Хеппи-энд для Дездемоны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 14

Глаза сутенера изучили снимок.

– Малость похожа, — с некоторым сомнением протянул он. — Прическа лучше и губы больше.

– Компьютером внешность поправили, — согласилась я.

– Так вы писательница! — осенило Стаса.

Я закивала.

– И че вам от меня надо? — заинтересовался сутенер.

– Понимаете, — смущенно пробормотала я, — я совершенно ничего не знаю о вашем бизнесе, а по ходу книги главная героиня становится, как бы поделикатней выразиться… э… цветком шоссе. Не могли бы вы рассказать некие подробности, ввести меня, так сказать, в курс дела…

Стас заморгал, потом хлопнул себя руками по бедрам.

– Че? Книгу про нас нацарапать хотите?

– Не весь роман, — затараторила я, — но одна из героинь оказывается на дороге, обслуживает клиентов.

– И мое имя назовете?

– Нет, конечно, зачем же…

– Лучше напишите, — перебил сутенер. — И укажите честно: Стас о своих заботится. У нас не как у других: если заболела, силком не вытащу, бить не стану, мирно дела решаем. Девки моей спиной прикрыты. Кто разборки улаживает? Стас! Коллектив хороший, помогаем друг другу. Вон, видите, Люся…

– Черненькая, в розовой кофточке?

– Ага, — подтвердил сутенер. — Муж у ней заболел, пакость какая-то с ногами. Так постоянный клиент ей помог, да не ее, а Лолы. Девки всех опросили, нашли врача…

– Что значит муж? — изумилась я.

– Че, первый раз про штамп в паспорте слышите? — заржал Стас. — Муж, он и есть муж!

– Люся имеет супруга?

– Ну…

– Вот странность!

– Почему?

– Она ведь проститутка.

– Жизнь нынче такая, на одну зарплату не проживешь, надо деньги добывать, — пустился в объяснения Стас. — Дорого все, а Люська квартиру хочет, они с мужиком хрен знает откуда приехали. Он у Махмуда пивом торгует, она на точке. Нормально. Говорю же, тут коллектив! Других послушаешь — ужас. На Алиску гляньте. Вон она, в зеленом. Раньше с Хасаном работала, на Ленинградке, еле ноги унесла. Чума! Через день на субботник ставил, после аборта сразу на дорогу погнал. У нас не так. Социальный пакет.

– И много девушек под вашим началом?

– Есть народ, не жалуюсь, — обтекаемо ответил Стас.

– Москвички?

– Кто откуда, полная география, — затряс головой сутенер. — Многие в люди вышли, могу примеры привести. Карина бизнесменшей стала, палатку купила — сникерсы-шмикерсы-хреникерсы… Маришка в кино снимается!

– Да ну? — поразилась я.

– Звезда! — гордо подтвердил Стас. — Хотите посмотреть? Могу принести. Недавно вышла лента, называется «Развратная невеста». Крутая вещь, нарасхват идет.

– Огромное спасибо, — ответила я, — у меня глаза побаливают, врач велел зрение не напрягать.

– Светка квартиру купила, — продолжал Стас, — и мебель в ней поставила.

– Значит, с вашими девушками ничего дурного не случается?

– Не, я слежу внимательно.

– Ни одна не погибла?

– Ленка под машину попала, — признался сутенер. — Но она сама виновата — набухалась и на шоссе выскочила, несчастный случай. А так — все живы-здоровы.

– Все?

– Ага.

– И Настя?

– Это кто такая? — совершенно искренне удивился Стас.

– В вашей сплоченной команде не было девушки с таким именем?

– Настя?

– Да.

– Анастасия?

– Точно, — терпеливо кивала я.

– Не, — протянул Стас, — Лида, Лола, Ирка, Ленка… Никаких Настен. А че вы про нее спрашиваете?

– Тут неподалеку есть гостиница, называется «Оноре», слышали про такую?

Стас заморгал, затем нарочито спокойно ответил:

– Ага. Одно время мы пользовались их номерами. Только хозяин оборзел, цену заломил ого-го, и я решил уйти оттуда.

– Куда?

– Здесь, рядышком, — неопределенно махнул рукой сутенер. — Аренда дешевая, условия лучше.

– Хочу посоветоваться с вами по поводу сюжета будущей книги.

– Давайте, — оживился парень.

– Одна проститутка идет с клиентом в отель, а ее там убивают. Подобное возможно?

– Да скока угодно! — скривился Стас. — Мужик из братков попался, а девка плохо его обслужила. Только вы напишите: на нашей точке такого не случается, я отмороженных вежливо отсеиваю, чутье на психованных имею.

– Ситуация разворачивается днем.

– Ну и че?

– Вы же обычно вечером выходите.

– Это на точку, — пояснил Стас, — на шоссе постоять. А есть постоянные клиенты. Они мой телефончик знают, звякнут и имеют девочку в любой момент.

– Девушки одни и те же? На дороге и по заказу?

Стас поскреб затылок, потом ткнул пальцем в стайку ярко разодетых проституток:

– Вон те — дешевки. А которые заказные — дорогие, им цена другая. А еще напишите: я подарки не отымаю. Заплатили по прейскуранту, остальное не мое. Клиент голду навесил или в карман лавэ напихал, отгрызать не стану.

– Благородно.

– Он один такой! — воскликнула стоявшая невдалеке хрупкая блондиночка, обсыпанная пудрой с блестками. — Стасик классный!

– Лучше заткнись, Лидка, — беззлобно приказал хозяин.

– Настя дома сидит? — вновь решила я свернуть на интересующую меня тему.

Парень вынул сигареты, и тут над дорогой полетел крик:

– Стас! Романовские подвалили!

Сутенер швырнул на проспект так и не закуренную сигарету.

– Суки! Ща разберемся. Вы спокойненько стойте, не лезьте!

Я послушно замерла у будки со всякой мелочью, а Стас решительно зашагал в сторону двух тонированных иномарок.

– Тетя, — прошептали сбоку, — дашь сто евриков?

Из-под откидного прилавка выглядывала девочка, с виду лет десяти.

– Ты кто? — спросила я. — Ну напугала, прямо Франкенштейн какой-то!

– Алиска, не пихайся, — прошептала малышка и повторила: — Дашь сто евриков?

– У меня с собой столько нет, — я попыталась отделаться от попрошайки, но та вылезла наружу и довольно громко сказала:

– Дай сто евриков! — А потом еле слышно пролепетала: — Я знаю Настю.

Я схватилась за сумочку.

– Не здесь, тетя, — предостерегла девочка. — Стас увидит и отымет. У метро дом стоит серый, во дворе площадка с качелями, туда беги.

– Эй, зараза, с кем баки заливаешь? — гаркнули из палатки.

– Тетка тут дорогу спрашивает, — прозвенела в ответ девочка. И одними губами добавила: — На качелях!

– На кого фуфырло растопырил? — понеслось над проспектом. — Ваще, блин, крутой? Чтоб у тебя на пятке… вырос, захочешь ссать, ботинок снимаешь!

– Базар не гони, твоя сиделка у выхода!

– Захлопнись, недоделок, закатывай пульки и на кучу!

Скандал явно набирал обороты, сутенер, забыв о писательнице, решившей взять у него интервью, полез в драку, девки завизжали, от ларьков, сдергивая с себя кожаные, слишком теплые для сегодняшнего вечера куртки, побежали черноволосые парни, из иномарок посыпались кряжистые мужики. Локальный конфликт перерастал в масштабную войну. Я быстро завернула за палатку и поспешила к метро. Если Стас и вспомнит про глуповатую литераторшу, то он совершенно не будет удивлен ее исчезновением. Мало кто из женщин захочет оказаться в эпицентре бандитской разборки.

На площадке обнаружилось двое детей, остальных родители давно увели домой, и сейчас они мирно ужинали, глядя мультики. Но парочке, сидевшей на качелях, никто не сварил кашу. Впрочем, их явно давно не водили в душ и не покупали им новую одежду. На девочке красовалось слишком большое платье, а мальчуган щеголял в замасленном комбинезоне.

– Ну привет! — весело сказала я. — Как вас зовут? Надо же, быстрее меня добежали. Наверное, все проходные дворы знаете.

– Давай сто евриков! — потребовала девочка.

– Я Виола, а ты?

– Давай сто евриков!

– Может, сначала познакомимся?

– Давай сто евриков, — упорно твердил ребенок, теребя матерчатую сумку.

Пришлось достать из кошелька купюру. Грязная ручонка мальчика выхватила бумажку, он бросился бежать прочь, девочка соскочила с качелей. Внезапно из ее торбочки раздалось характерное попискивание, сообщавшее о получении смс-сообщения.

– Знаешь Настю? — приступила я к допросу.

– Она сказала, что ты придешь, — кивнула она и протянула мне исцарапанную ручонку: — Стелла.

– Красивое имя, — удивленно сказала я.

– Сама себе его придумала, — призналась девочка. — У Стаса была одна, ее так звали.

– Настя предупредила тебя о моем приходе?

– Ага.

– Извини, это невозможно. Мы никогда не встречались, не знакомы друг с другом.

Стелла села на скамейку, порылась в кармане, вытащила пачку сигарет и начала щелкать дешевой зажигалкой.

– В твоем возрасте вредно курить, — не выдержала я.

– Мне четырнадцать, — обиделась крошка.

– Сколько? — ахнула я.

Стелла поджала губы.

– Я никак не вырасту.

– Тогда курение тем более опасно.

Не обращая ни малейшего внимания на мое замечание, Стелла глубоко затянулась, выпустила изо рта серое облако и хмыкнула.

– Объясни, что тебе сказала Настя! — потребовала я.

– Чего непонятного? — спросила Стелла. — Настя предупредила: «Если я исчезну, не бойся. Человек придет, я тебя не брошу». Она обещала меня с собой забрать.

– Куда?

Стелла нахмурилась.

– Ну, с дороги увести хочет.

– Ты обслуживаешь клиентов! — ужаснулась я.

Девочка скривилась.

– Че особенного? Жрать захочешь, запрыгаешь. Меня бабка Стасу продала, он ей три ящика водки выкатил.

– Бабушка отдала тебя за спиртное?!

– Нормально, — зевнула Стелла. — Ты Стасу не верь. Слышала я брехалово про шоколад, который девки едят. Враки это! Настя мне за помощь новую жизнь обещала, сказала, появится гонец. А тут ты!

– Стеллочка, — ласково сказала я, — извини, я пока не могу разобраться: ты сейчас ведешь речь о проститутке Насте?

Девочка затоптала сигарету.

– Ну! Она особенная.

– То есть?

Стелла засмеялась.

– Остальные тупые. Лидка читать не умеет, Ирка еле-еле говорит. Танька ваще чумовая — ей Стас наркоты отсыпает, иначе она на точке не стоит. И все в Москву из Дерьмовска приехали, плечевые удачливые.

– Кто?

Стелла снисходительно посмотрела на меня.

– Похоже, ты жизни не знаешь! Плечевая — это девка, которая с дальнобойщиками водится. Водитель в рейсе иногда по неделе ездит, скучно ему, вот и сажает Лидку, кормит ее в дороге. Ну и трахает. Лидке весело с мужиком, она с ним туда-сюда поездит и к другому пересядет. Вот и рассекают по трассам. Самые фартовые до Москвы добираются, а уж здесь кто как устроится. А Настька местная, столичная. И она иностранный язык знает, не по-нашенски читает.

– Вот уж маловероятно, — усомнилась я в правдивости информации. — Образованная девушка найдет более пристойное занятие, чем проституция.

– Настя на шоссе не стояла, она элитных клиентов обслуживала, в гостинице.

– Все равно! — уперлась я. — Наверное, она наврала тебе про свои таланты. Если я сейчас скажу, что по-китайски понимаю, как ты проверишь?

– Ниче она не брехала! — уперлась и Стелла. — Настёна умная! Лолка кроссворд разгадывала, и вопрос ей попался… Ой, не помню, трудный, в общем. Никто ответа не знал, а Настя влегкую сказала.

Я кивнула. Умение вписывать в клеточки правильные слова не говорит о большом интеллекте, скорей уж о хорошей памяти. Задания повторяются, и скоро начинаешь отвечать автоматически: сорт яблок из четырех букв, первая «а» — анис. Впрочем, я могу поверить, что Настя закончила десять классов, тогда на фоне остальных проституток она со своим образованием казалась академиком.

– Месяц назад, — журчала Стелла, — меня Стас отметелил. За сбой имиджа.

Я с удивлением посмотрела на девочку. Странная фраза в устах ребенка. Стелла поняла выражение моего лица по-своему и пустилась в объяснения:

– Видишь, как я одета? Есть такие мужики — западают на грязь. Ну типа подобрали второклашку убогую, что в мусорном бачке сидит, с помойки ест, привезли на квартиру, отмыли, накормили и трахнули.

– Послушай, это сумасшедшие! — возмутилась я. — Им требуется помощь психиатра.

Стелла вытерла нос кулаком.

– Говорю же, ты жизни не знаешь. До фига кругом уродов. Стас велит мне в палатке сидеть, иногда клиент валом прет, а иногда его нет. Если вечер пустым начался… ну не сняли тебя до полуночи… то покатит и до утра без бабок. Завсегда эта примета срабатывает.

Я поежилась, Стелла спокойно повествует о вещах, которые взрослым-то людям знать не следует, а уж детям и подавно. Детям положено заниматься спортом, учебой и развивающими играми. Но не всем ребятам везет в жизни, не у каждого есть заботливые родители.

…В тот день Стелла оказалась невостребованной, до двух часов ею никто не заинтересовался. У остальных девчонок дела тоже шли плохо, а Стас неожиданно умотал в неизвестном направлении. Оставшись без присмотра, Стелла скинула с себя убогое платье, влезла в джинсы и пуловер, а потом взяла чужую косметичку и стала наводить марафет (девочка переживает по поводу своего крошечного роста, а макияж, по ее мнению, добавляет ей солидности).

Не успела Стелла разрисовать по полной программе лицо, как с улицы раздался голос Стаса:

– Сикуха, выгляни!

Стелла, не стерев косметику, выскочила из ларька. Сутенер стоял спиной к будке и говорил полному дядьке, выглядывавшему из джипа:

– Ей десять, ничего хорошего она не видела. Отмоешь, покормишь — и делай че хочешь!

– Эта, што ль, в третий класс ходит? — ткнул в Стеллу жирным пальцем потенциальный клиент. — Ну ваще!

Стас обернулся и покраснел.

– Ростом с мышь, — издевательски протянул толстяк, — а морда… Не, поищи других дураков, твоя школьница пол-Москвы обслужила. Она, типа, карлик!

Стекло быстро поднялось, внедорожник понесся в сторону области.

– Сука! — зашипел Стас и схватил Стеллу. — Размалевалась! Ну ща кровью умоешься!

Наподдавав провинившемуся подростку, сутенер ушел. Девочка поплелась в подземный переход — там был туалет, куда сердобольная дежурная всегда пускала Стеллу бесплатно.

Вздрагивая от озноба, малолетняя проститутка стала смывать с лица остатки макияжа, перемешанные с кровью, текущей из распухшего носа.

– Больно? — участливо спросил кто-то за ее спиной.

– Отстань, — огрызнулась Стелла.

Легкая рука легла на плечо, девочка стряхнула ее, но через секунду вновь ощутила прикосновение.

– Че надо? — заорала Стелла. Обернулась и увидела Настю.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Первый раз познакомилась с творчеством Донцовой по книге про Тараканову, с тех пор очень люблю ее детективы и особенно Виолу. Если честно, мне не нравятся названия, как-то они не совпадают с внутренним содержанием книг, какие-то поверхностные. А героини всегда на высоте — добрые, порядочные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *