Хеппи-энд для Дездемоны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 18

Несколько лет молодые люди были заняты только работой. Ляля взяла на себя все бытовые заботы: готовила, стирала, убирала, вела нехитрое домашнее хозяйство. А потом Женя женился на тихой, похожей на белую мышку Галочке. Супругу он нашел на работе — Галина служила секретарем, была многократно проверенным сотрудником. Лучшей пары и не сыскать, отдел кадров не имел ничего против этого брака. Сыграли свадьбу, ясное дело, свидетелем со стороны жениха стала Ляля.

Если вы думаете, что подруга детства и сестра начала сживать со света супругу Жени, то глубоко ошибаетесь. Ляля никогда бы не сделала ничего плохого Гале. Сразу после свадьбы Ляля устранилась от ведения домашнего хозяйства и постаралась пореже бывать у молодоженов, но Галина запротестовала.

– Лялечка, — сказала она, — вы дружите с рождения, зачем же нарушать традиции? Я очень рада видеть тебя! Всегда! Ты Жене как сестра. У меня близких родственников нет, давай и мне сестрой станешь.

Ляля, насторожившись, спросила у Жени:

– Ты рассказал Гале нашу историю?

– Да, — кивнул тот.

– Очень неосмотрительно, — не одобрила она.

– Родителей больше нет, — напомнил Женя.

– Не следует чернить их память, — не успокаивалась Ляля.

– Галочка лишнего слова не скажет, — пообещал он. И оказался прав. Тихая белая мышка тщательно хранила секрет.

Галочка оказалась великолепной женой и замечательной подругой. Женя был счастлив, Ляля тоже. Единственное, что омрачало общую радость, это отсутствие ребенка.

Ради того, чтобы родить малыша, Галя пошла лечиться. Лишь тот, у кого нет желанного ребеночка, поймет, через что пришлось ей пройти. Но в конце концов болезненные манипуляции завершились успехом, Галочка забеременела.

Девять следующих месяцев прошли под угрозой выкидыша, Галя лежала на сохранении. Именно лежала, ходить и даже сидеть врачи ей запретили. А еще доктора велели ни в коем случае не волновать беременную, поэтому, когда Ляля попала в больницу с ужасным диагнозом — рак груди, Женя ничего не сообщил супруге.

Ему пришлось туго, несколько месяцев он разрывался между двумя клиниками. Ляле сделали операцию, она была очень слаба, нуждалась в постоянном уходе. Хорошо хоть Галочка, воспитанная службой, не проявляла любопытства. Она один раз спросила у мужа:

– Где Ляля? Почему не навещает меня?

Женя округлил глаза и коротко рубанул:

– Рабочая необходимость!

– Ясно, — кивнула Галя и более вопросов не задавала.

Но все, даже самое плохое, когда-нибудь да кончается. Ляля вернулась домой, а вскоре приехала из клиники и Галочка вместе с новорожденной Настей. И снова потянулись счастливые годы.

Лялю отправили на пенсию, дали ей инвалидность. Несмотря на диагноз, Елена Петровна ощущала себя совершенно здоровой и могла бы просить начальство оставить ее на службе. Но Ляля была рада ранней отставке — можно не сдавать крошечную Настю в ясли. Малышку она полюбила патологически, теперь вся жизнь Ляли была посвящена девочке. Женя и Галя работали, часто ездили в командировки, прослыли на службе безотказными сотрудниками, бойко шагали вверх по карьерной лестнице, их погоны делались все тяжелей от увеличивающихся по размеру звезд. Настенька родителей практически не видела, их с успехом заменила ей Ляля.

Нет, она ни в коем случае не претендовала на роль матери. Елена Петровна каждый день повторяла Насте:

– Надо гордиться своими родителями, они служат государству!

Настя воспитывалась правильно, и, когда Женя с Галей встречались с дочерью, девочка была счастлива. Но со всеми проблемами Настюша шла, как она говорила, к нянюшке. Ей она доверяла свои тайны, с ней советовалась по всем вопросам.

Видя горячую любовь племянницы, Елена Петровна старательно взращивала в душе девочки такие же чувства по отношению к родителям. Чем старше становилась подопечная, тем больше Ляля рассказывала ей о работе папы с мамой. Конечно, правду Елена Петровна сообщить не могла, да она и сама теперь в подробностях не знала, чем занимаются брат и невестка, но внушала девочке:

– Твои папа и мама стоят на страже интересов народа!

В конце концов Настя твердо уверилась: ее родители — самые уважаемые люди на свете, а их работа невероятно ответственна.

Настя была замечательным ребенком, училась отлично, особых проблем не доставляла, ее любили и учителя, и одноклассники. Девочка бегала на дополнительные занятия, рисовала, танцевала, пела, а после окончания школы очень легко поступила на экономический факультет, профессию ей помогла выбрать Ляля.

Когда Настя писала диплом, в семье случилась беда. Женя и Галя попали в аварию, из машины вынули два трупа. Елена Петровна поседела от горя, Настя выплакала все глаза и растеряла веселость. Госэкзамены она чуть не завалила, но педагоги, осведомленные о несчастье, проявили к девушке сострадание.

– Надо тебе устраиваться на работу, — опомнилась через некоторое время Ляля.

– Я уже оформляюсь, — ответила Настя.

– Куда? — ахнула Елена Петровна. — Почему со мной не посоветовалась?

Настенька обняла тетю.

– Думаешь, мама с папой погибли случайно?

– Это была автокатастрофа, — тихо ответила Ляля. — Ты же знаешь подробности: пьяный урод выскочил им на встречку. Ладно бы он в «Жигулях» сидел, так ведь на тракторе ехал! Женя ничего не сумел сделать.

– Это официальная версия, — сухо отбрила ее Настя, — а на самом деле их уничтожили враги.

– Что ты, милая! — начала Елена Петровна. — Ну какие у Женечки с Галочкой враги? Они были святыми людьми! Никому плохого слова не сказали.

– Я уже не маленькая, — мрачно перебила ее Настя. — И потом, я беседовала с Олегом Петровичем.

– С кем? — напряглась Ляля.

– Начальником управления, в котором служили родители.

– Не может быть, — испугалась Елена Петровна. — Зачем?

– Я встаю на место выбывших из строя, — торжественно заявила Настя.

– Не надо! — встрепенулась Ляля.

– Почему?

– Ну… просто не надо, — повторила Елена Петровна. — Это трудная служба, можно не устроить личную жизнь, придется заниматься не всегда приятной работой.

– Кто-то же должен убирать грязь! — парировала Настя.

– Ты имеешь высшее образование, свободно владеешь иностранными языками, великолепно рисуешь, танцуешь, поешь. Может, тебе еще на актрису поучиться? — стала соблазнять воспитанницу Ляля. — Сцена, успех, аплодисменты… Подумай, дорогая!

Настя улыбнулась.

– С четырнадцати лет я знала, куда пойду служить. Ты ведь мне объяснила, каким делом заняты папа с мамой — самым необходимым, они служат Отечеству!

Вот когда Елена Петровна горько пожалела о своих восторженных рассказах.

– Но откуда ты узнала про отдел, где служили родители? — только и сумела спросить она. — С улицы прийти и справки навести нельзя. Кто тебя отвел к Олегу Петровичу?

Настя молча подошла к небольшому секретеру.

– Эта вещь принадлежала отцу, так?

– Да, — кивнула Ляля. — Старинная мебель, очень красивая.

– Откуда она у нас?

Очень удивленная таким поворотом беседы, Ляля ответила:

– В свое время твой дед Валерий купил его для своей жены.

– Знаешь секрет?

– Чей? Дедушкин? — напряглась Ляля, которая никогда не раскрывала Насте семейные тайны.

– И его тоже, — вдруг весело заявила Настя. — Но сейчас я спрашивала вот про это.

Не успела Ляля моргнуть, как воспитанница ловко поднырнула под полированную столешницу, послышался щелчок, легкий скрип, треск…

– Вот, смотри, — велела Настя.

– Это что? — изумилась Елена Петровна.

– В секретере есть тайник, — пояснила воспитанница. — Я случайно его обнаружила. Помнишь, когда я училась в восьмом классе, тебя в санаторий отправили?

– Было дело, — растерянно подтвердила Ляля.

– А родители в командировку укатили.

– Помню.

Настя села в кресло.

– Я осталась одна и решила сделать всем сюрприз — убрать квартиру. Затеяла генеральную уборку, занавески перестирала, книги перетерла, мебель полиролью обработала. Очень старалась! Залезла под секретер, решила его и снизу протереть, тряпкой зацепила за какой-то выступ, нажала на завитушку… Открылся ящик, а в нем дневник бабушки Оли, она его каждый день вела.

– Не может быть! — обомлела Ляля.

– Самым тщательным образом все записывала.

– Вот казус! — прошептала Ляля.

– И прятала хорошо. Уж не знаю, был ли тайный ящик в секретере с самого начала или бабушка его специально сделала, — сказала Настя. — Там много про работу.

– Она не имела права писать о службе!

– Но все же записывала, — улыбнулась Настя. — Очень интересно. А еще про историю отношений Анны с моим дедушкой Валерием.

– Это ложь! — на всякий случай крикнула Ляля. — Анна была… э… не совсем нормальна.

Настя положила на стол несколько толстых тетрадей.

– Всего их двенадцать штук, — пояснила она, — и все лежали в тайнике. Ольга не сомневалась: твой, Ляля, отец — Валерий. Там есть точный расчет, буквально по дням.

– Мало ли кто что напишет… — потеряла самообладание Ляля. — Меня, слава богу, Марта воспитывала, она была нормальная. Я биологическую мать совершенно не помню.

– А ты изучи документы, — посоветовала Настя. — Интересная вещь!

Ляля кинулась к столу, схватила одну тетрадку, прижала к груди и простонала:

– Все неправда! Отец — замечательный человек… А Валера никогда не спал с Анной…

Настя обняла Лялю за плечи и усадила на диван.

– Успокойся! Что ты так разволновалась? Мы с тобой родные племянница с тетей. И еще. Моя мама знала о тайнике, там лежат и ее записи, тоже очень откровенные. Вот из них я про Олега Петровича и узнала.

– Петр и Анна просто дружили с Валерием и Ольгой, — дрожащим голосом продолжала бубнить свое Ляля.

– Ты защищаешь честь давно умерших родителей? — грустно спросила Настя. — Отлично тебя понимаю, только это уже никому не нужно. Никого не осталось, лишь ты да я, а мы — роднее некуда. Я и правда счастлива, что одной крови с тобой. Ясно?

Ляля прижалась к Насте.

– Ближе тебя у меня никого нет!

– Знаю, — кивнула девушка. — Теперь понимаешь, почему я хочу заменить маму с папой? Они погибли, защищая Отечество. Ты же сама когда-то была их коллегой!

– Очень давно, — промямлила Елена Петровна. — И не на оперативной работе — я занималась ерундой, бумажки перекладывала. Хотя имею наградное оружие, начальство в свое время меня отметило. Просто за чепуху вручили!

– У нас чепухи не бывает, — объявила Настя, — каждый на своем месте нужен.

Елена Петровна в изнеможении откинулась на спинку дивана. Слова «у нас чепухи не бывает» племянница произнесла таким торжественным тоном, что стало понятно: вопрос о месте работы для Насти решен раз и навсегда.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: