Гороскоп птицы Феникс

Внимание! Это полная версия книги!

Гороскоп птицы Феникс | Автор книги —
Дарья Донцова

Cтраница 32

– Необычное прозвище для женщины, – отметила я.

– Любовью окружающих Якименко никогда не пользовалась, – улыбнулся Валентин, – но было видно, что Наталье глубоко наплевать, как к ней кто относится. Редко можно встретить женщину, которая настолько независима от чужого мнения. Как-то раз французские партнеры пригласили Вадима, Якименко и меня на презентацию нового дезодоранта для тех, кто занимается спортом. Я надел костюм, на Рыльском были обычные брюки, рубашка и клетчатый пиджак. Наталья явилась в элегантном черном платье и в… кроссовках. Я не склонен делать замечания людям, но тут не удержался, намекнул ей, что обувь, мягко говоря, не очень подходит к наряду. Она ответила: «Если, на ваш взгляд, мой вид позорит имидж фирмы «Вукс», мы с Вадимом не поедем на тусовку. Собственно, она не прописана в нашем контракте, мы просто хотели оказать вам любезность». Развернулась и пошла к машине. Пришлось мне за ней бежать, извиняться. На тусовку пришло много народа. Вечер, дамы в туфлях на высоком каблуке, полно прессы. И что получилось? Потом во всех гламурных изданиях появилось фото с подписью «Агент боксера-чемпиона Рыльского Наталья Якименко на пике моды». Оказалось, что спортивная обувь к наряду с декольте – это настоящий визг и писк. Просто наши женщины не сразу эту моду переняли.

Я, слушая босса фирмы «Вукс», усмехнулась, потому что это несочетаемое сочетание обуви и наряда не приводит меня в восторг. А Брагин продолжал:

– Кроме полного безразличия к мнению окружающих у Натальи была обескураживающая манера вести переговоры. Обычно как все происходит? Садимся обсуждать условия, а за пазухой булыжник держим – собрали же информацию по человеку, приглашенному для рекламы, понимаем, сколько можно ему предложить. Я, например, специально изучал психологию, чтобы успешно продавать нужный нам контракт. Нормальный расклад: «Вукс» хочет потратить меньше, рекламное лицо желает получить больше. Вот недавно договаривались с N. Допустим, он стоит… реальные цифры называть я не имею права… тысячу долларов, хотя за такие деньги никто из наших звезд даже пальцем не пошевелит. Озвучить всю сумму можно лишь в случае, если N не согласится на меньшее. Поэтому мы говорим: двести. Юрист звезды крутит пальцем у виска и объявляет – две тысячи. А мои люди уже собрали инфу про N, я знаю, что у него жена беременная, хочет рожать в элитном месте, где появление на свет младенца стоит, к примеру, семь сотен зеленых. И я после долгих прений объявляю: «Только ради вас. Семьсот пятьдесят. Но это все, больше, увы, у нас нет». N быстренько прикидывает в уме: ага, хватит заплатить за пребывание в клинике, да еще на цветы для персонала останется. И подмахивает договор. Понимаете? Я сэкономил три сотни.

– С Рыльским тоже приходилось на хитрость идти? – поинтересовалась я.

– Когда мы собрались составлять первый контракт с Вадимом, я узнал о нем кое-что, хотел использовать, но разговор потек неожиданно. Наталья сразу заявила: «Беседуем вдвоем. Вы и я. Уберите остальных». Я стал возражать, а она отреагировала спокойно: «Хорошо, пусть будет как вы хотите. Но имейте в виду, лучше было им уйти. Наши условия…» И выкатывает такую цифру, что у меня чуть пломбы из зубов не выпали. Мой помощник засмеялся, а Якименко невозмутимо продолжила: «Вы, конечно, выяснили про непростое материальное положение семьи Рыльских и полагаете, что Вадик согласится на мизерную сумму, чтобы его отец мог сохранить бизнес, то есть думаете, что сын вложит полученные от вас копейки в магазин папаши. Как раз хватит, чтобы с банковским кредитом расплатиться».

Брагин бросил на меня взгляд, а я молча ждала продолжения.

– В общем, я опешил. Так себя не ведут! Это не по правилам! Но Якименко плевать хотела на выработанную специалистами тактику переговоров. Она заявила: «Не стану вам врать, что «Корридас», злейший конкурент «Вукс», тоже хочет нас нанять. Не собирается. Пока. Если изъявит желание, мы обрадуемся. Но на вас за три копейки пахать не станем. Хотя некоторые из присутствующих здесь в свое время всего за пару тысяч долларов…

Валентин побарабанил пальцами по столу.

– И тут Якименко выложила историю из моей юности. Я на самом деле, будучи студентом-первокурсником, совершил глупость, в которой потом раскаялся. Ну кто в молодости не ошибался? Полагал, что эта история похоронена, могила лопухами поросла, ан нет… Признаюсь – я растерялся. А Наталья продолжает: «Или вот еще случай…» И рассказывает другую сагу, ко мне ни малейшего отношения не имеющую. Имен-фамилий не называет, а нас в кабинете, включая меня, шестеро. Тот, о ком речь идет, понимает, что его секрет всплыл, а остальные в недоумении, друг на друга пялятся: ну и кто из присутствующих так напакостничал? Тут я понял, что с ней действительно следует говорить наедине, и попросил: «Ребята, оставьте нас». И что, вы думаете, получилось?

Брагин всплеснул руками.

– Якименко засмеялась и возразила: «Нет. Я предложила формат тет-а-тет, но вы отказались. Значит, работаем, как представители «Вукс» решили. Не дети же, чтобы постоянно свое мнение менять. Вы свой выбор сделали, теперь слушайте…» И вывалила еще четыре мерзких рассказа. Потом речь толкнула, суть которой была проста: она хочет, чтобы Вадим работал с фирмой «Вукс», но платить ему надо столько, сколько он на самом деле стоит. Выступление она завершила вообще замечательно: «Почему самого боксера сейчас тут нет? Рыльский ничего этого не знает, да и не надо ему в подробности вникать. А я забуду про чужие подвиги. Не волнуйтесь, я умею язык за зубами держать. Вопрос: хотите узнать имена тех, кто мне про ваши фортели сообщил, за деньги продал сведения о вас? Я бы на вашем месте не колебалась. Всегда нужно выяснять, кто из друзей Иуда. В случае принятия моих условий я дам каждому из вас диск, где записан мой разговор с информатором. Уничтожите его и спите спокойно, это будет единственный носитель. А уж как поступить с предателем, решайте сами. Ну? Доставать конверты?» Представляете себе ситуацию?

Валентин снова всплеснул руками.

– А дальше вот как было. «Почему я должен вам верить? – задергался мой заместитель. – Вдруг вы спрятали копию?» Якименко такую рожу скорчила… потом говорит: «Никогда не устраиваю подковерных игр, не сплетничаю за спиной, всегда говорю правду в лицо. Если человек дерьмо, то я его какашкой и назову. Но не за глаза. И потом, парни… Секреты ваши гаденькие. Могут, конечно, карьеру испортить, семьи разбить, но на самом-то деле мелочь все это, тьфу. У других помощнее тайны, вам до них, как до Марса пешком без ботинок. На общем фоне вы пушистые кролики, так что не тряситесь». Вот так. Представляете? Я ее спросил: «Что вы хотите за диски?» Она так удивилась. «Неужели не поняли? Контракт для Вадима с моей цифрой. Если откажетесь – до свидания. Только тогда не гарантирую, что ваши делишки тайными останутся».

Глава 21

Валентин взглянул мне прямо в глаза.

– Ну и как вам это?

– Нестандартно, – согласилась я. – Знаю массу случаев, когда шантажисты вымогали у людей деньги. Но объект интереса преступника всегда был один, и он понятия не имел, кто жонглирует его тайной. А вас в кабинете находилось несколько человек, и речь шла о неприятных поступках открыто, только фамилии вслух не назывались. Присутствующие поняли: каждый из них далеко не цветочек аленький, но кто что совершил, осталось друг для друга секретом. Пока. Оригинальный подход, но сработал он прекрасно. Вы согласились на условия Якименко. Вадим принимал участие в нескольких ваших кампаниях?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: