Фуа-гра из топора

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 33

Из меня вырвался истеричный смешок.

– Простите?

– Это все объясняет! – подпрыгнул Денис.

– Пусть говорит Глеб Валерьянович, – остановила я Жданова.

– Предполагаю, эти молодые люди близнецы, – повторил эксперт.

– Они совершенно непохожи, – отрезала я.

– На первый взгляд, да, – кивнул Глеб, – но вспомним о том, что перед нами разнополые представители человеческого рода, что существуют однояйцовые и разнояйцовые близнецы, а главное, Роб, включи программу, пожалуйста…

Я, приоткрыв рот, глядела на экран, а там с фотографиями стали происходить чудесные метаморфозы. Сначала на снимках у Ивана и Беатрисы пропали волосы и брови, затем на лицах возникли в разных местах яркие зеленые точки, от них потянулись какие-то линии. Одновременно вверху экрана возникло окошечко, в котором быстро-быстро замелькали цифры. Послышалось тихое щелканье, и наконец выскочила надпись: «99,9 % совпадения».

– Ста процентов не бывает никогда даже у однояйцевых близнецов, – прокомментировал происходящее Борцов.

– Значит, у них и ДНК идентичные, – решил проявить эрудицию Денис.

– Только у однояйцевых, – подчеркнул эксперт, – у разнояйцевых нет.

Я пришла в себя.

– Как вы догадались о близком родстве молодых людей?

Глеб Валерьянович начал крутить часы, свободно висящие на запястье.

– Да вот как-то так… Сначала я подумал: какие хорошие, открытые лица. Потом приметил на подбородках одинаковую ямочку, а такие являются наследуемым отличием, обратил внимание на выраженную ложбинку под носом, которую тоже получают от родителей, на форму глаз и носа, на чуть более остроконечные, чем у большинства людей, уши. И на шее у обоих в одном месте, вот здесь, есть небольшое уплотнение. Полагаю, это крохотная липома, в просторечье жировик. Жизни это образование не угрожает и если оно не начинает стремительно расти, то можно его не трогать. Редкий случай, чтобы у двух посторонних людей возникали в одном и том же месте доброкачественные опухоли, а с близнецами такое случается.

– У вас глаз – микроскоп, – пробормотала Елизавета, всматриваясь в фото. – Лично я ни фига не вижу.

– Я и ямочек на подбородках не заметил, – подхватил Денис.

– Это моя работа, ваша заключается в другом, – деликатно сказал Глеб Валерьянович.

Я посмотрела на своих подчиненных.

– Думаю, нам пора поговорить с Владимиром Резниковым и Алиной.

– А с Беатрисой? – вопросила Лиза.

– Навряд ли девушка в курсе, что Иван был ее родным братом, – подал голос Роберт. – Полагаю, историю с Кошмаровым, а потом с кражей чашки затеяли, чтобы не дать близнецам пожениться и родить ребенка. Он бы точно получился совсем больным.

– Что у них там происходило в семье? – громко возмутился Денис.

– Вот об этом и спросим, – кивнула я.

– Так они и расскажут… – фыркнул Жданов. – Скорее вообще откажутся от беседы. Ты один раз хотела встретиться с Триси и ее отчимом, но хитрый Дворкин не подпустил тебя к своим пациентам.

Я взяла трубку городского телефона и набрала нужный номер.

– Есть идея. Сидите тихо… Добрый вечер, простите за поздний звонок. Это Татьяна Сергеева из особой бригады. Еще раз добрый вечер, Виктор Маркович. Мне необходимо побеседовать с Владимиром Резниковым. Ему совсем плохо? М-да, это немного осложняет решение вопроса… Сейчас объясню. Видите ли, мы нашли человека, который давал Ксении Львовне токсин. Нет, нет, он не член семьи, один из наемных работников, довольно часто приглашавшийся для исполнения мелких поручений. Необходимо, чтобы господин Резников его опознал, подтвердил, что сей гражданин бывал в особняке. Нет, вы никак не подходите, потому что не являетесь родственником. Да, конечно, понимаю, что вы лучший друг, но существуют некие формальности, которые никак не обойти… Что вы говорите? Справку? Конечно, конечно, но такой документ мы можем вручить только дочери, мужу умершей или Алине. Естественно, никто не запрещает вам приехать вместе со вдовцом. Будет прекрасно, если вы прихватите чемоданчик с лекарствами. Вдруг Владимиру станет плохо? Завтра в одиннадцать утра вас устроит? Значит, договорились.

– Какую справку он хотел? – жадно поинтересовался Денис, когда я положила трубку.

– Дворкин пожелал получить документ, в котором будет написано, что Ксения Львовна Кауф была доведена до самоубийства преступником и ее суицид на самом деле убийство. Печать и подпись необходимы.

– Интересно… – протянула Елизавета. – Зачем она ему?

Ответом послужило общее молчание, прерванное через минуту Глебом Валерьяновичем.

– На заре моей карьеры, помнится, один мужчина попросил официальный документ, где потребовал указать, что его жена погибла случайно во время ДТП, к самоубийству ее смерть отношения не имеет. Выяснилось следующее. Теща решила составить завещание и сказала: «Докажи, что не ты довел мою дочь до суицида, и тогда я отпишу тебе имущество».

– Во народ! – поморщился Денис.

Я встала.

– Все по домам. Завтра сбор в десять.

Троянов оторвался от ноутбука.

– Таня, можно тебя спросить? Задержишься на пару минут?

Я снова опустилась на стул.

– Говори.

Троянов подождал, пока остальные покинули кабинет, и тихо поинтересовался:

– Что с тобой? Почему нервничаешь?

– Это так заметно? – вздохнула я. – Нахожусь в новой роли начальницы, пытаюсь ей соответствовать.

– Никакие личные передряги не должны мешать работе, – перебил меня Роберт.

– Я сделала какую-то оплошность? – насторожилась я.

Троянов почесал правую бровь.

– Таня, о тебе идет слава как о человеке, который замечает любую мелочь. Но сейчас я, рассказывая, что у Благоева имелась падчерица Ксюша, ожидал, как ты среагируешь на это имя. Ну, предположим, воскликнешь: «Ксения? Уж не наша ли это Кауф?» – или скажешь: «Она тезка Кауф, интересно». Но ты не обратила внимания на мои слова.

– Ксения – распространенное имя, – попыталась я оправдаться.

– А теперь вспомним, как Елизавета, сообщая нам о неприятной истории с Ванюшиным, назвала имена заместителей ректора, в частности Бориса Владимировича Резникова, – продолжал Роберт, – если учесть, что мужа Ксении зовут Владимир Борисович Резников, нам с Лизой тут же подумалось, что речь идет об отце и сыне. Этот вывод настолько лежал на поверхности, что мы даже не стали говорить о нем. Я только сказал: «Интересно», а Лиза подхватила: «Вот, вот. Мне тоже так показалось, но вся информация требует тщательной проверки. Да, Таня?» Ты сидела с отсутствующим видом, Лизе пришлось повторить вопрос, она справедливо подумала, что иногда встречаются полные тезки, Борис Владимирович Резников и Владимир Борисович Резников все-таки могут не быть родственниками. А ты вдруг встрепенулась и коротко бросила: «Правильно».

Роберт чуть склонил голову.

– Я тогда подумал, что ты устала. Но нет, ты не словила мышей. Это стало совершенно очевидно сегодня, когда я начал рассказывать о жильцах подъезда и сообщил, что у Бориса Резникова двое детей: Владимир и Алина. Вот тут ты выдохнула: «С ума сойти. Они все знакомы сто лет!» И я сообразил, Таня упустила важный момент, не обратила внимания на очевидный факт и, кстати, ни разу не спросила у меня ранее.

– Роб, ты проверил Резниковых? Они отец и сын или просто тезки?

– Что с тобой случилось?

Я судорожно вздохнула:

– Сделала ошибку, была невнимательна, продемонстрировала непрофессионализм.

Троянов улыбнулся и погладил меня по голове:

– Нет, ты прекрасный специалист. Но это дело для тебя особенное, Сергеева стала начальницей, хочет показать, что достойна назначения, очень-очень-очень старается, и от этого у нее получаются косяки. Расслабься. Никто, кроме меня, ничего не заметил. Выдохни. И работай так, как всегда, перестань лезть из кожи вон. Тогда все прекрасно получится.

– Спасибо, – прошептала я.

– У нас возникла проблема, – мгновенно перевел разговор на иную тему Троянов, – сколько ты знаешь опытных полицейских, которые скажут о самоубийце, что человек прыгнул с крыши?

– Я тоже обратила внимание на фразу Жданова, – призналась я. – Все ребята с «земли», ну, во всяком случае те, с кем я имела когда-либо дело, произнесут «парашютист». Черный, профессиональный юмор, от которого обычного человека коробит. Но иначе на службе, где каждый день сталкиваешься со смертью, не выжить. Это такая защитная реакция. А слово «парашютист» в данном контексте почти превратилось в термин, так даже на совещаниях начальство говорит.

– Не очень-то наш Дэн похож на полицейского, – совсем понизил голос Роберт. – То, чему он удивляется, как реагирует на замечания… Масса мелких деталей просто кричит: парень никогда не участвовал в расследовании.

Я решила быть справедливой.

– В Морше Жданов прекрасно справился с заданием.

– Да, Денис умеет разговаривать с людьми, – признался Троянов и скривился. – Ну, прямо как журналист!

Я схватила Роберта за плечо.

– Если ты думаешь, что парень папарацци, обманом проникший в бригаду, то ошибаешься. Жданова проверили до последней косточки. В систему с улицы не попасть! Отдел персонала изучил родословную Дениса до десятого колена, выяснил то, о чем он и сам не знает.

Троянов похлопал меня по руке.

– Тань, отпусти. У тебя пальцы, как клещи, синяки останутся.

Я смутилась и отдернула кисть.

– Извини.

Роберт включил самый маленький ноутбук.

– Не спорю, Жданова тщательно изучили. Приняли на службу, выдали удостоверение и… Что дальше?

– Оригинальный вопрос, – развеселилась я. – Парень пришел сюда.

Троянов резко выпрямился.

– Один явился, или его сопровождал сотрудник отдела персонала?

– Конечно, один, – удивилась я. – У нас же не школа, куда первоклашек за руку приводят. Ты к чему клонишь?

Роберт прищурился.

– Все гениальное просто: Денис Жданов благополучно перепрыгнул барьеры проверок, отличный профессионал заслужил право стать членом системы, но к нам сюда пришел не он, а тот, кому настоящий оперативник дал свое удостоверение.

– Невозможно, – отчеканила я.

– Почему? – спросил Троянов.

– Я видела личное дело, там есть фото Дениса… – начала я.

– Вот это? – быстро перебил Роберт и щелкнул «мышкой».

На экране возник портрет.

– Правильно, – согласилась я.

– А может, это? – поинтересовался компьютерщик.

Ноутбук мигнул.

– Ты мне демонстрируешь все того же Жданова, – улыбнулась я.

– Фамилия правильная, – не стал спорить Троянов, – но на втором снимке запечатлен не Денис, а Федор Жданов.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *