Хеппи-энд для Дездемоны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 9

Сев в свою машину, я попыталась проанализировать свои ощущения. Сегодняшний день принес одни вопросы и никакой ясности.

Первый. Если Василий планировал убить жену, то почему он так странно вел себя? Примчался в гостиницу, принялся тыкать портье под нос фотографии… Ладно, допустим, такое поведение можно хоть как-то объяснить: Ярцев не знал, в каком номере находится его жена. Но… Задумав ее убить, поднял скандал? Лупил молотком по стойке? Кидался на дежурную? Он что, идиот? Проблему-то можно было решить очень просто: дать администратору небольшую сумму денег, и дело в шляпе. А если бы она заартачилась, тихонечко сесть в холле — рано или поздно любовники захотят выйти на улицу, тут-то их и поймать.

Второй. За каким чертом лишать прелюбодейку жизни в отеле? В гостинице полно людей: посетители, горничные, охрана. Намного спокойнее было бы подстеречь неверную супругу в темном подъезде, сымитировать ограбление. Как поступают люди, задумав убить из ревности свою вторую половину? Сначала убеждаются в факте измены, наблюдают, как пара, обнявшись, выходит из отеля, а потом имитируют несчастный случай, где-нибудь через месяц или два толкнув изменницу под автобус. Но Василий вел себя так, словно хотел быть задержанным: шумел, размахивал молотком, на ручке которого, оказывается, еще и фамилия его была. Хорошо, допустим, он задумал отправить Нику на тот свет и понести за это наказание. Это многое объясняет, но тогда возникает иной вопрос: почему Василий потом отрицал очевидное, зачем врал про звонок «доброжелателя»? Он же хотел оказаться арестованным! Опять нестыковка!

Еще меня смутила одежда Ники. Подруга никогда не одевалась вызывающе, а в номере нашли фиолетовые чулки, оранжевую мини-юбку и топик, не говоря уж о стрингах, украшенных стразами. Ни одна женщина, находясь в здравом уме, не нацепит на себя подобное белье, оно очень неудобное и не предусмотрено для постоянного ношения. Эпатажные трусики приобретают, чтобы снимать их в присутствии любимого человека: ждет девушка кавалера и натягивает на себя за десять минут до его прихода эротический комплект. Охотно верю, что Ника решила порадовать любовника и вырядилась в немыслимую одежду, вот только она ни за какие пряники не пошла бы в ней по улице. Я не первый год знаю Нику и понимаю: подруга, собираясь на свидание в гостиницу, взяла бы с собой сумку с необходимыми шмотками, пришла в номер, переоделась в ванной и выплыла в комнату в нужном образе.

Может, я на самом деле не знала Нику? Ведь до недавнего времени я считала ее образцовой женой, а что выяснилось… Валя Красноносова случайно увидела классную даму с молодым кавалером, потом оказалось, что Ника посещала гостиницу с сомнительной репутацией. А еще она в день смерти имела, говоря языком протокола, интимные отношения с двумя мужчинами. Прибавьте ко всему незалеченную гонорею, нераспечатанные презервативы в сумочке, губную помаду цвета взбесившейся пожарной машины… Ника практически не пользовалась косметикой, а уж намалевать губы красной помадой просто не могло ей прийти в голову! Хотя теперь я уж и не знаю, что за идеи роились у нее в голове.

Я стала барабанить пальцами по рулю. Странно все это! Василий влетел в номер внезапно. Ему открыли дверь? Или Ярцев в злобе сломал ее? Так, пока не будем думать на эту тему, намного интереснее другое. Повторю, разгневанный муж вламывается в комнату, где жена предается незаконным утехам. С кем? Номер сняли на короткое время, чтобы покувыркаться в постели, но в милицейском протоколе нет ни слова о любовнике. Невероятно!

Представьте картину: Василий врывается в номер, накидывается на жену с молотком, а куда сбежал Казанова, который забавлялся с Терешкиной? Выходит, Ярцев орудует молотком, а парень спокойно одевается и уходит, никем не замеченный? Он не попытался защитить Нику, не кинулся останавливать Ярцева. Почему? Неизвестный мне представитель сильного пола — подлец? Или он женат — побоялся семейного скандала и поэтому трусливо улепетнул? В любом случае следует найти этого гада и задать ему пару вопросов.

Меня охватывало все более сильное беспокойство. Майя имени любовника не знает. Кто же может быть в курсе дела?

Я начала мысленно перебирать в уме общих знакомых. Нина Пугачева? С ней Ника рассорилась пару лет назад, и отношения их не возобновились. Ольга Вагантова? Маловероятно. Оля самозабвенно рожает детей, недавно произвела на свет пятого, она не стала бы покрывать неверную жену. Алена Машкова? Лариса Ковальчук? Нет, нет, обе жуткие болтушки, они не способны держать язык за зубами. Так к кому обратиться?

В боковое стекло постучали, я повернула голову и увидела парня в серо-синей форме.

– Ваши права и документы на машину, — сурово сказал он.

– Я ничего не сделала! — возмутилась я. — Стою на месте и не превышала скорость!

– Девушка, — мрачно перебил меня гаишник, — тут парковка запрещена.

– Правда? — усомнилась я.

– Охамел народ! — затянул милиционер, проглядывая бумаги. — Прямо под знаком устроилась, в двух шагах от поста.

– Простите, пожалуйста, я не видела вас, задумалась.

– Сегодня не заметили на дороге сотрудника ДПС, а завтра человека не приметите, — заявил сержант.

Я опустила взгляд. Из только что услышанной фразы можно сделать вывод, что сотрудник ДПС не человек!

– Как поступим? — игриво улыбнулся владелец полосатого жезла и принялся выразительно постукивать по ладони моими правами.

– У меня есть спецталон, — бойко ответила я и полезла за кошельком, чтобы вытащить оттуда пятьдесят рублей.

Нет, все-таки в старых «Жигулях» есть своя прелесть. Еще недавно я раскатывала по дороге в роскошном джипе, и штрафы приходилось платить космические, зато сейчас обойдусь скромной суммой.

– Так где ваш спецталон? — поторопил меня постовой.

Я растерянно обозрела пустые отделения портмоне.

– Ой, я забыла положить купюры! Здесь есть банкомат?

– За углом, около булочной.

– Сейчас сниму деньги с карточки. Подождите, пожалуйста.

– Ну давай, — согласился гаишник.

Я побежала вдоль здания, разыскала банкомат, воткнула в прорезь кредитку, услышала шуршание и расслабилась. Теперь, в эпоху компьютеров, жизнь стала намного проще. Кстати, и милиции легче, раньше оперативникам приходилось долго просить продавцов в магазинах, чтобы они описали внешность человека, укравшего шубу. Причем, как правило, восемь опрошенных давали восемь разных ответов. А нынче? Везде висят камеры слежения, а по кредитке, прошедшей через кассу, очень легко установить данные владельца и…

Я выхватила из банкомата купюры и помчалась к машине. Сколько раз убеждалась: все плохое случается с нами к лучшему. Не попадись мне на пути алчный гаишник, я не вспомнила бы про кредитку. Теперь появился шанс узнать фамилию любовника Ники — вдруг он расплачивался в отеле карточкой? Сейчас всучу гаишнику мзду и поеду туда, где погибла Ника.

Гостиница «Оноре» затерялась в маленьких кривых московских переулках. Вход в нее был столь незаметен, что я раз пять прошла мимо, пока наконец не увидела на стене небольшую латунную табличку с названием отеля. Еще секунда понадобилась, чтобы осознать: это именно то, что я ищу, поскольку вывеска была укреплена над лестницей, ведущей в подвал.

Спустившись по ступенькам, я толкнула дверь, поняла, что она заперта, и стала искать звонок. Последний в конце концов обнаружился… в полу — кнопку следовало нажимать ногой.

– Кто там? — прозвучало сбоку, едва я наступила на кнопку.

– Клиент, — обтекаемо ответила я.

– Имя, фамилия.

– Виола Тараканова.

– Вас нет в списках.

– Я не заказывала номер заранее.

– Свободных мест нет.

– Откройте, пожалуйста.

– Зачем?

Хороший вопрос для сотрудника гостиницы.

– Я хочу войти.

– Цель визита?

– Снять номер.

– Сказано, занято! Вот, блин! Чего лезть, если не пускают? — загремело из динамика.

– Подвиньтесь, — прочирикали сзади.

Я оглянулась. По лестнице спускалась колоритная парочка — девица с добела вытравленными волосами и не очень трезвый мужчина лет пятидесяти. Несмотря на теплую погоду, дама щеголяла в шубе, уверенно косящей под натуральную норку.

– Не пускают? Ща я их оживлю! — улыбнулась незнакомка и топнула по кнопке.

– Кто там? — ожило переговорное устройство.

– Лола. Че, не видишь? — гаркнула посетительница. — Морда косоглазая!

Щелкнул замок, я ринулась к открывшейся двери и очутилась в просторном помещении у стойки рецепшен.

– А вы чего вперлись? — невежливо спросила тетка в ярко-синем пиджаке. — Ну наглый народ!

– Будешь так с людьми разговаривать, вон вылетишь! — возмутилась Лола. — Лень работать, живи на пенсию.

– Лолонька, не о тебе речь, — залебезила портье, — иди, кисонька, отдыхай. Вам че надо?

– Вы Галина?

– Я?

– Вы.

– Сдурела? Меня совсем по-другому зовут, — побагровела баба.

– А где Галя?

– Кто?

– Администратор по фамилии Киселева.

– Не знаю такую.

– Она здесь работает.

– Не встречались с ней.

– Плохо верится в это. Наверное, вы сменяете коллегу, сдаете смену.

– Ничем ни с кем я не меняюсь! Номеров нет. Уходите!

– А для этой девушки нашелся, — решила я поспорить. — Она хоть и позже меня пришла, да ключик получила. И вообще за вами доска с номерками, судя по ней, в гостинице полно свободных комнат.

– Ну и хамы вокруг! — обозлилась дежурная. — Люди по делам ходют, командированные. Че им в номерах делать? Работать надо, вечером вернутся.

Я решила изменить тему.

– Вы очень верно заметили насчет службы, поэтому я и пришла.

– Почему? — насторожилась злыдня.

– Галя сказала, здесь свободная ставка имеется.

– Чего?

– Вроде вам служащая нужна.

– Она такое ляпнула?

– Ну да.

– Ох глаза ее бесстыжие, лапы вороватые! — зашипела дежурная. — Подсидеть меня решила! Ступай вон, нет местов, штатное расписание заполнено.

– Значит, вы вспомнили Галю, — констатировала я.

– Какую? — опять ринулась в бой дежурная.

– Ту, что вас подсидеть хотела, — заулыбалась я.

– Ах ты прилипала задастая! — взвизгнула баба, чем повергла меня в крайнее удивление.

Ладно, с определением прилипалы я еще согласна, всегда очень настойчиво иду к цели. Но задастая? Так мои сорок пять килограммов еще не называли.

– Че случилось, Надь? — прогрохотало из коридора, и в приемную ввалился здоровенный мужик в форме охранника.

– Услышал наконец! — завопила Надежда. — Дрыхнешь у телика? Всю ногу отдавила!

– Не, я лапшу ел, — простодушно объяснил секьюрити.

– Уведи эту! — ткнула в меня пальцем дежурная. — Русского языка не понимает и вроде пьяная.

– Не пахнет, — ответила гора в форме, потянув носом.

– Значит, обдолбанная, — без колебаний отрезала дежурная. — Займись, Петя, хватит языком чесать.

– Пойдемте вон, — нежно предложил мне Петр.

Я провела ладонью по отполированной стойке рецепшен и посмотрела на покрасневшую Надю.

– Как думаете, из чего ее сделали? Гранит? Или сталь?

– Дерьмо прессованное, — неожиданно ухмыльнулась дежурная, — пластик.

– Быстро его заменили, — протянула я, — никаких следов от молотка.

– Петя! — завизжала Надежда. — Убери ее!

Охранник сделал шаг.

– Уйду только с милицией! — заявила я. — Вызывайте наряд из отделения. Ничего плохого я не совершила!

– Сами расчудесно справимся, — прогудел Петр, ловко схватил меня и выкинул за дверь.

Я прислонилась к внешней ее стороне.

– Не маячь тут, — захрипел динамик над головой, — топай живо прочь!

Пришлось выйти на улицу и заняться аутотренингом. Попытка разузнать, что к чему, окончилась неудачей, но рано или поздно Галина явится на работу, и я ее непременно подстерегу.

– Че? Выперли? — спросил звонкий голосок — из подвала поднималась Лола.

– Да, — улыбнулась я. — А ты уже закончила с клиентом?

Лола поправила химические кудряшки.

– Шикарный вариант — только вошли, он завалился на кровать и задрых. Теперь я два часа свободна. Может, поесть?

– Я бы тоже от обеда не отказалась, вот только не знаю, где тут прилично кормят.

– У бабы Тани такой борщок! — бойко ответила Лола. — С ложкой проглотить можно. Двинули?

– Давай, — обрадовалась я. — Далеко топать?

– В соседний подъезд, — пояснила Лола.

– Вывески нет, — удивилась я, подходя к двери.

Спутница засмеялась. А потом вдруг стала странно крючить пальцы на правой руке.

– Тебе плохо? — насторожилась я.

– Память вечно отшибает, — пожаловалась Лола, — код запомнить не могу. Цифры в голове не держатся, а вот пальцы я знаю, как складывать. Ща! Оп-ля…

– Хто? — прохрипело из домофона.

– Баб Тань, открой.

– Ах вы б… надоедные, проститутки сволочные, шляетесь, кады хотите! Участкового позову, штоб вас подняло да разорвало! — завизжали из домофона.

– Ты уверена, что ресторан находится здесь? — ошарашенно поинтересовалась я у Лолы.

– Палец не так согнула, — фыркнула девица. — Если указательный чуть задрать, то к грымзе попадаешь. Ща еще разок!

– Кто там? — прожурчал тихий голосок.

– Мы, баб Тань, — обрадовалась Лола, — кушаньки охота.

– Поднимайся скорей, на стол накрываю, — явно обрадовалась хозяйка. — Поспеши, а то Юрик почти все пирожочки умял.

– Вот гад! — расстроилась Лола и втолкнула меня в темный, но очень чистый подъезд. — Шагай на третий этаж, лифт уже год не пашет.

В квартире, куда меня привела Лола, витали восхитительные ароматы.

– Лапки помойте! — прокричал кто-то из комнаты. — Розовое полотенчико на крючке используйте, белое на сушилке не троньте.

Мы послушно ополоснули руки и вошли в комнату, все пространство которой занимал длинный стол, застеленный клетчатой скатертью. Два стула оказались заняты, на них восседали парни в милицейской форме.

– Привет, — помахала им Лола.

– Здорово, — ответил один.

– М-м-м, — протянул второй.

– А ну, устраивайтесь, — приказала кругленькая, словно апельсин, старушка, входя в столовую.

Сходство с этим плодом ей придавала не только фигура, не имеющая никаких разделительных линий между грудью, талией и животом, но и цвет волос. Кудри бабы Тани были интенсивно-оранжевого цвета.

– Лолочка, кто это с тобой? — миролюбиво поинтересовалась бабуля, водружая на стол тарелки.

– Да так, — обтекаемо ответила Лола, — кушать хочет.

– Имя у тебя есть? — повернулась ко мне баба Таня.

– Виола, — ответила я.

– Вот и ладно, только обед без скидки, — сказала хозяйка. — Станешь постоянной клиенткой, получишь дисконт.

– Отлично, — согласилась я.

– Бульон с пирожками, котлета с гречей, кофе сладкий и ватрушка по желанию, — объявила баба Таня.

– Супер! — потерла руки Лола.

– Несу, — закивала хозяйка и глянула на мента. — Юра, ты сколько кулебяк слопал?

– Не считал, — признался парень. — Больно вкусные!

– Мне не жаль, — пожала плечами старуха, — только живот тебе скрутит, оставь лучше девочкам.

– Им нельзя, — хохотнул Юра, — товарный вид потеряют.

– Ешь спокойно, — одернул его товарищ, — времени нет на шуточки!

– Уж и похохмить нельзя, — загрустил Юра, вонзая зубы в очередной пирожок.

– Баб Тань, — пробасили из коридора, — с пивом пустишь?

– Нет, Андреич, — отозвалась хозяйка, — ты правила знаешь.

– Строга! — заявил мужчина, появляясь на пороге. — Всем здрассти, кого не видел. О, пирожочки! С мясом?

– Угу, — с набитым ртом кивнул Юра. — Вкуснотища бешеная!

Я искоса посматривала на присутствующих, баба Таня сновала туда-сюда, раздавая тарелки. И суп, и пирожки, и котлеты оказались выше всяких похвал, а в гречку хозяйка добавила жареный лук. Интересная компания подобралась в импровизированной столовой: проститутка Лола, два милиционера и Андреич, явный уголовник, с пальцами, украшенными наколотыми перстнями. Столкнись эти люди на улице, были бы врагами, а тут мирно обедают, словно дикие звери, которые соблюдают перемирие во время водопоя.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Первый раз познакомилась с творчеством Донцовой по книге про Тараканову, с тех пор очень люблю ее детективы и особенно Виолу. Если честно, мне не нравятся названия, как-то они не совпадают с внутренним содержанием книг, какие-то поверхностные. А героини всегда на высоте — добрые, порядочные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *