Гороскоп птицы Феникс

Внимание! Это полная версия книги!

Гороскоп птицы Феникс | Автор книги —
Дарья Донцова

Cтраница 34

– Кошмар! – прошептала я.

– Да, – согласился Валентин. – Мы полагали, что знаменитости, узнав про этих девочек, обольются слезами и кинутся им помогать. Но все оказалось совсем наоборот, малолетним убийцам никто не желал давать деньги. Как только знаменитости выясняли, к кому отправятся денежки, мгновенно звучало твердое «нет!». Я не мог понять, почему несчастные дети, которых толкнули на убийство жизненные обстоятельства, вызывают столь резкую негативную реакцию. Казалось бы, должно быть иначе. Кстати, отмечу: обычно для совсем юных легче собрать средства, чем выпросить рубли на взрослых. Со спортсменами-инвалидами у нас проблем нет, а детдом «Вторая жизнь» нищенствует.

– Вижу, у него есть один благотворитель, – заметила я, глянув в листок еще раз. – Но непонятно, кто именно, в списке не указаны имена-фамилии жертвователей.

– Это неэтично, бумаги ведь видят разные люди, – кивнул Брагин. – Если жертвователи захотят, они сами сообщат журналистам, кому передают помощь. И, как выяснилось, именно в прессе-то собака и зарыта. Правду я узнал случайно. Одна известная актриса, которую мы наняли рекламировать БАД для снижения веса, узнав про дом «Вторая жизнь», пришла в ужас: «Какой кошмар! У меня девятилетняя дочка, и теперь я думаю, кем надо быть, чтобы довести малышку до убийства?» Я увидел ее совершенно искреннее негодование и предложил: «Вы можете помочь этим несчастным девочкам». – «Нет, нет, нет, – испугалась женщина, – лучше я отправлю средства на лечение малышей с ДЦП». Я попытался уговорить ее изменить решение, но услышал решительное: «Никогда!» – «Но почему? – не выдержал я. – Вам же их очень жаль, учреждению необходимы средства». Собеседница изменилась в лице. «Для начала скажу: я не испытываю горячего желания отчислять десять процентов от гонорара вообще кому-либо. Я одна воспитываю дочь, имея на плечах в придачу к ребенку больную мать. Вы буквально вынуждаете меня расстаться с частью заработка, то есть занимаетесь, как бы это помягче сказать, пиратской благотворительностью, но я принимаю ваши условия. Однако хочу хоть что-то получить за свою доброту – мне нужен пиар. Когда перечислю деньги, смогу с чистой совестью говорить журналистам: я милосердна, поддерживаю деток, страдающих ДЦП. Это красиво. А вы подталкиваете меня делать взнос в адрес преступниц. И как о таком рассказывать? Наш народ жесток к тем, кто преступил закон, меня мигом станут называть пособницей убийц…»

Валентин забрал у меня список и снова убрал его в ящик стола.

– Не хочу повторять грубые слова, которые произнесла героиня многих телесериалов. И я понял, почему дом «Вторая жизнь» перебивается с хлеба на квас: ведь достойного пиара на упоминании о помощи ему не сделать. Знаете, кто тот единственный человек, который отдавал несчастным девочкам часть гонорара?

– Вадим Рыльский? – предположила я.

– Угадали, – кивнул Брагин. – Но вообще-то все подобные вопросы решала за него Наташа.

Я закашлялась.

– Вы простудились? – заботливо спросил Валентин.

– Нет, – поспешила ответить я, – в горле запершило.

– И вы щуритесь, – продолжил Брагин. – Мигрень?

– Просто голова заболела, – честно ответила я. – Ничего, это совсем не мешает мне беседовать с вами.

– Сейчас включу фонарь здоровья, вы вмиг забудете о недуге, – сказал, вставая с места, Валентин.

Я, совершенно не ожидавшая такого поворота беседы, переспросила:

– Фонарь здоровья?

Брагин показал на красивую вазу, которая стояла на стеллаже.

– Некоторое время назад мне удалили узелок на связках, в горле потом словно кошки царапали, я постоянно кашлял. Анюта, моя прежняя секретарша, узнав о проблеме, принесла вот этот прибор, фонарь здоровья. Сказала, что ее семья им постоянно пользуется. Очень простая, но гениальная штука.

Валентин взял сосуд и поставил его передо мной на столик.

– Загляните внутрь.

– Там лампочка, – удивилась я, – а шнура нет.

– Работает от маленькой батарейки, вроде той, что вставляют в электронные часы, – пустился в объяснения Брагин. – Если верить инструкции, элемента питания хватает на год. К замечательному изобретению прилагается набор масел. Обратите внимание на маленькое отверстие…

Я прищурилась.

– Где?

Брагин показал пальцем на боковую поверхность фонаря, который я приняла за вазу.

– Вот.

– Не вижу, – призналась я.

– Действительно, его трудно заметить, – согласился глава фирмы «Вукс». – Вглядитесь в синий цветок, который изображен выше красного. В его середину.

– Это дырочка? – удивилась я. – Думала, это капля черной краски.

– Сам долго искал, – улыбнулся Валентин. – В инструкции изложена краткая история создания фонаря здоровья, и там написано, что его дизайн придуман изобретателем, который не был ни медиком, ни техническим работником. Это был художник, у которого сильно болела жена. Для того чтобы облегчить состояние супруги, он изобрел прибор. Но, будучи эстетом, постарался, чтобы лечебный фонарь внешне не напоминал ничто медицинское, а, наоборот, украшал комнату. Сейчас покажу, как он работает.

Валентин открыл ящичек в подставке, вынул оттуда маленький шприц, потом взял со своего стола пузырек, набрал из него темно-желтой жидкости, ввел иглу в крохотное отверстие и нажал на поршень, а затем ткнул пальцем в кнопочку, расположенную в основании фонаря здоровья. «Ваза» засветилась уютным светом.

– Надо немного подождать, прибор не сразу начинает работать, – пояснил Брагин.

Я пожала плечами.

– Выглядит как обычный ночник.

– Сейчас-сейчас, ему нужно несколько минут, – пояснил Брагин. – А я пока договорю. Так вот, все вопросы за Вадима решала Наталья. И с благотворительностью тоже. Она изучила список, подробно расспросила о каждой позиции, а затем ткнула пальцем в строку с детдомом «Вторая жизнь». Я очень удивился, спросил: «Вы уверены?» Она кивнула. На всякий случай я решил выяснить, правильно ли Якименко поняла, кому уйдут деньги. «В приюте содержатся малолетние преступницы, убийцы. Вас не смущает, что станет говорить пресса? Возможно, на Вадима начнут нападать за то, что он решил поддерживать это заведение». Наташа нахмурилась. «Вы устраиваете из милосердия шоу?» – «Никогда, – заверил я, – но звезды любят пиар». – «Не наш случай, – отрезала Якименко. – Этим несчастным никто пока копейки не дал. Если малышка решилась на отчаянный шаг, то явно ее до этого довели. И еще. Некоторые дети по малолетству не соображают, что делают, не хотят совершать преступление, но так получается. Во всем виноваты взрослые, которые ругают своих отпрысков, злятся на них, вечно от детишек отличных отметок требуют, порой бьют, наказывают их за двойки». И я тогда подумал: похоже, это очень больная для Якименко тема. Может, в ее семье были малолетние преступники? И велел проверить ее биографию. Но мои детективы ничего крамольного не нашли: у родителей безупречная репутация, работали они по найму у журналиста-международника, братьев-сестер у Натальи нет.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: