Хеппи-энд для Дездемоны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 10

– Курить хочешь? — спросила Лола, слопав второе. — Я бы перед кофе подымила.

– Здесь? — удивилась я. — Прямо в квартире?

– Не, на лестнице, — уточнила девушка, вставая. — Правда, у бабы Тани вкусно?

– Замечательно, — согласилась я, идя за ней.

– Баба Таня в детсаде поварихой состояла, — усмехнулась Лола, чиркая зажигалкой, — поэтому ее иногда на манку глючит, но даже кашки у нее здорово получаются. Нам сегодня повезло, а то иной раз сесть негде. Сюда демонстрациями ходят — менты из отделения, девки с дороги, другой разный люд. Бабка всех пускает, добрая она, вот только со спиртным нельзя, и в долг не дает. Хоть обпросись, не отпустит. Кремень! Ты чего в гостиницу одна стучалась?

– С мужем поругалась, переночевать негде. Сидела в метро, пока мужик какой-то про «Оноре» не подсказал. Пообещал, что здесь задешево пустят.

– Идиот! — пожала плечами Лола. — Там дорого.

– Очень?

– Как в хороших звездах, — усмехнулась Лола. — Дерут с клиентов три шкуры.

– Странно. Место непрестижное, интерьер скромный, дежурная хамка. И кто за такой жуткий сервис большие деньги даст?

Лола раздавила о подоконник недокуренную сигарету и тут же вытащила из пачки новую, более толстую, смахивающую на папиросу.

– Хочешь косячком пыхнуть? — радушно предложила она.

– Спасибо, нет.

– А я расслаблюсь. В приличную гостиницу на два часа не пустят, и там горничных полно, дежурных всяких, носильщиков. Далеко не все умеют держать язык за зубами, — охотно объяснила Лола. — А в «Оноре» тишина! Только комнату надо заранее заказать. У Хачика своя система, абы кому не войти.

– У кого? — перебила я.

– Гостиница вроде как Маше Володиной принадлежит, только на самом деле ею Хачик владеет. Нас с клиентами всегда пускают, с каждого приведенного мужика процент начисляют. А вот остальные клиенты должны позвонить и предупредить: приедем вечером, выпишите пропуск.

– И каким образом люди об «Оноре» узнают?

– Один другому рассказал, тот третьему.

– Может, рекламу в газету дают?

– Она бабок стоит, а Хачик за пару копеек удавится.

– Есть бесплатные издания.

– Фиг с ними, — зевнула Лола, — мне неинтересно.

– Ты с Галей знакома? Портье из «Оноре».

– Конечно, — кивнула девушка. — А чего?

– Телефона ее не имеешь?

– Зачем он мне?

– Вдруг позвонить захочется.

– Чтобы я звякала Галке убогой? Ну уж нет! Мымра крымская. Заявилась в Москву из дыры какой-то, говорят, она из деревни голая приехала! Уж не знаю, кто ее к бабе Тане привел, а там Хачик мясо жрал. Вмиг деревенщина на парня кинулась, на все согласна оказалась. Хачик — он нормальный, хоть и жадный, да не русский мужик. Москвичи, сволочи, переспят и ноги о тебя вытрут, а Хач заботливый. Он Галю в гостиницу на рецепшен посадил. И она пальцы загнула — ё-моё, крутая! Недавно Настьку оборала, Стасу вмешиваться пришлось!

– Это кто?

– Стас? Наш сутенер. Точка у метро, там ларек с шаурмой, девки за палаткой кучкуются. Стасик по одной нас на дорогу выставляет. Но мы с Настькой на особом положении, в гостиницу ходим. Да только она исчезла. Пропали мои туфли и помада! Ну никогда б не подумала, что обманет. Классные лодочки были — черные, каблук в стразах, а мазилка жутко красная. Правда, фирмы «Шанель».

– Номер сто двадцать, — машинально добавила я, — цвета пожарной машины.

– Верно! — с изумлением ответила Лола. — Откуда ты знаешь?

– Не помнишь, как Настя была одета, когда ты ее в последний раз видела? — спросила я, ощутив легкий озноб.

Лола прикусила нижнюю губу.

– Ну, мы в спецухе работаем, в смысле вещи для клиентов одни, а для нормальной жизни другие. У Настьки топик был, на завязках, юбка яркая, чулки цветные, вроде… э… темно-синие… или баклажановые… ну, типа, эротичные.

– Скажи, Настя лечила гонорею?

– У кого ж болячки не было? — философски заметила Лола. — Для такого случая Серега имеется, врач-гинеколог. Рядом практикует, умелец на все пальцы. Триппер задушить, аборт сварганить, спираль поставить. Мне Настька о болячках не докладывала, и я ей про свои тоже.

– Ловко организовано: баба Таня кормит, Сергей лечит…

– Такова жизнь. Надо к стае прибиваться, одна подохнешь, — грустно заметила Лола. — Стас хоть и урод, да базар хорошо разводит. Правда, случается иногда жопа в перьях. Вон зимой Аська пропала — села к клиенту в машину, и конец котенку.

– Сутенер спокойно отпускает девочек с мужчинами?

– У Стасика глаз-ватерпас, — хмыкнула Лола, — фейс-контроль с рентгеновскими лучами. Иногда такие расписные к точке подваливают, а Стасик руками разводит: «Без обид, пацаны, всех кур обтаптывают, заглядывайте в другой раз».

Я превратилась в слух. Неужели мне в голову пришло верное предположение?

Каким бы зорким ни был сутенер Стас, но и он порой совершал ошибки. Вот девочку Асю отпустил же с приятным дедушкой, восседавшим за рулем новеньких «Жигулей». Подумал, что решил старичок пенсию на «клубничку» потратить. И пропала Асенька. Обнаружили ее через две недели в таком виде, что даже у видавшего вида Стаса рвота началась. Правда, долго сутенер не горевал, взял новую девку и забыл Асю. Только Лола с Настей нет-нет да и вспоминали товарку. А еще проститутки решили подстраховаться: Лола стала носить в сумочке шокер в виде фонарика, а Настя сунула в косметичку банку с «витаминами», которые на самом деле являлись мощным снотворным.

– В случае чего растворю в водке и дам мужику выпить, — пояснила она Лоле.

– Ерунда, — покачала головой та, — вдруг он пить не станет или заподозрит неладное и по морде настучит? Шокер лучше.

За день до исчезновения Настя сломала каблук у туфель. Стас обозлился и велел:

– Купи новые.

– Не на что, — огрызнулась Настя. — Дай в долг, отработаю.

– А ху-ху не хо-хо? — взвизгнул сутенер. — Мне по барабану, где ты баретки возьмешь, но чтоб в восемь была готова! Иначе штрафану.

– Вот дерьмо! — расстроилась Настя и попросила Лолу: — Дай туфли поносить.

– На неделю, не больше, — предупредила подруга.

– Не вопрос, — обрадовалась товарка. — Вау, у тебя новая помада? Круто!

– Подарил один, — хмыкнула Лола. — Цвет парашный.

– Отдай мне!

– Не жирно ли?

– Ну пожалуйста, — стала упрашивать Настя, — тебе она не годится, а мне подойдет, я сегодня из тюбика спичкой остатки выковыривала, с деньгами пролетела, даже на пожрать не осталось.

– Фиг с тобой, — смилостивилась Лола, — держи, но потом купишь такой же фирмы, но темно-бордовую.

Настя подпрыгнула от радости, умчалась и… пропала. На работу она не вышла.

Через два дня Лола рискнула спросить у сутенера:

– А где Настя?

– Не твое дело! — завопил Стас. — Лучше клиентов обслуживай, а то отправишься к стоматологу передние зубы протезировать.

– И вы больше с Настей не виделись? — уточнила я у Лолы.

– Не-а, — покачала головой та. И тихо добавила: — Случается порой, пропадают девки. Пошли, кофе попьем.

– Шалавы убогие, опять курите? — донеслось с верхнего этажа. — Сколько раз говорено, не толкитесь на лестнице! Охота травиться, валите на улицу, дым ко мне в квартиру затягивает, задохнулась уже!

Лола задрала голову.

– Хорош бухтеть! Где мы и где твоя дверь? Не ври, Галка, лучше мужика заведи! Скандалы из-за недотраха устраиваешь!

Не успела проститутка захлопнуть рот, как сверху что-то полилось. Я заорала от неожиданности, вода — слава богу, чистая — окатила меня с головы до ног. Лола, успевшая отскочить в сторону, запричитала:

– Ну не сволочь ли? Поднимись и дай Галке в пятак! Вот тля неблагодарная… Баба Таня ее на житье и на работу пристроила, а эта кошка драная теперь старухиным клиентам гадит. Если не на сутках, на лестнице стоит и вон че устраивает.

Я перестала отряхиваться.

– Погоди, меня облила Галина?

– Ну да, — продолжала возмущаться Лола. — Сучара!

– Дежурная с рецепшен отеля «Оноре»? Она тут живет?

– Конечно, — ответила Лола. — Только же что объяснила: ее бабка облагодетельствовала, во всем ей помогла. И че вышло? Себе обузу пригласила. Сначала, правда, Галка тихой была, а теперь разошлась — бабу Таню гнобит, не нравится ей, что к старухе люди ходят. Шумно ей, понимаешь! Встречала когда-нибудь таких уродок? Ей помогли…

– Спасибо, Лола! — я чуть не кинулась целовать собеседницу. — Ты права, пойду потребую от хамки ответа!

– Ты москвичка? — поинтересовалась Лола.

– Да, родилась в столице.

– Работаешь в приличном месте?

– В издательстве, — обтекаемо ответила я, не понимая, куда клонит собеседница.

– Значит, рули в ментовку! — азартно воскликнула Лола. — Катай заявление, ты все права имеешь. Люди в подъезде тебе спасибо скажут. Народ от Галки стонет, она даже детей шпыняет.

Я кивнула и стала подниматься по ступенькам, потом притормозила и попросила у Лолы:

– Можешь дать мне телефон Насти?

– А у меня его нет, — дернула плечом Лола, — мы только на точке общались, а так не дружили.

На площадке верхнего этажа никого не было, я позвонила в левую квартиру, оттуда высунулась девочка лет двенадцати, которая мигом разобралась в ситуации. Окинув меня взглядом, она затараторила:

– У бабы Тани ели? Покурить пошли, а Галка вас водой окатила, да? Вот сволочь! Она напротив живет. Вы ей вмажьте!

Я повернулась к двери, обитой красным, кое-где потертым дерматином, и ткнула пальцем в звонок.

– Че хулиганите? — заорали изнутри. — Пошли вон!

– Открывай, — сурово ответила я.

В ту же секунду скрипнули петли, и на пороге возникла стройная фигура в спортивном костюме.

– Тебе чего? — слегка сбавив тон, поинтересовалась Галина.

– Вы облили меня водой.

– А не фиг курить в подъезде!

– Дымила другая женщина, я просто шла мимо.

– Ну? — уже менее агрессивно протянула хозяйка.

– Теперь я вся мокрая.

– Не надо по лестнице шастать, — неуверенно сказала хамка и попыталась захлопнуть дверь.

Позволю себе маленькое отступление — для тех, кто не знает мою биографию. Мое детство и отрочество прошли во дворе, среди мальчишек и девчонок, выяснявших отношения в драках. Поэтому некоторые реакции у меня отработаны до автоматизма — голова еще только начинает соображать, а руки и ноги уже действуют.

Вот и сейчас я моментально поставила ступню на порог, потом схватилась за ручку и с силой дернула дверь на себя. Галина, не ожидавшая такого поведения от интеллигентной с виду женщины, невольно подалась вперед, и в этот момент я толкнула створку назад. Дверь стукнула грубиянку по лицу, Галя взвизгнула и схватилась руками за нос, а я, воспользовавшись ситуацией, вбежала в квартиру, живо закрыла дверь и сказала:

– Не повезло тебе! В отличие от слишком доброй бабы Тани и соседей-гастарбайтеров я коренная москвичка с мерзким характером. Вот сейчас вызову милицию, и пусть составляют протокол о хулиганстве. Посидишь пару недель в камере, подумаешь о своем поведении, больше не станешь безобразничать.

– Ах ты… — плаксиво простонала Галя. — Ударила меня по лицу!

– И пальцем не прикоснулась! Кто виноват, что ты о дверь стукнулась? — заявила я.

– Они на лестнице курят, — заныла Галина. — Вот, понюхай, как дымом несет! Окурки швыряют, галдят, днем и ночью шляются. Только спать ляжешь, а от лифта: гав, гав, гав…

– Дом старый, — мирно поддержала я разговор, — стены толстые. Где у тебя кровать стоит?

– В спальне, — Галина ткнула рукой в сторону темного коридора.

– Неужели посетители бабы Тани такой шум устраивают?

Галина схватила меня за руку.

– Не надо в милицию звонить, извините, я не хотела вас облить, в Лолку целилась, да промахнулась.

– Чем тебе девушка не угодила?

– Девушка… Ой, не могу! — Галя засмеялась. — Да она шлюха дешевая, две копейки ей цена. Если хотите знать, она меньше всех стоит.

– Настя дороже? — прищурилась я.

– Конечно, — администратор не заметила в запале подвоха. — Разве их сравнить можно? Настя красавица, даже кроссворды щелкает, а эта… И…

Она замолчала.

– Ты говори, говори, — ухмыльнулась я, — очень интересно. Может, разрешишь мне где-нибудь присесть? Вопросов у меня много, устанем стоять.

– Ты из ментовки, да? — сгорбилась Галя. — Я ничего не знаю! Не помню, не видела! На куски режь — слова не вымолвлю. В шоке нахожусь, мне требуется медицинская помощь!

– Успокойся, — вздохнула я.

Но Галина упорно мотала головой.

– Уходите, права не имеете без ордера вламываться. Хоть сто раз водой оболью, а квартира — неприкосновенная территория.

Я протянула хозяйке свою сумочку.

– Видишь?

– Что? — вздрогнула Галя.

– Дорогая вещь?

– Не дешевая, — согласилась она.

– И туфли у меня фирменные, а мобильный эксклюзивный. — То, что сотовый мне на день рождения подарила редактор Олеся Константиновна, я предусмотрительно не сказала.

– Хорошая труба, — одобрила собеседница, — у Хача похожая.

– Ну а теперь рассуди, может ли сотрудник милиции, простой оперативник, позволить себе такие дорогостоящие вещи?

Галина вздернула подбородок.

– Элементарно. Взятки хапаете! В «Оноре» участковый раз в месяц заявляется, деньги в конверте получает.

– Но он не демонстрирует материального благополучия, боится службы внутренней безопасности, а я, как видишь, никого не опасаюсь.

– Че те надо? — устало спросила Галя. — Ты ваще кто? Ладно, двигай по коридору.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Первый раз познакомилась с творчеством Донцовой по книге про Тараканову, с тех пор очень люблю ее детективы и особенно Виолу. Если честно, мне не нравятся названия, как-то они не совпадают с внутренним содержанием книг, какие-то поверхностные. А героини всегда на высоте — добрые, порядочные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *