Гороскоп птицы Феникс

Внимание! Это полная версия книги!

Гороскоп птицы Феникс | Автор книги —
Дарья Донцова

Cтраница 33

– Да, – вздохнул Брагин. – И я ни на мгновение не пожалел о потраченных деньгах. Рыльский работал идеально. После его смерти через некоторое время я позвонил Наташе и предложил ей стать моим заместителем с более чем привлекательным окладом. Она ответила: «О своем решении сообщу через неделю». И не перезвонила. Я который день пытаюсь ее отыскать, но безрезультатно. Якименко сначала не брала мобильный, теперь он твердит: номер не обслуживается.

– Вы знаете, что родители Вадима скончались? – спросила я.

– Не интересовался их судьбой, – откровенно ответил Валентин. – Дома у Вадима не бывал, дни своего рождения Рыльский всегда в ресторане отмечал, и старшее поколение там не показывалось, знаю лишь анкетные данные его отца и матери. Жаль родителей. Наверное, их смерть сына подкосила.

– А с Еленой, сестрой чемпиона, встречались? – спросила я.

Валентин отвел глаза.

– Наташа попросила меня взять Елену Сергеевну на работу. Сказала, что та талантливая поэтесса, может делать для «Вукс» рифмованные слоганы, составлять разные тексты. Кого другого с подобным разговором я бы отправил лесом. Зачем мне Пушкин в юбке? Но с Якименко у нас особые отношения. Она представитель Вадима, к тому же, буду честен, Ната мне очень нравится, поэтому я без колебаний заверил: «Считай, твоя протеже уже на окладе, пусть завтра приходит к девяти, оформим ее».

Брагин начал выравнивать стопку бумаг на краю стола.

– Вы не сработались? – догадалась я.

– Что можно подумать о человеке, которому велели прийти к определенному времени для оформления на работу, а он опаздывает на несколько часов? – возмутился Валентин.

– Ничего хорошего, – поморщилась я. – Первой мыслью было бы: не стоит такого брать на службу.

– Но ради Наташи я решил не обращать внимания на то, что Елена приехала к обеду, – продолжал Брагин. – Два дня она у нас посидела и взяла больничный. Через две недели Якименко мне позвонила: «Валя, Лена напишет заявление об уходе». Я ей ответил: «Мы ее ничем не обидели. Если у Рыльской проблемы со здоровьем, то пусть спокойно лечится». И тут Наталья отрезала: «У нее проблемы с ленью. Встать утром в ранний час девица не способна. И работать тоже ей влом. Извини, Валя, я прекрасно знала, что она капризна, но не могла отказать Галине Алексеевне, которая умоляла меня куда-нибудь пристроить ее доченьку. Я поступила по отношению к тебе некрасиво». Наталья умеет признавать свои ошибки, она самокритична. Мне очень хочется заманить ее к нам.

– Это вам не удастся, – сказала я.

– Почему? – пылко возразил Брагин. – Вадима нет, Якименко лишилась работы. Наверное, у нее есть накопления, но любой запас истощается.

– Наталья умерла, – остановила я главу фирмы «Вукс».

Тот вскочил.

– В смысле? Как умерла? Вы хотите сказать… она мертва?

– Простите за плохое известие, – пробормотала я.

– Самоубийство? – неожиданно спросил собеседник.

– Нет. А почему вы подумали о суициде? – удивилась я. – Точно пока ничего сказать не могу, но смерть ее может быть насильственной. Я пришла к вам, чтобы задать вопрос: кому, по вашему мнению, могла насолить Якименко? Понимаю, что существует понятие коммерческой тайны, знаю, что вместо Рыльского вы пригласили для работы его лучшего друга Никиту Волкова. Но, вероятно, были еще кандидаты? Мне рассказывали об одном спортсмене, который, не пройдя кастинг, угрожал убийством.

Валентин взял со стола скрепку и начал ее разгибать.

– Бога ради, не слушайте сплетни! Парня, о котором вы вспомнили, мы даже не рассматривали в качестве кандидата на замену Вадима. Он сам себя предложил. Приехал, шумел. Не стоит принимать в расчет его угрозы. Болтун. Истерик. Когда Елизавета положила на стол фото Никиты, я сразу принял решение: берем Волкова. Идеальный вариант. Но, увы, Кит не Вадим, к его личности интерес заметно меньше. И Лиза не Наташа. Мда… Конечно, сумма в договоре меньше. С одной стороны, это хорошо, экономно, с другой – не очень. Нам продажи нужны. Вадик их всегда поднимал, а что будет с Никитой, я пока не знаю.

– Люди, которые присутствовали тогда у вас в кабинете, объекты шантажа… – начала я.

Брагин сразу сообразил, на какую дорогу сейчас свернет разговор.

– Нет-нет, никто из них не способен на преступление. И в России сейчас только я остался. Один человек умер, остальные по миру рассеялись, двое в США в штаб-квартире «Вукс», третий в Австралии, а четвертая вышла замуж и ныне является счастливой немецкой домохозяйкой. Вам мои слова могут показаться странными, но все равно скажу: Наташа очень честный человек. Да, она прибегла к шантажу, но не подло, не исподтишка, действовала открыто. И я готов поручиться за моих сотрудников. Преступников среди них нет. И дураков тоже. В том смысле, что никто не хотел бы оказаться в тюрьме за убийство. У всех жизнь прекрасно складывается, ради чего ее рушить? Можете, конечно, попытаться поискать преступника среди наших сотрудников, да только, уверяю, зря время потеряете. Якименко точно убили?

– Похоже на то, – подтвердила я. – Молодая здоровая женщина ни с того ни с сего на тот свет не отправится.

Брагин встал, подошел к окну. Некоторое время смотрел на улицу, потом повернулся.

– Ладно. Расскажу. После того памятного совещания я решил собрать на Якименко компромат. Подумал: если она еще раз применит метод открытого шантажа, мне будет чем крыть. Нанял специально обученных людей, но… но они ничего не накопали, кроме того, что у Натальи были плохие отношения с отцом и матерью. Девочка лет с десяти не жила дома, ее даже перевели в другую школу, ребенком занималась няня. Сомневаюсь, что малышка могла так сильно досадить родителям, скорей всего, ее просто не любили. Встречаются женщины, которые рожают, потому что так надо, а не из желания стать матерью. Но это единственная странность в биографии Якименко. Больше ничего. Однако спустя некоторое время у меня зародились сомнения. В каждом нашем контракте есть пункт о благотворительности. Любое лицо, привлекаемое к рекламе, обязано отдать десять процентов гонорара на милосердную помощь.

Валентин приблизился к столу и открыл ящик.

– Вот список мест, куда можно отправить взнос. Человек должен сам выбрать, кому хочет помочь. Напротив каждой позиции стоит цифра, по ней видно, сколько наших звезд поддерживают тот или иной фонд. Мы сотрудничаем только с тщательно проверенными организациями. В лидерах детский интернат, центр реабилитации малышей с ДЦП, организация спортсменов-инвалидов. Обратите внимание на последнюю строку.

– Дом «Вторая жизнь», – прочитала я. – Тут нет объяснения, кто там живет.

Валентин кивнул.

– Тяжелая тема. Там находятся малолетние преступницы. Девочки-убийцы, которых не посадили за решетку по малолетству, поскольку им от семи до одиннадцати. Попадают они в приют в жутком состоянии, как физическом, так и психологическом. От них отказываются семьи. Большинство подвергалось насилию, их били. У каждой ужасающая история. Помню про восьмилетку, которую отчим сделал своей сексуальной рабыней. В конце концов однажды ночью она ударила своего мучителя ножом. Мать лишили родительских прав, а несчастная малышка оказалась в детском доме «Вторая жизнь».

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *