Хеппи-энд для Дездемоны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 15

– Стас постарался? — мягко спросила Настя.

– НЛО упало, — мрачно ответила Стелла. — Инопланетяне с молотками вылезли и мне в нос напихали!

Настя тихонько засмеялась.

– Правильно, никогда не сдавайся и не жалуйся на жизнь. Многим хуже, чем тебе. Пошли, поедим.

– Я без денег, — угрюмо призналась Стелла.

– Так я приглашаю, — пояснила Настя. — Надо только подальше отъехать, не на глазах же у Стаса кофе пить.

Угостив Стеллу, Настя спросила:

– Нравится на дороге работать?

Девочка засмеялась.

– А тебе?

– Сейчас речь не обо мне. Если в четырнадцать клиентов обслуживать, то к шестнадцати в развалину превратишься.

– И че ты предлагаешь? — со вздохом поинтересовалась Стелла. — Позвонить папе-банкиру и заплакать: «Забери меня отсюда, увези в загородный дом»?

– Неплохое решение, — кивнула Настя. — Но, как я понимаю, родителей у нас нет?

– За обед спасибо, а в душу не лезь, — предостерегла Стелла.

– Хочешь свалить? — внезапно предложила Настя.

Стелла помотала головой.

– Стас все равно найдет, мало мне не покажется. И куда идти?

– Есть вариант, — обтекаемо ответила Настя. — Только ты мне помочь должна. Удастся мой план — обе дернем и заживем шикарно. У меня квартира есть.

– Своя? — настороженно поинтересовалась Стелла.

– Личная, — подтвердила Настя. — Спрячемся, не отыщут. Москва большая, работать будем.

– Вдвоем на шоссе?

– Никогда! — отрезала Настя. — Я много чего умею. А ты учиться пойдешь.

– Жесть!

– Не хочешь?

– Ни фига у нас не получится.

Настя обняла Стеллу.

– Еще как получится! Главное — верить. Значит, так. На глазах у Стаса мы не общаемся, если я тебя дразнить стану — не обижайся. Если вдруг пропаду, не волнуйся, это ненадолго. Услышишь сплетню про мою смерть — не верь. Жива буду, здорова, слух нужен для отвода глаз. Жди молча! Либо я сама приду, либо от меня человек появится, начнет про Настю расспрашивать и пароль скажет, вот тогда и уходи с ним спокойно. Знай: я его за тобой прислала. Ясно?

И Стелла поверила Насте. Вам, наверное, покажется странной наивность малолетней проститутки, но четырнадцатилетняя девочка, несмотря на полное отсутствие иллюзий, вдруг начала мечтать об обычной жизни. Настя была очень убедительна, она сумела найти нужные слова.

За день до своего исчезновения старшая подруга украдкой поговорила со Стеллой, велела той:

– Ночью езжай на улицу Коробко, дом пять. Заруливай во двор, встань лицом к подъездам, отсчитай от левого угла шестое окно и влезь в квартиру.

– Меня в ментовку загребут, — занервничала Стелла, — обвинят в воровстве.

– Ночью во дворе никого нет.

– С чего это люди раму незапертой держат? — колебалась Стелла.

– Слушай меня внимательно! — зашептала Настя. — На пластике снизу имеются винтики, нажмешь на головки одновременно три раза, и стеклопакет вверх уедет.

– Вау! — выдохнула Стелла.

– В квартире никого не будет. В ней три комнаты, пройдешь в самую маленькую, там есть тайник, я объясню, как его найти. Найдешь в захоронке паспорт и принесешь мне.

– Отчего ты сама не скатаешься, раз попасть туда так просто? — удивилась Стелла.

– Мне туда никак нельзя, а документ очень нужен. Получу его, и скоро мы вдвоем убежим. Только ничего там не трогай, не переставляй, не прикасайся к вещам! Твое дело — тайник.

И Стелла согласилась. Самое интересное, что все прошло без сучка без задоринки. Во дворе не оказалось ни одной живой души, люди мирно спали в теплых постелях. Стелла отсчитала шестое окно, нащупала винты, попала в квартиру, нашла паспорт, выскользнула назад и привезла красную книжечку Насте. Та расцеловала Стеллу, пообещала той скорое освобождение от Стаса и… пропала.

Стелла не стала горевать, ведь Настя предупредила ее о таком повороте событий. Значит, надо затаиться и ждать, спектакль разыгрывается по плану…

– А теперь вот ты притопала, — демонстрируя выбитый сбоку зуб, завершила повествование девочка. — Все, как Настя обещала! И пароль назвала.

– Я сказала кодовое слово? — изумилась я.

– Ну да, — кивнула Стелла, — Франкенштейн. Я его долго заучивала, никак в башке не укладывалось. Я ведь сначала сто евро клянчить стала, думала деньжонок срубить, маленькой некоторые дают. Ну не целую сотню и не в евриках, но перепадает. А ты меня увидела и говоришь: «Франкенштейн». И я сразу сообразила: от Насти ты.

Я вынула платок и сделала вид, что вытаскиваю из глаза соринку. Похоже, пропавшая проститутка увлекается литературой, не зря она в качестве пароля избрала имя чудовища, придуманного писательницей Мэри Шелли. Франкенштейн ныне почти забыт, теперь на пике моды Фредди Крюгер, человек-паук, Бэтмен и иже с ними. Наверное, Настя полагала, что случайный прохожий не станет произносить имя Франкенштейн. Но судьба сыграла с девушкой злую шутку: к Стелле пришла я, случайно воскликнувшая от испуга: «Прямо Франкенштейн!» Какова вероятность подобного совпадения? Один шанс на миллион. Но это произошло!

– Пришлось все равно сто евро выклянчивать, — объясняла свое поведение Стелла. — Со мной Алиска сидела, ты ее не видела, но она хорошо чужие разговоры слышит.

– Мальчик в комбинезоне?

– Это девочка, — засмеялась Стелла, — Стас велел ей так одеваться.

– Понятно, — прошептала я.

– Алиска дура и сука, выдать меня могла, — деловито продолжала Стелла, — любопытная крыса, вечно уши греет. Точно б заинтересовалась, с чего я еврики цыганила, а потом перестала и убежала. Не, я деньги выманила, Алиска с ними и удрапала. Уж извини, это для безопасности. Ты меня заберешь?

Я вздрогнула. Вот ситуация! Оставить девочку нельзя, но что мне с ней делать?

– Так идем? Лучше прям сейчас, — настаивала Стелла. — Стас с Романовскими крутизной меряется, про нас забыл.

Я взяла Стеллу за руку:

– Побежали.

Дома я сразу запихнула Стеллу в ванну, потом напоила ее чаем и спросила:

– Не побоишься одна остаться?

Девочка усмехнулась:

– Нет.

– Тогда спокойно отдыхай, включай телик, читай книги, полазай в компьютере.

– Я не умею им пользоваться, — скривилась Стелла.

– Потом научишься, — пообещала я. — Короче, делай что хочешь, но никуда не уходи.

– Уж не дура!

– Вот и славно.

– А ты куда? — проявила любопытство Стелла.

– По делу съезжу и вернусь. Отдыхай спокойно, не волнуйся.

– Ладно, — согласилась она и взяла пульт от телевизора, а я легла на диван и тоже уставилась в экран.

– Не поедешь никуда? — спросила около полуночи Стелла.

– Еще рано. Мне позднее понадобится уйти, поэтому я и спрашивала, не побоишься ли ты одна ночью в чужой квартире остаться.

Стелла не ответила, я приподнялась на локте и увидела, что девочка спит, свернувшись клубком. Гостья была такой маленькой, беззащитной, хрупкой, что небольшое кресло оказалось для нее просторным ложем.

Нужный дом на улице Коробко стоял буквой «П». На всякий случай я очень внимательно осмотрелась по сторонам. Хоть и ночь, да вдруг где-нибудь пристроилась парочка или несколько пьянчужек допивают, скажем, вон в той беседке последнюю бутылку. Но во дворе не было ни души.

Я отсчитала шестое окно от левого угла, мысленно перекрестилась, пошарила руками по раме, нащупала две железные точки и начала нажимать на них. Скрытый механизм не подвел, послышался тихий щелчок, стеклопакет плавно ушел вверх.

Прежде чем зажечь свет, я опустила рулонки. Шторы оказались плотными, клеенчатыми, такие не пропустят ни одного луча. Только помешала большая ваза с искусственными цветами, стоявшая на подоконнике в кухне, но я просто перенесла ее на стол.

Комнат, как и говорила Стелла, было три, и ничего особенного я в них не обнаружила — стандартная мебель и такая давно не модная деталь интерьера, как ковер на стене. В столовой громоздилась горка, забитая посудой, большую площадь занимал здоровенный диван. Судя по отсутствию пыли, сюда иногда приходили с уборкой. Но в отключенном холодильнике не было продуктов, в шкафчиках, тянувшихся над плитой и мойкой, обнаружились лишь вскрытая пачка чая и тарелка с окаменелым печеньем. В ванной на полочке у раковины не было никаких баночек.

Миновав столовую и кабинет, я добралась до спальни, обставленной более современной мебелью — светлой, сделанной из прессованных опилок, и после некоторого колебания открыла встроенный гардероб. И вновь ничего удивительного: пара блузок, джинсы, несколько юбок…

– Настя, — прошептали из коридора, — ты пришла?

На секунду я примерзла ногами к полу, потом юркнула в шкаф и задвинула створку.

– Не прячься, — свистел голос, — это я!

Дверь поехала в сторону, свет ударил мне в лицо.

– Вы кто? — вскрикнула немолодая женщина.

– Тише, прошу вас, тише, я вовсе не собираюсь никого грабить! Меня прислала Настя, за паспортом, — взмолилась я.

Тетка замолчала, постояла секунду, потом деловито сказала:

– Елена Петровна.

– Виола, — представилась я в ответ.

– С Настей вместе работаете? — уточнила Елена Петровна.

– Да, — живо согласилась я.

– Как она?

– Нормально!

– Да разве с вашей работенкой нормально бывает? — горько вздохнула Елена Петровна. — Вылезай. Есть хочешь?

– Не откажусь от ужина.

– Сейчас я принесу из своей квартиры блинчики, — заговорщицки подмигнула мне Елена Петровна, — ступай на кухню.

– Вы соседка! — догадалась я.

– Настя про меня не рассказывала? — остановилась на полдороге женщина.

– Ну… в общем… не особо откровенничала…

– Не сомневаюсь в Настином умении держать язык за зубами, — перебила меня Елена Петровна. — Охохоюшки! Решила всех преступников поймать? Пора бы семью завести!

Я, успев пройти пару метров по длинному коридору, схватилась за стену.

– Что? Каких преступников?

Елена Петровна погрозила мне пальцем.

– Настя от меня секретов не имела! Кто ее воспитал?

– Кто? — эхом повторила я.

Елена Петровна постучала себя по груди.

– Ляля. Так она меня называет. И тебе можно, раз вы вместе работаете. Сейчас я еду принесу…

Спустя полчаса, съев очень вкусные блинчики с творогом, я спросила у Елены Петровны:

– Как вы догадались, что в соседней квартире кто-то есть?

– Я бессонницей маюсь, — охотно пояснила та, — по ночам как привидение брожу. Лягу в кровать, подушку поворочаю и, если погода хорошая, во двор выползаю, на скамеечке сижу.

– Вы видели, как я в окно лезла! Но ведь я внимательно посмотрела по сторонам и никого не заметила.

Ляля показала рукой на вазу с искусственными цветами.

– Маячок снят.

– Вы о чем?

– Букет — наш знак. Если он на окне стоит — Насти нет, исчезнет ваза — вернулась она, мне можно осторожно сюда сунуться. Знак этот только для меня. Выбралась я сейчас кислорода глотнуть, посмотрела по привычке на Настюшины окошки и обрадовалась: она пришла! Мы очень давно не виделись. Больше года.

– Настя столько времени не появлялась дома?

– Проверяешь, что я знаю? Сказано, все! Думаешь, Настя мне ничего не рассказывала? Права не имела? Лучше говори, как там она? Не болеет? А то у нее горло слабое.

Я попыталась прийти в себя, Елена Петровна, заметив на моем лице странное выражение, схватилась за сердце.

– Ее убили? Говори правду!

– Не знаю! — честно призналась я. — Ищу Настю или свою подругу Нику.

Женщина сделала пару глубоких вздохов, потом нарочито спокойным голосом произнесла:

– Виола, все мои родственники: дедушка, папа, мать — служили в органах, отдали жизнь на благо Родины, защищали ее. Много я потерь перенесла, но понимаю, что государственные интересы важнее личных. Что с Настей? Я готова к любым новостям!

– В отеле «Оноре», — решила я рассказать правду, — нашли труп женщины с изуродованным лицом. Погибшую идентифицировали как Нику Терешкину. Около трупа сидел убийца, ее муж, он сжимал в руке молоток и говорил: «Прости, прости. Я убил жену! Она мне изменила!» Его арестовали, посадили в СИЗО, и там он умер от сердечного приступа, дело закрыто. Труп Терешкиной кремировали. У следователя не возникло никаких вопросов, но я совершенно случайно выяснила: похоже, убили не Нику, а Настю. Хотя точной уверенности у меня нет. Я никогда не встречалась с вашей воспитанницей, не видела ее, но мне необходимо точно знать, что произошло в отеле «Оноре».

– Как же ты узнала про квартиру и про фокус с окном? — настороженно спросила Елена Петровна.

Я быстро рассказала про Стеллу.

– Ясно, — пробормотала Ляля. — А зачем ты пришла?

– Если Настя жива, она где-то прячется.

– Может, и так.

– Я хотела найти в квартире что-нибудь… дневник… письма… документы… фото… Вы знаете ее друзей?

Женщина оперлась руками о стол.

– Зачем ты меня обманываешь?

– У меня и в мыслях не было говорить неправду!

– Ты не имеешь отношения к органам! Немедленно объясни, кто ты такая, — зашипела Елена Петровна. — Друзья ей понадобились… Здорово сказано!

Внезапно мне стало страшно — с лица милой дамы стекла улыбка, глаза превратились в щелки. Не успела я охнуть, как в руке старухи оказался маленький, но совершенно настоящий пистолет, круглое дуло поднялось на уровень моего лба.

– Я попадаю в бегущую мишень без промаха, — предупредила Ляля, — лучше не шевелись и отвечай на мои вопросы. Четко, ясно, коротко! Если дернешься, я открою тебе третий глаз, но воспользоваться им ты не успеешь. Чего молчишь, язык проглотила? Не дрожи, я сдуру не пальну! Эх, молодежь, считаете нас отстоем, ни на что не годными тряпками… Давай, колись, голуба. Начнем с паспортных данных. Согласна?

Пораженная метаморфозой, произошедшей с пенсионеркой, я осторожно кивнула. Никогда бы не подумала, что милейшая женщина, только что угостившая меня замечательными блинчиками с творогом, выхватит пушку и приступит к допросу. И где она прятала оружие? Я не успела заметить, откуда она его достала.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: