра из топора

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 23

Тянулись минуты. Казалось, Благоев забыл про Арбузова. К заму Ванюшина начали заходить преподаватели. Первым в кабинет прошествовал искусствовед Борис Резников, затем цепочкой потянулись остальные. О чем шла речь за дверью, Алексей не слышал, но обсуждение было нервным, иногда сквозь плотно закрытые обитые кожей двойные створки доносился чей-нибудь возглас:

– Ничего не доказано!

Или:

– И что нам теперь делать?

Потом снова воцарялась тишина.

Где-то около восьми вечера профессора удалились. Последней, вытирая багровое лицо носовым платком, из кабинета вышла Ангелина Дворкина. Алексей сообразил: сейчас Сергей Николаевич возьмется за него, и вцепился в подлокотники кресла.

Спустя полчаса заместитель ректора уже в пальто, шляпе и с портфелем появился в приемной. Увидев Арбузова, он не смог скрыть изумления:

– Ты что тут делаешь?

– Вы велели сидеть и ждать, – пролепетал перепуганный второкурсник.

Лицо Благоева исказила судорога. Профессор схватил студента за плечи, встряхнул и прошипел:

– Стервец, – хочешь вылететь из вуза? Так я тебе это устрою.

– Ой, не надо! – взмолился Алексей. – Меня мать убьет. Простите, я больше никогда не буду.

– Мерзавец! – с чувством произнес заместитель ректора. – Из-за тебя волна поднялась! Иди домой и молчи. Усек? Никаких фото не было. Ты никуда не вламывался. Снимки эти фотомонтаж, подделка, сварганенная тобой, чтобы произвести впечатление на глупую барышню, к Ванюшину они отношения не имеют. Ты использовал негативы… кадры, снятые во время… ну… не знаю, когда. А лучше молчи, идиот! Рта не раскрывай. И я подумаю, как сделать так, чтобы ты, олух стоеросовый, занятия продолжил. Вырос верстой коломенской, а ума нет. Пшел вон!

Алексей убежал домой и засел взаперти. Но разговаривал по телефону с приятелями и знал, как развиваются события.

Сергей Николаевич беседовал с Лешей в четверг. Алик вышел на работу в понедельник, а в среду в вуз нагрянули парни в черных костюмах и увезли Ванюшина.

Институт загудел. Потом вдруг притих, потому что в четверг ректор появился снова. Он созвал всех преподавателей вместе со студентами в актовом зале и выступил перед ними с речью.

– Вы все в курсе нелепого обвинения, которое свалилось на мою голову. Заявляю: я никогда не промышлял кражами и никаких коллекций дома не имею. Меня оклеветал Алексей Арбузов. Сделал он это для того, чтобы понравиться своей однокурснице Светлане Кузнецовой. Специалисты разберутся с парнем.

– Значит, на снимках не ваша квартира? – спросил из зала чей-то робкий голос.

– Конечно, нет, – ответил Алик. – Я живу в стандартной московской трешке, стены которой оклеены ничем не примечательными обоями. Мебель у меня самая простая, производства московских фабрик, давно не новая, кухня без изысков, как у всех, занавески на окнах тряпичные. Из ценностей имею лишь библиотеку, которую начали собирать еще мои родители. А на фотографиях Арбузова интерьер с антикварной мебелью и парчовыми драпировками. Алексей обманул свою девушку и вас всех. Полагаю, он хотел поразить воображение Кузнецовой, запечатлел чьи-то роскошные апартаменты и выдал их за мои. Юноша не проявлял особого усердия к учебе, рвения к знаниям, но вот с хитростью у него полный порядок. Сей фрукт не делал панорамного снимка жилья, щелкал лишь отдельные предметы: кровать, столик со скульптурной композицией, картины, фигурки, посуду, поэтому трудно понять, где все это находится. Но, повторюсь, кое-где в кадр попали драпировки, ковры и так далее. Сотрудники правоохранительных органов, которым поступило анонимное заявление о том, что ректор института музейный вор, вызвали меня на допрос. Я дал им свои ключи и сказал: «Езжайте в мою квартиру, осмотрите каждый миллиметр, и если обнаружите там хоть запах Караваджо, можете расстрелять ученого Ванюшина на Лобном месте. Кстати, прихватите с собой нескольких преподавателей института, желательно тех, кто громче всех кричит, что Ванюшин преступник».

Альберт Яковлевич обвел присутствующих тяжелым взглядом. Затем продолжил:

– И что? Проверяющие вошли в квартиру и сразу поняли: ничего похожего на снимки там нет. Раритетами и не пахнет. Сейчас я, как вы можете убедиться, не в тюрьме, а перед вами. А Алексею Арбузову придется ответить за клевету. И Светлане Кузнецовой, подбившей парня на глупость, тоже.

Когда Ванюшин замолчал, из зала посыпались вопросы:

– А кому принадлежит квартира с коллекцией краденых вещей?

– Где она находится?

– Как Алексей туда попал?

– Значит, вы ни в чем не виноваты?

Альберт Яковлевич поднял руку, останавливая реплики с мест.

– Тише! Я уже сказал, я ни при чем, иначе бы не стоял тут перед вами, а сидел бы напротив следователя. Все остальные вопросы можете задавать Арбузову. И не сомневайтесь, он их услышит.

Алексея задержали и допросили. Студент, признавшись во взломе апартаментов Ванюшина, твердил, что фотографировал интерьер именно там.

В конце концов следователь сделал перерыв и решил продолжить разговор со студентом завтра. Парня отправили в камеру. А утром охрана обнаружила труп Арбузова – у задержанного остановилось сердце. Ничего криминального, просто организм юноши не справился со стрессом…

Елизавета умолкла, откашлялась и заговорила вновь:

…Свету Кузнецову исключили из вуза, где она теперь, никто не знает. Альберт Яковлевич через несколько лет после неприятного происшествия захворал и вскоре умер. История обросла придуманными подробностями, превратилась в местную легенду, и уже трудно понять, что в ней правда, а что институтский, так сказать, фольклор. Но еще живы люди, которые непосредственно участвовали в том самом скандале, например, два доктора наук, Ирина Павлова и Михаил Нестеров.

Павлова в юные годы была лучшей подружкой Кузнецовой, а теперь преподает в родном вузе. От Ирины Лиза Кочергина и узнала мельчайшие подробности этой истории. Испуганный Алексей, которому Благоев велел сидеть взаперти в квартире, постоянно звонил Кузнецовой, рассказывал о своих переживаниях, повторял: «Света, я не обманщик, был там, все видел. Сделал так, как ты велела». Более того, молодой человек сообщал все новые и новые подробности своего пребывания в квартире Алика. Парень почти впал в истерику. Ирина Павлова находилась неотлучно при Свете, слышала все беседы и до сих пор уверена: Арбузова подставили. И никакие заявления Ванюшина о том, что мебель в его квартире отличается от комодов и диванов на снимках, для нее не аргумент. Бывший ректор, по мнению Ирины, вор, избежавший правосудия, а студент-фотограф глупый парнишка, расплатившийся за юношескую шалость жизнью.

Михаил Нестеров во время скандала был аспирантом на кафедре реставрации тканей. Он, наоборот, полагает, что Алик святой человек, чья репутация пострадала от действий влюбленного дурака. Михаилу по сию пору очень хочется узнать, чью же квартиру запечатлел второкурсник, потому что ученый мечтает найти коллекцию похищенных раритетов, изображенных на снимках. Увы, дело это безнадежное. Арбузов мертв, все нити оборваны.

Но вот интересный факт – мать Алексея работала в театре гардеробщицей и убирала квартиры некоторых известных артистов. И у Нестерова родилась оригинальная версия: что, если Арбузов нащелкал свои кадры в личных покоях кого-то из лицедеев. И Михаил попытался выяснить у матери Алексея, к кому она ходила мыть полы, но она не захотела иметь с ним дела, на вопросы не ответила. Нестерову так и не удалось что-либо выяснить.

Фотографии, сделанные Алексеем, пропали. Куда они подевались, не знает никто. Сохранилась лишь одна. Она находится у Ирины Павловой. Показывая Светлане доказательства своего «подвига», Алексей забыл ее у Кузнецовой. После того как Свету выгнали из института, та отдала карточку подруге и попросила:

– Пусть пока будет у тебя. Я уверена, Алик грабитель, его спас высокий покровитель, а Лешку специально убили, чтобы лишнего не наболтал. Могут и на меня напасть, не зря же снимки испарились. Вероятно, что-то на них было, указывающее на Альберта. Нельзя, чтобы и этот пропал. Смотри, никому про него не рассказывай. Я съезжу домой, через пару недель вернусь и подумаю, как лучше себя вести. Пока точно знаю одно: постараюсь поступить в другой институт и непременно получу высшее образование. Хоть я ничего плохого не сделала, от меня все отвернулись, кроме тебя. Ты моя лучшая подруга.

Светлана отправилась на родину – и в Москву более не возвращалась. Куда подевалась Кузнецова, Ирина понятия не имеет. Мобильных телефонов тогда еще не было, а бумажку с почтовым адресом Светы Павлова потеряла. Но снимок, запечатлевший золотую чашку, остался у Павловой дома, и никто об этом понятия не имел. Лучшая подруга Светы тщательно с помощью лупы изучила фото – ей было крайне интересно, что же за чашка изображена на нем, но свое любопытство студентка тогда так и не удовлетворила.

Прошло, наверное, лет десять. Ирина, став кандидатом наук и преподавателем в alma mater [15], поехала на конференцию в небольшой городок в Смоленской области. Мероприятие было посвящено юбилею местного музея, который еще в царские времена основал один из помещиков, страстный путешественник и любитель старины. Барин много ездил по Востоку и Европе, привозил оттуда картины, предметы быта. И завещал после смерти превратить свое поместье в общедоступный музей.

Помещик скончался в начале XX века, его дочь выполнила последнюю волю отца и стала директором хранилища. После большевистского переворота дама, понимавшая, что в России начнутся гонения на дворян, ухитрилась спрятать коллекцию и сбежать во Францию. Долгие годы от нее не было ни слуху ни духу, но после перестройки в город прибыла ее внучка, и случилось удивительное. Девушка открыла хитроумно спрятанный вход в подвал дома прадеда, извлекла оттуда хорошо сохранившиеся артефакты, отремонтировала развалины барской усадьбы и возродила музей. Сейчас он финансируется потомками того самого барина, носит его имя и, в отличие от большинства своих российских собратьев, не выпрашивает у государства копейки.

Ира была хорошо знакома с Анной, нынешней директрисой хранилища, поэтому с радостью отправилась на праздник.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *