Хеппи-энд для Дездемоны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 11

– Не перебивай меня, — велела я, усаживаясь на кухне, — тогда быстро поймешь, в чем дело. Я очень хорошо знаю, что ты рассказала операм в день убийства клиентки отеля. В гостинице сняли комнату баба с мужиком. Не успела парочка устроиться, как в «Оноре» влетел разъяренный муж дамы. Кстати, как ты узнала, что прибыл законный супруг?

В глазах Галины мелькнула тень.

– Он орал жутко, мол, где жена, — поежилась она.

– А потом молотком по стойке рецепшен хрясь?

– Да, да, — быстро закивала врунья, — именно так!

– Ты перепугалась, не сразу нащупала тревожную кнопку… Ну а дальше понятно.

– Ужасно! — застонала Галина, обнимая себя за плечи. — Страшнее, чем в кино! Кровищи на полу море! Океан!

– Стой, стой, давай о другом поговорим. Знаешь, я была сегодня в «Оноре» и обратила внимание на интересную деталь — стойка-то рецепшен в полном порядке.

– Думаешь, раз на время комнаты сдают, то там должно быть грязно? — возмутилась администратор. — Наоборот, за чистотой больше, чем в пятизвездочном, смотрим. Знаешь, какие люди у нас бывают? Жаль, не имею права фамилии назвать.

– Ника Терешкина тоже из постоянных?

– Кто? — изобразила непонимание Галина.

– Женщина, которую убили, — терпеливо напомнила я. — Или ты забыла ее фамилию?

– Из головы вылетела, — кивнула Галя. — Нет, она впервые пришла.

– С улицы?

– Может, из метро. Или на такси прикатила.

– Она номер заранее заказала?

– Нет, нет, просто вошла.

Наглая ложь администраторши стала меня раздражать.

– Хватит врать! — приказала я. — Говорила уже: я побывала в «Оноре». Меня сначала не хотели впускать, моей фамилии не было в списке клиентов, а потом, когда я прорвалась внутрь, поняла: номер получить у вас невозможно. А ты обслужила невесть кого? По какой причине?

Галина умоляюще вытянула руки.

– Тише! Хачик уехал на пару дней, у него в Чучмекии семья — жена и фигова туча детей. Говорил, будто подался в Москву на заработки, но, похоже, врал. Ему в столице весело, бизнес идет, девки под рукой, со всеми перетрахался. Кстати, он не противный, меня на работу взял. Вот только жить где? Я за эту хату кучу бабок отваливаю. Ну я и воспользовалась отъездом Хача. Было несколько свободных номеров, я и пустила народ с улицы, думала — обойдется. Ночью номер отмою, белье в машине отстираю, а денежки в карман. Кто ж знал, что так получится? Тетка мне приличной показалась. У меня глаз наметанный, вмиг дерьмо от конфеты отличаю. Я решила: она с любовничком повеселится и усвистит. А тут он! С молотком!

– Стоп! Как выглядел спутник Ники?

– Кто?

– Мужчина.

– Вау! Волосы дыбом! Молоток в руке! Хрясь! Хрясь! — затвердила хорошо выученные слова Галина.

– Не об убийце речь. Опиши кавалера Терешкиной.

– А? — растерялась дежурная. — Ну… э… в костюме.

– Две руки, две ноги, одна голова? — издевательски спросила я.

– Точно!

– Лицо опиши.

– Глаза, нос, рот…

– Волосы?

– Не помню. Может, он был лысый? — изобразила недоумение Галина.

– Ну, спасибо, — кивнула я, — пора мне. Пойду в милицию, прямехонько к людям, которые делом Терешкиной занимаются.

– Зачем? — испугалась Галина.

– Объясню им, что ты врунья.

– Ей-богу, за всю жизнь слова неправды не сказала! — закрестилась лгунья.

– Дорогая, — снисходительно улыбнулась я, — если человек шарахнет молотком по рецепшен, пластик на куски развалится. А на стойке нет ни царапинки.

– Наверное, починили, — проблеяла Галя.

– Нет, твоя сменщица уверяет, что ремонта не делали.

Галина икнула.

– Не надо врать, — предостерегла я ее. — Когда Хачик уехал?

– Шестого, — прошептала портье.

– До убийства Ники, — констатировала я. — И кто замещал шефа?

– Я, — пролепетала Галя. — Он меня главной оставил.

– Хозяин вернулся?

– Пока нет.

– Значит, он не в курсе произошедшего?

– Я хотела сообщить, а у него сотовый отключен, — промямлила Галя. Затем разрыдалась, похоже, искренне. Во всяком случае, по щекам потекли настоящие слезы. — Не могу, — изредка всхлипывала она, — ой, не могу!

– Лучше сказать правду, а то совсем запуталась ты во лжи. Убили ведь не Нику? — напирала я.

Галя вскочила и забилась в щель между буфетом и плитой.

– Ты чего несешь?

– Терешкина никогда не носила вызывающей одежды, стойка рецепшен в идеальном состоянии, Настя пропала… Хочешь, расскажу, как обстояло дело?

Галина тихо сползла по стене, села на корточки и обхватила голову руками.

– Я могу ошибиться в деталях, — продолжала я, — тогда поправь. Ты придумала замечательный план, подготовилась по полной программе. Наверное, Хачик заблаговременно предупредил тебя об отъезде, поэтому ты отнесла объявление в бесплатную газету. Попросила, чтобы его опубликовали определенного числа. В принципе ты ничем не рисковала, посторонние в «Оноре» не появятся, дверь тщательно заперта. Поскольку убийство задумывалось днем, особого наплыва проституток быть не должно, они в основном работают вечером, раньше восьми никто из них не появится. А постоянных клиентов, тех, что приезжают на пару часов повеселиться, ты просто не пустила. Наверное, шептала в домофон: «Уходите скорей, у нас налоговая!» Ясное дело, люди живо убегали прочь, поэтому в «Оноре» никого не было. С охраной ты тоже управилась. Небось сказала парню: «Тихо сейчас, сходи к бабе Тане, пообедай». И ничего не подозревавший простодушный секьюрити утопал. Ну а затем ты убила Настю, изуродовала ее, бросила в комнате, куда через некоторое время вошел Василий. А теперь у меня к тебе несколько вопросов. Первый: где Ника? Второй: откуда ты знаешь Василия? Третий: зачем…

– Нет, нет, — застучала затылком по стене Галя, — все не так!

– Маленькие неточности можешь исправить, — милостиво разрешила я. — Хочешь изложить свою версию событий?

– Да, да, да, — зашептала хозяйка. — Я ни в чем не виновата!

– Лучше не начинай снова лгать. Я абсолютно уверена, что в «Оноре» погибла Настя, труп которой выдали за тело Терешкиной. Ника не могла иметь сексуальный контакт с двумя разными мужчинами за один день, она не носила в сумочке презервативы и не лечила гонорею. А вот для профессиональной проститутки это естественно. Ну, пой, птичка! — велела я.

Галина села на пол и вытянула ноги.

– А все бедность проклятая… — прошептала она. — Я приехала из села. У нас там жить нельзя — нет ни денег, ни мужиков стоящих. А я чем остальных хуже? Семью хочу, детей, заработок приличный…

Очутившись в столице, Галя быстро поняла: в большом городе еще хуже, чем в деревне. В крошечном местечке все знакомые и совсем с голоду не умрешь — на огороде картошка растет, огурцы, помидоры. А в Москве продукты покупать надо. Помаявшись некоторое время, Галина потихоньку начала устраивать свою жизнь. Познакомилась с Хачиком, получила место администратора и ощутила себя счастливой. В гостиницу приходило много мужчин, Галя надеялась найти среди клиентов себе мужа.

Год понадобился наивной провинциалке, чтобы понять: парни, которые проводят досуг с проститутками или снимают комнату для забав с временной любовницей, абсолютно не интересуются девушкой за стойкой. А еще у нее большая часть средств уходила на оплату съемной квартиры. От усталости и безденежья Галя стала очень злой, начала бросаться на соседей, устраивать скандалы. После очередной свары ей становилось на короткое время легче, но затем на нее снова наваливалась депрессия и пригибала к полу, в голову лезли мрачные мысли: похоже, ей, Гале, предстоит всю жизнь перебиваться грошовыми заработками и в конце концов, забыв про женское счастье, идти в загс со стариком, владельцем собственной квартиры. Тема жилплощади была больнее проблемы деторождения.

Некоторое время назад Володя, владелец двушки, которую снимает Галина, позвонил и сделал ей потрясающее предложение:

– Если поможешь мне в одном деле, оформлю на тебя квартиру, — пообещал он. — Согласна? Отвечай сразу. Если нет, найду другую бабу, более сговорчивую.

– Да! — закричала Галя. — Я за комнаты любого убить готова.

– Хорошо, — одобрил тот, — давай встретимся и обсудим детали.

«Стрелку» Володя назначил в кафе, на площади трех вокзалов. До сего момента Галина с хозяином не виделась — в его квартиру ей помогла вселиться баба Таня, которая хорошо знала Владимира и договорилась с ним лично. Первого числа каждого месяца Галина ходила в почтовое отделение и опускала в абонентский ящик конверт с деньгами, потом звонила по телефону и сообщала:

– Плата внесена.

Такой порядок устраивал и ее, и владельца квартиры. Володя, кстати, был милостив: пару раз Галя задержала деньги, но он агрессии не выказал.

– Ладно, — сказал он съемщице, — если сейчас бабок нет, потом сразу за два месяца внесешь.

Короче говоря, встретились они недавно. Володя оказался щуплым мужичонкой, ради солидности отпустившим усы и бороду. Собственно говоря, внешность его Галина разглядеть не сумела: на лоб хозяина свисала челка, нижнюю часть лица скрывала борода, а глаза — за очками с темными стеклами.

– Хочешь иметь квартиру? — без обиняков спросил он.

– Да! — выдохнула Галина.

– Тогда слушай, — велел он. — В оговоренный день ты сделаешь так, чтобы в «Оноре» никого не было: ни проституток, ни клиентов. Потом впустишь меня и уйдешь. Вернешься через два часа.

– И все? — поразилась Галя.

– Да.

– И получу за это квартиру?

– Непременно. Я оформлю дарственную.

– Не обманешь?

– Нет, — коротко рубанул Володя.

– Прямо не верится, — колебалась Галя.

Хозяин встал.

– Тогда прощай. Собирай вещи. Придется тебе переезжать — моя квартира пойдет платой за услугу!

– Согласна, согласна! — испугалась Галина. — Но мне хочется иметь гарантии. Может, сначала жилплощадь переоформишь?

– Трус не играет в хоккей, — пожал плечами Владимир. — Либо ты доверяешь мне, либо катись ко всем чертям.

И Галина согласилась. Сначала ей показалось, что судьба вымостила ей дорогу к счастью. Все складывалось как по маслу. За пару дней до «операции» Хачик укатил на родину, и Галя осталась за главную. Постоянных клиентов она обзвонила накануне и сообщила:

– Простите, у нас будет проверка из санэпидемстанции, завтра мы не работаем, а через день в обычном режиме.

По поводу проституток Галина и не беспокоилась: раньше восьми девки никогда не являются, а Володя хотел провернуть дело днем.

Едва стрелки часов заняли нужную позицию, как Галя сказала охраннику:

– Миша, сегодня тишина у нас. Ты как? Не соскучился?

– Ага, — кивнул секьюрити. — В сон меня клонит, прям глаза закрываются!

Портье мысленно зааплодировала. Двадцать минут назад она угостила парня куском торта со снотворным, значит, лекарство начало действовать.

– Иди, приляг в дежурке, — заботливо предложила Галя.

– Не положено, — зевнул Миша.

– Ступай, ступай, — подтолкнула его она. — Хача нет, я за главную, разрешаю тебе. А потом ты меня прикроешь в какой-нибудь ситуации.

– Правда можно? — заколебался Миша. — А то меня с ног валит!

– Да, да, подремли часок, — захлопотала хитрюга. — Если понадобишься, я шумну.

– Лады, — согласился дурачок и завалился на боковую.

Администраторше осталось лишь впустить Володю и умотать самой.

Через два часа Галина вернулась, увидела за стойкой рецепшен Володю и спросила:

– Порядок?

– Не совсем, — мрачно ответил мужик. — Проблемка вышла.

– Какая? — испугалась она.

– Давай покажу.

Галя проследовала за своим благодетелем по коридору, вошла в номер и заорала. На полу в луже крови лежала женщина. Вместо лица у несчастной зияла кровавая рана…

– Господи, — тряслась сейчас Галя, — вид страшнее жути! Морды нет, руки в кровище, и кругом все красное!

– Дальше что? — поторопила ее я.

Галина встала и включила чайник.

– Володя мне сначала рот зажал, а потом говорит: «Влипли мы по полной программе, надо отмазываться». И тут звонок в дверь…

Галя чуть не скончалась от страха, а Володя рявкнул:

– Живо садись на рабочее место!

Администраторша плюхнулась в кресло, Владимир открыл дверь, в отель вошел слегка потрепанный мужичонка и спросил:

– Это гостиница?

– Да, — проблеяла Галя. И тут же добавила: — Мест нет, вам лучше уйти.

– Не подскажете, в каком номере Вероника Терешкина? — продолжал посетитель. — Она здесь, я знаю точно. И не уйду, пока с ней не побеседую!

– Айн момент! — бойко ответил Володя, подошел к стойке с ключами и заявил: — Пятая дверь по коридору налево.

– Огромное спасибо, — поблагодарил его посетитель и быстрым шагом двинулся в указанном направлении.

– С ума сошел? — зашептала Галина. — Там же труп!

– Это наш шанс! — блестя глазами, отмахнулся Владимир. — Значит, так! Кого он спрашивал?

– Веронику Терешкину, — промямлила портье.

– Шикарно! Запоминай: ты впустила парочку, мужчину и женщину, внешность их особо не разглядывала, выдала ключи и забыла про них. Через четверть часа сюда ворвался дядька с молотком и давай орать, скандалить. Бил молотком по рецепшен, требовал жену, побежал по коридору… В общем, он девку и прикокал из ревности!

– А-а-а! — полетел по коридору крик. — А-а-а-а!

– Здорово! — шепнул Володя. — Действуй и помни о квартире, теперь она точно твоя. Ну, не стой, буди охрану! Только сначала запри номер снаружи, чтобы этот идиот не сбежал.

Галя рванула по коридору, повернула ключ в скважине, растолкала Мишу и приволокла его на место преступления. «Убийца», вопреки ожиданиям Володи, даже не сделал попытки к бегству — стоял около тела на коленях, держал молоток, который, очевидно, снял с трупа, и, словно заведенный, повторял:

– Катя, прости… Катя, прости… Катя, опять! Опять! Опять…

– Катя? — удивилась я. — Не Ника? Ты точно помнишь?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Первый раз познакомилась с творчеством Донцовой по книге про Тараканову, с тех пор очень люблю ее детективы и особенно Виолу. Если честно, мне не нравятся названия, как-то они не совпадают с внутренним содержанием книг, какие-то поверхностные. А героини всегда на высоте — добрые, порядочные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *