Хеппи-энд для Дездемоны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 13

– Павловна назад не вернулась, — продолжала баба Таня. — Мы ей деньги на гроб собирали, по подъезду ходили с шапкой. Народ накидал хорошо, хватило даже на помин души. Во дворе стол накрыли. Лето, тепло было. Во как! Квартиру закрыли. А потом — здрассти, Галина поселилась.

С первого дня новая жиличка стала показывать дурной характер. Не успела въехать, как взялась за курильщиков. Сначала прошлась по этажам и выбросила банки из-под растворимого кофе, которые жильцы использовали в качестве пепельниц. Очевидно, баба обладала обонянием, которому могли позавидовать беременные кошки, — едва кто-то чиркал зажигалкой в подъезде, как Галина распахивала дверь и начинала орать. Еще больше, чем курильщиков, новая жиличка ненавидела собак.

– Топчут грязь, — плевалась Галина огнем при виде крошечной болонки из десятой квартиры, — на ступеньках гадят.

– Я ее на руках ношу, — попыталась вразумить скандалистку хозяйка декоративного животного.

– Значит, на весу ссытся! — не дрогнула новенькая. — Чтоб ей сдохнуть!

Но самую яростную ненависть у Галины вызывали посетители столовой. Один раз соседка вломилась в квартиру к бабе Тане и завизжала:

– Устроила бардак! Бери ведро и мой за ними! Нагваздали в парадном!

Старуха растерялась, но тут, на ее счастье, похарчиться пришли ребята из местного отделения милиции. Они живо подхватили Галину, увели ее наверх и провели с ней беседу. После этого разговора Андрей, участковый, грустно сказал:

– Баба Таня, ничего поделать нельзя. Она прописана в квартире на законных основаниях.

– Купила ее? — расстроилась старуха. — Вот уж повезло нам!

– Нет, — объяснил Андрей, — по дарственной ее получила. Павловна ей фатерку подарила. Галина за ней перед смертью ухаживала, вот Савичева и решила ее отблагодарить. Наследников-то у нее не было. Так часто одинокие старики поступают — дарят площадь хорошим людям, а те за их могилкой следят.

– Нашла хорошую женщину! — возмутилась баба Таня. — И что-то я Галину тут раньше не встречала. Когда она успела за Павловной поухаживать? Если уж кто помогал старушке, так это Ирка Лостринова — вечно ей продукты таскала. Чего она Ирке собственность не отписала?

– Не знаю, — ответил Андрей, — но документы в полном порядке. Галина служила в нотариальной конторе, закон почище адвоката знает.

– Тю! — подскочила баба Таня. — Врет все! Она у Хачика в гостинице на рецепшен сидит.

– Верно, — согласился участковый, — уволилась с прежнего места, перешла поближе к жилью. Небось надоело в переполненном метро кататься, удобнее просто в подвал спуститься. Мы ее строго предупредили: в чужие квартиры вламываться нельзя, и она испугалась. А вот запретить ей орать на лестнице никак не получится. Если только она прямые хулиганские действия осуществит, тогда можно ее в обезьянник замести.

С тех пор Галина стала вести себя хитро. Она больше не колотила в дверь к бабе Тане, зато тем, кто дымил на лестнице, доставалось по полной программе. Например, Галя могла вылить на курильщика воду. Когда она проделала такой финт впервые, мокрый с головы до ног сосед вызвал милицию, а Галина разыграла перед ментами натуральное представление.

– Я? — изумленно моргала она. — Окатила Сергея? И в уме такого не имела! Вышла с помойкой, вижу, дымок поднимается, испугалась, что пожар начинается, и живенько чайник выплеснула. Огня боюсь, ужас! Разве на лестнице курят? Это запрещено! Я и подумать не могла, что сосед нарушает инструкцию!

Ментам оставалось лишь отчитать Галину, что они и сделали. А склочница стала еще осторожней, теперь она сосредоточилась только на посетителях столовой. Выльет на них кружку и закрывается в квартире.

– Психованная, без мужика бесится, — резюмировала баба Таня. — Может, найдется какой любитель, тогда она и притихнет. Парни без женщин совершают глупости, а бабы без мужиков творят гадости.

– Лола говорила, что вы Галину и в гостиницу, и в дом пристроили, — протянула я.

– С чего ей такая ерунда в башку влетела? — удивилась пенсионерка. — Нет, конечно. И откуда люди сплетни берут? Вот помириться с ней я хотела. Однажды в гости пришла и предложила: давай жить по-человечески, отродясь в нашем подъезде не собачились, уймись! Лучше по-хорошему: приходи обедать, по себестоимости угощу. А она мне в ответ: «Охота дерьмо жрать! Знаю, знаю, из тухлых кур бульон варишь. Навалишь в него перца и за свежий суп выдаешь».

– Очень милая дама!

– Гадюка и та ласковей, — закивала баба Таня.

– Значит, никакого Володи в той квартире не было, — подвела я итог.

Старуха помотала головой.

– Не было! Савичевы жили. Дед с бабкой, сын их с невесткой, и все. Никого не осталось. Я здесь с рождения, восьмой десяток землю топчу, но ни памяти, ни ума не растеряла. Хочешь, про дом расскажу? В подвале, где теперь отель, раньше квартира была, в ней тоже жили. Фамилия очень смешная у жильцов — Фупытко. Так их давно никого нет. А фундамент Хачик выкупил и ремонт забабахал. И что интересно, дочка Фупытко, Анька, замуж выскочила за…

– И Галина не из деревни, — перебила я старуху, — служила в нотариальной конторе.

– Так участковый сказал, — подтвердила пенсионерка. — Он у нас серьезный, не болтун.

– Спасибо, баба Таня, — встала я из-за стола, — очень вкусная ватрушка.

– Вчерашняя, — напомнила старуха, — весь аромат потеряла.

– Все равно замечательная.

– Так я про Фупытко договорю… — свернула на прежнюю стезю бабуля.

– Уж извините, мне бежать пора, — остановила я разболтавшуюся пенсионерку.

– Эх, молодежь… — посетовала баба Таня. — Одно слово — торопыги. Заходи еще перекусить. Завтра картошки нажарю, с луком.

– Непременно загляну, — пообещала я и вышла на улицу.

Свернула налево, увидела впереди небольшой скверик и села на скамеечку, где беседовали две женщины лет тридцати.

– Представляешь, — громко вещала одна, — пишу вчера мужу сообщение на телефон: «Милый, у нас годовщина свадьбы. Купи пиццу, вина, устроим ужин».

– А он чего? — заинтересовалась подруга.

– Через минуту ответ присылает: «Целую».

– А ты чего?

– Сначала ему написала: «И я тебя сто раз целую», потом в ванную побежала, душ приняла, голову накрутила. Ну, думаю, раз он такой нежный, с поцелуями, то… Сама понимаешь!

– Хи-хи-хи, — донеслось в ответ. — Дальше чего было?

– Вернулась я в комнату, выбираю платье и вижу, что на мобилу сообщение пришло, читаю… Ну тебе, Ленка, никогда не догадаться, че мне Игорь прислал!

– «Обожаю, куплю шубу»? — предположила Лена.

– Ага, две норки.

– Ой, супер! — хлопала в ладоши подруга. — Везет тебе, Люсь!

– Да не было там ничего подобного, — огрызнулась Люся. — Совсем другой текст: «Я не про поцелуи. Спрашивал, целую пиццу покупать? Мы ж ее вдвоем не съедим, возьму половину».

Я, став невольной слушательницей слишком громкой чужой беседы, судорожно закашлялась, а Лена растерянно протянула:

– Не пойму, что произошло-то.

– Ничего особенного, — грустно ответила рассказчица. — Я решила, что он написал: «Целую», в смысле чмок-чмок, а он, оказывается, про пиццу спрашивал: «Целую?» Надо было знак вопроса поставить, а Игорь про него забыл.

– Мы бабы дуры, — сказала подружка, — нам все любви охота.

– И не говори, — вздохнула Люся. — Так половину пиццы и припер. Еще скандал мне устроил, мол, зарплата через неделю, какие рестораны.

– Козел! — в сердцах воскликнула Лена. — Куда настоящие мужики подевались?

– Вымерли, — подытожила Люся. — Ну, а я ему показательный скандал устроила: пиццу об пол, ногой сверху и покричала от души. Теперь накрепко запомнит, как годовщину свадьбы отмечать надо.

Я закрыла глаза. Каждый народ достоин своего вождя, а каждая жена — своего мужа. Не следует уничтожать коробки с итальянским фаст-фудом, надо действовать иными методами. Но, увы, большинство женщин любит поскандалить. Некоторые умеют вовремя остановиться, другие, как Галина, теряют тормоза и нападают на окружающих.

Что же полезного я узнала? Похоже, в отеле погибла не Ника, а проститутка Настя. Теперь вопросы. Кто ее убил? Почему? Если в гробу было тело Насти, где сейчас Ника? Какова роль Терешкиной в произошедшей истории? Или все же убита моя подруга? Тогда почему на ней оказалась одежда Насти, а в сумочке презервативы? Стоп, косметичка скорей всего Настина. Значит, «бабочка» заходила в отель и оставила там свои шмотки. А куда делись вещи Ники? Их надела Настя! С какой целью? Минуточку, эксперт определенно сообщил: погибшая незадолго до смерти имела связь с двумя мужчинами, и она лечила венерическое заболевание. Следовательно, убита все-таки Настя. Так где же Ника? И все эти похороны, поминки… У Терешкиной есть дочь, мать никогда бы не стала доставлять Вере столько страшных переживаний. Или Ника предупредила ее о предстоящем спектакле?

Внезапно мне вспомнилось лицо Верочки, ее полубезумные глаза, слова, которыми девушка приветствовала всех на похоронах.

Нет, такое не сыграть даже супергениальной актрисе. Но если Ника жива, то по какой причине она прячется? От кого? Терешкина просила меня заменить ее на неделю в гимназии, хотела весело провести время с любовником в Дубае. Но осталась в Москве и звонила мне в момент, когда Вася напал на нее с молотком? Так, так… Она собралась в отпуск, решила пережить приключение. Пресная жизнь с Василием ей надоела, душа просила новых впечатлений, и тут подвернулся любовник. Кто он? Я не знаю имени мужчины, Майя Филипенко тоже в растерянности. Может быть, таинственный незнакомец настолько запал в душу Нике, что она решила убежать от Василия? Тогда объяснима пропажа талисмана, тигренка Ларсика. Ника не выносила его из дома, но, собравшись покинуть квартиру навсегда, прихватила бесценную для себя и не нужную никому другому вещь. Кстати, о вещах!

Я вытащила мобильный и набрала домашний номер Терешкиной.

– Алло, — сказал щемяще знакомый голос.

– Ника! — ахнула я. — Боже!

– Это Вера, — мрачно поправила девушка.

– Прости, — прошептала я.

– Мама умерла, — с вызовом произнесла Вера. — А вы кто?

– Виола Тараканова. Извини, но ваши голоса так похожи, — стала оправдываться я, с трудом приходя в себя от шока. — Скажи, Верочка, у вас вещи не пропадали?

– Какие?

– Всякие. Может, что-то из квартиры исчезло?

– Брать у нас нечего, — с легким пренебрежением заявила Вера. — Телик допотопный, холодильник во времена неандертальцев собран, компа нет.

– Я про одежду. Ты не проверяла мамин шкаф? Прости, конечно, за вопрос.

– Не-а. Сразу для похорон ей костюм выбрала, он у нее один приличный, остальное старье.

– Может, шуба испарилась? — цеплялась я за последнюю надежду, понимая, что она тает, как кусок льда на горячей сковородке.

– А вы почему интересуетесь? — напряглась Вера.

– Да понимаешь… Я случайно увидела… на одной нашей общей знакомой… э… э… шубу. Как у Ники. Ну и подумала… вдруг…

Я сказала и обалдела. На улице май, ложь про манто в самый раз.

– Это ошибка, — буркнула Вера, — мамина цигейка на месте, в мешок от моли упрятана. Извините, я устала, спать хочу.

Я положила трубку на колени. Маловероятно, что Ника унесла шмотки с собой. Вера бы их исчезновение заметила и удивилась. Значит, моя подруга ушла в чем была, прихватив только Ларсика. Или его взял другой человек. Кто? Кому нужна замусоленная игрушка, реликвия бабушки Греты, подарок дедушки Микласа, заслуженного железнодорожника? Это не драгоценности, не уникальная картина, а жуткая поделка, ценная лишь для Ники.

Так кого убили в отеле? Кто? Если погибла проститутка, то где Ника? И если подруга жива, то зачем она звонила мне с воплем «Убивают!»?

Сообразив, что хожу по замкнутому кругу, я снова взяла телефон и позвонила Филипенко.

– Здравствуйте, сейчас не могу ответить на ваш звонок, оставьте сообщение после гудка, — ответил автоответчик ее голосом.

– Майя, срочно соединись со мной. Виола Тараканова, — сказала я и стала рассматривать народ, бегущий по тротуарам.

– Глаза б мои их не видели! — проскрипело сбоку.

Я повернула голову. Упоенно ругавшие мужчин женщины незаметно ушли, на освободившуюся часть скамейки сел дед в белой панаме.

– Разврат, — прокряхтел он, — гадость.

– Вы ко мне обращаетесь?

– Еще кого-то тут видишь? — агрессивно отреагировал дед.

– Людей много, — улыбнулась я.

– Сама, значит, из таких, — брызгал слюной старикашка.

– Из каких? — изумилась я.

– Одна сидишь!

– Разве нельзя?

– Приличная девка без сопровождения не ходит, — авторитетно заявил дед. — Не прикидывайся, я отлично знаю, чем вы тут, гулящие, занимаетесь! Все вижу! Одна отбывает, он вторую выталкивает. Во театр-спектакль!

Морщинистая ладонь, покрытая мелкой россыпью пигментных пятен, ткнула в сторону проспекта. Я прищурилась. Около разноцветной будки с надписью «Пирожки и блинчики» стояла девчонка, облаченная в кожаную юбчонку и крохотный топик с блестками.

– Тьфу! — сплюнул старик. — Во, машина подъехала. — Возле проститутки действительно притормозила неновая иномарка. — Договариваются, — сопел дедок. — Каждый день одно и то же, противно глядеть! Мужиков обслуживают. А вона главный шкандыбает, брюки на коленях болтаются. Попался б он мне лет пятьдесят назад. Расстрелять! Без суда! На площади!

Я вскочила и, не обращая внимания на гневающегося пенсионера, пошла к точке, где собрались ночные бабочки, увидев среди них знакомую фигуру.

– Эй! — удивленно закричала Лола. — Че ты тут делаешь?

– Скажи, вон тот парень с усиками — Стас?

– Ага, — закивала Лола.

– Попроси его со мной поговорить.

– На работу устроиться решила? — на полном серьезе поинтересовалась Лола. — Не возьмет. Старая ты.

На мгновение я обиделась. Между прочим, я хорошо выгляжу, еще вполне могу понравиться мужчине.

– Стас! — заорала Лола.

– Чего? — обернулся парень. — Опять в туалет? Хватит! Терпи!

– К тебе женщина пришла!

– Где? — завертел головой сутенер.

Я помахала рукой.

– Привет.

– Ну здорово, — сурово отреагировал Стас.

– Можно вас на минуточку?

– Зачем?

– Ничего плохого. Видите вон там лоток с книгами?

– Это не мой, — сплюнул Стас, — я девками занимаюсь, по торговле остальным Махмуд. Ступай к метро, он там в шашлычной сидит, с ним и толкуй.

– Мне вы нужны. Пойдемте к книгам.

– На фига они мне сдались? — загудел Стас, но все же сделал пару шагов влево.

Я схватила один из своих детективов.

– Видите?

– Ты психованная? — испугался Стас.

– Автор Арина Виолова. Теперь на фото посмотрите.

– И че?

– Это я!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Первый раз познакомилась с творчеством Донцовой по книге про Тараканову, с тех пор очень люблю ее детективы и особенно Виолу. Если честно, мне не нравятся названия, как-то они не совпадают с внутренним содержанием книг, какие-то поверхностные. А героини всегда на высоте — добрые, порядочные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *