Хеппи-энд для Дездемоны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 12

– Какая Катя? — вытаращила глаза Галина. — Не было там Кать!

– Ты же только что сказала — мужик стоял у трупа и повторял: «Катя, прости!» — напомнила я.

– Ну… нет! — растерянно заморгала она.

– Ты упомянула Катю! — не успокаивалась я.

– Не, — помотала головой Галя, — наверное, я оговорилась. За полчаса до твоего прихода я с соседской девчонкой поругалась, из квартиры напротив. Маленькая сучка, а туда же, рожи мне корчит. Вот и заработала по первое число. Ее Катькой зовут, и спуталась я сейчас. Там Екатерин не было!

– Ладно. Что дальше?

– И в тот момент, — прижала руки к груди Галина, — снова звонок в дверь! Представляешь?

– Интересный у тебя денек получился, — кивнула я.

– Смотрю на экран домофона, — нервно продолжала администратор, — а у входа девка от Стаса. С мужиком! Никогда раньше восьми не приходили, а тут как назло.

– А ты бы им не открывала.

– Я и решила ее не пускать, — зачастила Галина, — а нахалка встала на звонок и стоит. Ну не дура ли? Пришлось ответить.

– И что ты сказала?

– Ну… точно не вспомню.

– Примерно, в общих чертах.

– Вроде что у нас тут ОМОН и чтобы шли в другое место.

– Думаю, хозяин тебе устроит хороший скандал после приезда, — хмыкнула я. — Клиентов распугала.

– Нет, — неожиданно усмехнулась Галина, — сутенер их около восьми пришел. Менты уже уехали, труп увезли, я комнату отмывала. Вперся в отель и давай гавкать: «Что за дела? У нас договор! Где моим комнаты искать?» Кулаками замахал. Ну я ему и выдала версию. Дескать, не ори, не до тебя, сплошной стрессняк — клиентку муж зарезал из ревности. Или ты хочешь, чтоб твоих девок допрашивали?

– Угу, — кивнула я. — И в милиции ты то же самое рассказывала?

– А меня не допрашивали.

– Вот интересно. Почему?

Галина положила ногу на ногу и откинулась на спинку стула.

– Володя в «ноль-два» позвонить велел. Я сделала, как он говорил. Когда я разбудила охранника, сказала ему: «Идиот! Разве можно так спать? Глянь, чего случилось! Теперь Хач тебя не просто с работы выпрет, а еще и на бабки поставит. Штраф выкатит размером с Останкинскую телебашню, пять лет бесплатно на хозяина пахать станешь и не расплатишься». Миша испугался и начал меня умолять: «Не знаю, как это получилось! Заснул по непонятной причине, прямо вырубило! Ты уж не говори Хачику!» Ну я и согласилась промолчать про его сиесту, только если он будет всем говорить, что мы вместе стояли у рецепшен, а потом ввалился мужик и давай орать: «Где моя жена?» и так далее. Миша все затвердил и как попугай ментам сообщил, что я ему велела.

– А ты что делала?

Галина пожала плечами.

– В комнате лежала, в шоке. Разве можно допрашивать бабу в истерике?

– Где находился Володя?

– Ушел давно, — вытаращила глаза Галя. — Еще до того, как я Мишку растолкала. Его вроде как в гостинице вообще не было. А я пока на службу не хожу, болею, у меня от нервного потрясения голос пропал.

– А здорово ты на лестнице орала, — не удержалась я от замечания. — Люди с поврежденными голосовыми связками именно в таком режиме визжат.

– Дым в квартиру тянет, — снова стала злиться Галина, — тут даже немой заговорит!

– Дай мне телефон Володи, — потребовала я.

– Пожалуйста, — с легкостью согласилась Галя. — Но у меня только мобильный, записывай…

– А где живет хозяин?

– Не знаю, — фыркнула администраторша.

– Ладно, — кивнула я. — Значит, все так удачно получилось. Василий признался в убийстве, ты заявила милиции, что погибшая — Вероника Терешкина, и все в это поверили… Просто песня. Одно к одному сложилось! Но вот вопрос: кто убил несчастную?

– Не я! — закричала Галя и захлопнула рот.

– В отеле никого, кроме тебя и Володи, не было, — напомнила я.

– Я ушла до прихода шалавы, — начала оправдываться Галина, — не видела ее. И зачем мне бабу убивать? Мы ваще не знакомы!

– А тебе не пришло в голову, зачем Владимир устроил спектакль? По какой причине ему требовалось остаться одному в гостинице.

– Нет, — замотала головой Галя. — Он мне квартиру обещал!

– Хорошо. А где же Ника?

– Кто? — слабым голосом поинтересовалась Галина.

– Куда подевалась Ника Терешкина? Что случилось с ней? Домой она не возвращалась. И похоже, ты знала, что она не придет. Зачем надо было выдавать Настю за Нику? Ты ведь в курсе, что похоронили Настю, но под именем Ники.

– Ничего я не знаю! — затрясла головой Галя. — И ничего плохого не делала! Это все Володя, его рук дело! Только он пропал. Я звоню ему каждый день по сто раз, а мобильный талдычит, мол, абонент находится вне зоны доступа.

Теперь понятно, по какой причине Галина столь охотно дала мне номер хозяина. Ладно, сейчас начну новый раунд и непременно загоню врунью в угол. Интересно, ей и правда кажется, что рассказанная ею история похожа на подлинную?

Внезапно Галя вскочила и ринулась в прихожую. Не успела я глазом моргнуть, как она выбежала на лестницу и понеслась вниз по ступенькам.

– Галина, стой! — заорала я, бросаясь следом.

Если поставить меня на одну дистанцию с олимпийской чемпионкой Светланой Мастерковой, то я, конечно, безнадежно отстану от самой красивой блондинки российского спорта, но среди любителей не спасую. Однако сейчас я потерпела сокрушительное фиаско. У Галины словно выросли крылья за спиной. К тому же она великолепно знала проходные дворы. В тот момент, когда я выскочила из подъезда, лживой администраторши и след простыл. Скорей всего она поняла, что окончательно завралась, что концы с концами у нее не сходятся, в ее истории отовсюду торчат хвосты, вот и решила скрыться.

Я вернулась в подъезд, поднялась на верхний этаж, прикрыла дверь квартиры Галины и позвонила соседям. Высунулась знакомая девочка.

– Наподдали ей? — радостно поинтересовалась она.

– Да, Катюша, — улыбнулась я. — Не знаю, правда, надолго ли Галина испугалась.

– Меня зовут Наташей, — поправила она меня.

– Ты уверена? Не Катей?

Девочка захихикала.

– Конечно, уверена. Я — Наталья Краснова.

– А Галина тебя Катей называла. Может, спутала она? Или ты ей Катюшей представилась?

Школьница скорчила гримасу.

– В нашем подъезде никаких Кать нет. Я живу тут всегда, всех знаю. А Галина вечно обзывается. Столкнемся у двери, она непременно скажет: «Привет, Наташа-параша, снова двойки домой тянешь?» Я ей один раз ответила: «Нет, Галка-палка, как всегда, пятерки». Между прочим, я иду на золотую медаль. И кто ей разрешил людей парашей обзывать? И знаете, чего она сделала? Вечером к родителям моим приперлась и такого им наврала! Что я ее столкнула с лестницы, оскорбила, ударила, грозилась палкой убить. Хорошо, что мама не поверила.

– Скажи, солнышко, а в чьей квартире живет Галина? — поинтересовалась я.

– В пустой, — ответила Наташа. — Там люди умерли. Ой, а че еще было! Один раз я стою тут с приятелем, и выскакивает Галина. Увидела нас и заорала: «Эта врет! Всегда! По вечерам матери брешет про занятия, а сама на чердаке с парнями трахается!» Я только рот разинула, а она уже понеслась вниз.

Девочка шмыгнула носом и посмотрела на меня.

– Ни с кем я по чердакам не хожу, — выдавила она из себя. — Вот зачем она такое сказала? А Леша ей поверил, больше со мной не дружит.

– Успокойся, милая, — улыбнулась я. — Галина просто злой человек, а твой Леша дурак, раз повелся. Забудь о нем, еще встретишь отличного парня. Так кто хозяин квартиры, которую она снимает?

– Снимает? — удивилась Наташа. — Нет, Галина ее купила.

Настал мой черед изумляться.

– Кто тебе рассказал про куплю?

– Так сама же она, — пояснила Наташа. — Такой скандал закатила! С нами тогда еще папа жил.

– Сделай одолжение, расскажи поподробнее, — попросила я.

Наташа прислонилась к косяку.

– Родители мои развелись недавно. Папа маме изменил, некрасиво вышло. Я на маминой стороне осталась. Только жить нам все равно пришлось вместе, разменять квартиру не получалось, кому в коммуналку-то ехать охота. Мама постоянно отца ругала. Вообще-то правильно, мужчина не должен так себя вести, но папа никуда уходить не собирался. А однажды тетку приволок. Стоит с ней в прихожей, тут мама выходит, и понеслась склока. Мать вопит: «В приличный дом шлюху привел!» А отец ей в ответ: «Сама хороша! Мы в разводе, и на своей половине я что хочу, то и ворочу!» В общем, они драться начали, табуретками швырять.

– Весело, — покачала я головой.

Наташа хихикнула.

– Ну прям как дети! А тетка, что с папкой пришла, испугалась, дверь открыла и бежать. Мама ей вслед скамеечку шваркнула, что в прихожей стояла, и точно в дверь Галины угодила. Ба-бах! Скамейка в щепки, соседка выскочила. Ой, тут такое поднялось! Галина на маму с кулаками, та на нее, отец между ними прыгает, успокоить пытается.

– Представляю, — пробормотала я.

– Не, такое видеть надо, — протянула Наташа. — Круче цирка! В конце концов мама с папой Галку скрутили, а она как завизжит: «Думаете, это вам так обойдется? Ща в милицию сообщу!» Тут ей папка и выдал: «Молчи, коза, иначе в налоговую стукну, расскажу, что квартиру снимаешь незаконно!» А Галка покраснела и завизжала: «Иди скорей, идиот! Это моя жилплощадь! Честно приобретена, могу документы показать!» Из рук у них вывернулась и к себе — шмыг! Родители прям офигели. И потом мама у папы спросила: «Где ж она деньги взяла? В нашем доме квартиры бриллиантовые».

– Интересная информация. Спасибо, Наташенька, — сказала я.

– Пожалуйста, — вежливо отозвалась девочка.

Я попрощалась с подростком и медленно начала спускаться по лестнице. Следует позвонить в квартиру к бабе Тане и поговорить со старушкой. Вопросы в этой истории множатся быстрее, чем я успеваю найти на них ответы.

Я, конечно, понимаю, что бывают загадки, которые тяжело разгадать. Например, я до сих пор пытаюсь понять, почему в гостинице, про которую мне рассказывал Олег, каждый месяц происходит убийство. Более странной ситуации не встречала. Владелец отеля не скрывает от клиентов криминальную ситуацию, хотя обычно в гостиницах принято молчать об убийстве в одном из номеров. Но здесь, наоборот, постояльцы пытаются помочь нашей доблестной милиции. И ведь преступника находят! Но не наказывают! Наверное, Олег решил надо мной подшутить! Он меня разыграл!

Я позвонила в квартиру к бабе Тане.

– Кто там? — весело спросила старушка, распахивая дверь. — Погоди, ты ж вроде сегодня уже приходила?

– Проголодалась снова, — улыбнулась я.

Пенсионерка глянула косо.

– По твоему виду не скажешь, что ты много ешь.

– День сегодня такой, жую и жую.

Баба Таня посторонилась.

– Проходи. Только обед кончился, а ужин я еще не сварганила, у меня харч по часам: с двенадцати до четырех ланч, с шести до девяти ужин. В остальное время чай или кофе с булками. Сгодится ватрушка? Честно признаюсь, вчерашняя.

– С удовольствием съем даже прошлогоднюю! — воскликнула я.

– Руки помой, — усмехнулась старуха, — и за стол топай.

– Никого нет почему-то… — начала я разговор, получив тарелку с плюшкой.

– Так не время, — вздохнула баба Таня. — В пять редко кто забегает.

– Наверное, тяжело целый день готовить?

– Я привыкла, — пожала плечами старуха. — С юности у плиты, у меня стаж почти пятьдесят лет, а пенсию выработала копеечную. Спасибо, квартира большая, вот и пришло мне в голову столовую открыть.

– На вас налоговая инспекция не наезжает?

– Бог миловал, — перекрестилась бабуля. — Да и что они мне скажут? Я приятелей кормлю, гостей привечаю, а это законом не запрещено.

– Ну да, — согласилась я, жуя невероятно вкусную ватрушку. — Только очень трудно в вашем возрасте готовить. А продукты? Они сами домой не придут.

– На рынке договорилась, — пояснила баба Таня, — бартер у нас с Ахмедом. Его люди мне товар по оптовой цене приносят, а я их кормлю по себестоимости.

– И все равно лучше квартиру сдавать.

– Ну ты сказала! — всплеснула руками баба Таня. — А самой куда? Вон Алевтина из шестой жильцов пускает, насмотрелась я на ее мучения. Один мебель испортил, другой денег не заплатил, уехал, да еще телик спер. А у меня спокойно: есть рубли — есть обед, средств нет — до свиданья. В долг я не кормлю.

– Да, — сказала я, — хорошо Володе, он просто так доллары имеет!

– Ты о ком речь ведешь? — изумилась старуха. — Я одна живу, детей Господь не дал, муж давно помер.

– На этаж выше расположена Володина квартира, — приступила я к интересующей меня теме, — там теперь Галина живет.

– А-а-а, соседушка… — недобро протянула баба Таня. — Вот уж свезло нам — такая змеюка поселилась. Как Павловна на тот свет убралась, закрыли двушку. А потом Галина причапала, и житья не стало. Психованная женщина, соседей строит. Никогда у нас таких порядков не было, тут все свои. Кого с детства помню, кого с юности. Сейчас, правда, продавать хоромы начали. Они ж у нас не стандартные.

– Ни у кого я таких не видела, — польстила я, — потолки высокие, лепнина, двери дубовые, комнаты большие.

– И кухни просторные, и санузлы раздельные, — закивала баба Таня. — Никогда коммуналок тут не было. Хорошее место. Знаешь, когда построили?

– Сразу после войны? — предположила я.

– Нет, в начале сороковых. Меня сюда ребенком привезли, младенцем в пеленочках. И так всю жизнь на одном месте, — подперла подбородок кулаком старуха.

– А Володя куда подался, не знаете?

– Да про какого Володю ты талдычишь? — вновь изумилась баба Таня.

– Про хозяина квартиры, где Галина живет. Он ей комнаты сдал, а сам уехал.

– Нет здесь никаких Володь, — отчеканила пенсионерка. — На том этаже Лостриновы да Савичевы жили. Ирина с мужем развелась, Толик в конце концов съехал, оставил площадь бывшей и дочери. И правильно, квартира Иркина, от родителей ей досталась, Толик в нее примаком пришел. А Савичевы умерли, последней Павловна убралась. Уж как она уезжать не хотела! Плакала навзрыд!

– Погодите, — остановила я хозяйку. — Как уехала? Она разве не скончалась?

– Преставилась, царствие ей небесное, — подтвердила баба Таня, — да только не тут, а в больнице. Павловне плохо стало ночью. Так скрутило ее, что она едва к Ирке доползла, к соседке. Та перепугалась и «Скорую» вызвала. Врачи прикатили, Павловну на носилки и в машину. Толик Лостринов, он тогда еще тут жил, да Рома Петренко со второго этажа помогали, они ее несли. Тащат Павловну, а та кричит: «Не троньте, оставьте, хочу дома умереть, на своей кровати». Ох, как мне ее жалко стало! Еще тогда подумала: меня-то кто похоронит? Тоже ведь одна. Всех пережила!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Первый раз познакомилась с творчеством Донцовой по книге про Тараканову, с тех пор очень люблю ее детективы и особенно Виолу. Если честно, мне не нравятся названия, как-то они не совпадают с внутренним содержанием книг, какие-то поверхностные. А героини всегда на высоте — добрые, порядочные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *