Хеппи-энд для Дездемоны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 23

– Александр Львович заплатил много, — повела плечами Ирина, — и я сказала Нике: «Извини, дорогая, дальше плыви без меня».

Ника расстроилась, принялась уговаривать Ирину Сергеевну изменить решение, сулила ей баснословные барыши. Но завуч упорно твердила:

– Пора остановиться. Мне денег хватит!

– Глупо, — кипела Ника, — мы можем еще подзаработать.

И тут Ермакова, как напророчила, взяла да и ляпнула:

– Надо вовремя прикрыть лавочку, не дай бог неприятность случится.

Разговор происходил в пятницу, Ника, услыхав последнее заявление завуча, обозлилась.

– Не каркай! Хорошо, давай сейчас обойдемся без принятия судьбоносных решений. Отдохни в выходные, а в понедельник вернемся к нашей беседе.

Субботу Ирина провела, как всегда, на кухне. К сыну и невестке пришли гости, муж, старательно изображавший из себя писателя, обозлился на шумевшую молодежь и устроил скандал. Ермакова молча выслушала несправедливые упреки и отправилась стирать белье. Никакого горького осадка в ее душе не осталось — Ирина Сергеевна знала: через пару месяцев ноги ее тут не будет, она уедет в маленький домик у моря. Просто оставит прощальное письмо, и только ее и видели.

Во время стирки зазвонил телефон. На том конце провода оказалась Ника.

– Ирина Сергеевна, в гимназии трубу прорвало, в женском туалете, — холодно и официально сообщила она.

– С ума сойти! — испугалась завуч, а Терешкина потребовала:

– Приезжайте.

Ермакова кинулась в прихожую.

– Топаешь, как слон! — возмутился муж. — Хочешь нормально поработать, так не дадут!

– У меня форс-мажор, — решила поделиться бедой жена, — в школе трубу…

– Мне неинтересно, — скривился супруг. — Твоя работа всех доконала. Никакого внимания ни мне, ни сыну, все о чужих детях беспокоишься. Кстати, раз уж пойдешь на улицу, купи сигарет, но только дорогих, с двойным фильтром.

Нику завуч нашла в пустой учительской. Та сидела у стола и курила.

– Аварийку вызвали? — запыхавшись, спросила Ермакова.

– Труба в порядке, — ответила Терешкина, — поговорить надо.

Ирина Сергеевна пришла в негодование:

– Но ведь мы договорились обсудить ситуацию в понедельник.

– У нас беда, — оборвала ее Ника.

– Какая? — испугалась Ермакова.

– Большая! Слушай внимательно.

Завуч обвалилась на стул. В глубине души она надеялась, что Ника сейчас придумала некую ложь, чтобы заставить ее по-прежнему заниматься обработкой детей и их родителей, но Терешкина сообщила неожиданное:

– Георгий Константинович Рыбаков ищет сына Володю. Разгорается жуткий скандал.

– Что? — вытаращила глаза Ирина Сергеевна.

– Что, что… — зло передразнила ее классная дама. — Не перебивай.

…У богатого бизнесмена и его совсем не бедной немецкой жены было двое детей. Многие мужчины, вступив во второй брак, спокойно забывают про отпрысков от первого. Георгий Константинович не был исключением, все надежды он связывал с младшими детьми, Володя же его не интересовал. Скорей всего, Рыбаков бы вычеркнул старшего мальчика из завещания, но тут неожиданно случилось несчастье: супруга его вместе с детьми отправилась отдыхать в Грецию, и они утонули во время морской прогулки — что-то произошло с катером.

Потеряв семью, бизнесмен сначала попытался залить горе водкой, затем решил загрузить себя работой. Но когда ни один из методов борьбы с депрессией не дал результата, он отправился в монастырь к какому-то монаху за советом. Схимник выслушал его и жестко сказал:

– Никакие несчастия не происходят сами по себе. Твоего могло не быть, ты сам посеял беду.

– Как это? — растерялся Георгий Константинович.

– Следовало жить с одной женой, — пояснил монах, — сына воспитывать, а ты про родную кровь забыл, иноземщину наплодил. Теперь кайся. Не соединись ты с басурманкой, не родились бы дети, не погибли бы в море!

Георгий Константинович удрученно притих, а священнослужитель с удовольствием продолжал:

– Чего по умершим горевать? Им хорошо у престола Господнего.

– Бизнес кому передать? — по-детски наивно спросил Рыбаков. — А имущество? Дом у меня, поместье, деньги, собрание картин. Все детям готовил, а теперь нет их!

Монах погрозил ему пальцем.

– Суета! И лжешь ты, имеешь наследника. Про старшего сына забыл? Ему все достаться было должно, он и получит. Езжай к нему, искупай вину.

Георгий Константинович послушался совета и рванул в Москву. Едва успев войти в свою квартиру, он принялся разыскивать Илону.

Его бывшая благоверная совершенно не скрывалась — бегала по тусовкам, щеголяла в красивых украшениях и была счастлива с новым супругом.

– Чего надо? — весьма недовольно поинтересовалась она, когда Георгий, раздобыв ее телефон, дозвонился до экс-госпожи Рыбаковой. — Договорились же не трогать друг друга.

– Нужна ты мне! — с трудом удержался от ругани бизнесмен. — Где Володька?

– В Англии, — живо ответила Илона.

– Город назови.

– Лондон.

– Дай адрес школы.

– Не помню, — стала изворачиваться Илона.

– Ладно, говори телефон.

– Чей? — прикинулась она полнейшей идиоткой.

– Вовкин, мобильный.

– Зачем тебе?

– Поговорить хочу с парнем.

– Не старайся, он не желает иметь с тобой дела! — пошла в наступление Илона. — Вчера мне сказал: «Мамочка, если этот спермодонор вспомнит про меня, пошли его подальше».

– Дай номер! — взревел Георгий.

– Замолчи! — взвизгнула Илона. — Права не имеешь орать, я тебе никто, изволь вежливо беседовать. И потом, ты же сам от него отрекся.

– Чего ты несешь! — возмутился Рыбаков.

– Забыл? — ехидно отметила мадам. — Могу напомнить. Когда деньги на колледж отваливал, нотариальную бумагу мне сунул, а в ней черным по белому написано: «Алименты выплачены полностью, никаких претензий со стороны Владимира принимать не стану, он мне не сын». Может, я не дословно процитировала, но по сути верно. Небось немка тебя научила? Подстраховаться заставила?

– И ты показала парню документ?

– А як же, — захихикала Илона.

– Сука!

– Я тебя тоже люблю, прощай, — парировала нахалка.

Георгий Константинович сжал кулаки и решил не сдаваться. Он нанял человека, который начал методично искать в Лондоне ученика по имени Владимир Георгиевич Рыбаков. Не прошло и недели, как выяснилось — ни в одном тамошнем колледже Володя не учится. Более того, он не въезжал в Великобританию и даже не пересекал границы России.

Взбешенный бизнесмен вновь соединился с женой, наговорил ей много хорошего. Илона испугалась и пообещала связать его с сыном.

– Милый, — курлыкала она, — твой сыщик просто облажался. Вовка учится в супершколе, администрация гарантирует полнейшее инкогнито, дети регистрируются под чужими именами. Ладно, оставь свой номер, Вова сам тебе позвонит, я его попрошу.

Действительно, ближе к вечеру Георгию Константиновичу позвонил паренек и сказал:

– Здравствуй, папа.

Рыбаков, который в последний раз видел сына десять лет назад, естественно, не мог узнать голос и ответил:

– Привет, сыночек. Как дела?

– Роскошно, — хмыкнул ломающийся басок. — Только, думаю, беседовать нам не о чем. Я жив, здоров, учусь, но не желаю с тобой общаться.

Георгий Константинович рассказал ему о несчастье со второй женой и детьми.

– Жаль, — равнодушно ответил юноша. — Прими мои соболезнования, но я не желаю быть твоим наследником. Прощай!

– Давай купим тебе машину, — начал соблазнять парня отец. — Квартиру!

– Нет, — отрезал Володя.

– Скажи адрес колледжа!

– Нет.

– Как с тобой связываться? — взмолился папаша. — Номер засекречен, не определяется.

– Прощай, — буркнул Володя. — И не мучай мамочку!

Рыбаков услышал частые гудки. Но он решил не сдаваться — нанял еще одного детектива, и тот узнал номер телефона, с которого звонили Георгию. Отец немедленно перезвонил сыну.

– Слушаю, — ответил знакомый ему хрипловатый басок.

– Володя? — воскликнул Рыбаков.

– Ошибка, — спокойно обронил юноша и отсоединился.

Георгий Константинович повторил попытку.

– Вова?

– Здесь такого нет, отвяжись, — раздалось из трубки уже не столь вежливо.

Но бизнесмен не привык отступать, он снова взялся за аппарат и, о чудо, услышал нежный голосок:

– Алло.

– Позовите Володю, — тупо повторил Рыбаков.

– Вы не туда попали, — защебетала девушка.

– Погодите! — занервничал Георгий. — Не бросайте трубку! Это номер восемь девятьсот три…

– Да, — подтвердила собеседница, — только он принадлежит Лёхе, а тот сейчас клиентке голову моет, подойти не может.

– Куда я попал? — взвыл Георгий Константинович.

– Салон «Профо», — гордо ответила собеседница. — Алексей — наш ведущий мастер. К нему звезды в очередь стоят.

Тут только Рыбаков сообразил: Илона обманула его, попросила знакомого разыграть спектакль. Георгий Константинович привык действовать жестко, поэтому вновь обратился к бывшей жене и заявил:

– Или ты говоришь, где Володя, или пеняй на себя! Приеду к тебе домой и устрою разбор полетов.

– Хорошо! — испугалась Илона и звякнула Нике.

Выслушав вопли бывшей клиентки, Терешкина занервничала.

– От меня-то вам что надо?

– Немедленно найди парня, и пусть он поговорит с Георгием, — велела мамаша.

– Офигела? — ляпнула Ника. — Выпитую воду в кружку не вернуть! Дело сделано.

– Я тебе бабки огромадные заплатила! — завизжала Илона.

– Работа выполнена, парень в другой семье. Какие претензии?

– Верни его.

– Это невозможно!

– Ладно, — зашипела Илона, — не желаешь по-хорошему, получи, что заслужила.

Ника бросила трубку. А ровно через пять минут ей перезвонил мужик и заявил:

– Меня зовут Георгий Константинович Рыбаков. Илона сказала, что вы знаете, где Володя, — устраивали его в колледж и не сказали матери в какой.

– Что же теперь будет? — побледнела Ирина Сергеевна, оценив размер беды.

– Нормально, — дернула шеей Ника. — Решу проблему: куплю новую симку, и никто мне больше не дозвонится.

– Илона твой адрес знает? — заволновалась Ермакова.

– Ага, по прописке, — без тени улыбки отреагировала Терешкина. — И еще номер банковского счета у нее есть.

– Как опрометчиво! Разве можно сообщать о себе столько подробностей? — всплеснула руками Ермакова.

– Ты дура? — ухмыльнулась Ника. — У Илоны только мобильный. Кстати, я представилась ей Верой Ивановной. А вот тебя она видела. Кто переговоры вел? Ирочка! Сечешь фишку? Не дрейфь, прорвемся. Но на всякий случай имей в виду: мы с тобой общаемся только в школе. Ясно?

– Думаешь, нас могут привлечь? — посерела Ермакова.

– За что? — хмыкнула подельница. — Ничего плохого мы не делаем и никаких следов не оставляем.

Ника говорила очень уверенно, и у Ирины Сергеевны отлегло от сердца. Завуч поверила в полнейшую безопасность и успокоилась. А зря. В среду Ника прислала Ермаковой сообщение: «Где всегда».

После уроков Ирина Сергеевна побежала в небольшое кафе. Ника уже ждала компаньоншу в зале.

– Он узнал мое настоящее имя, — с плохо скрытым испугом заявила она.

– Кто? — навострила уши завуч.

– Дед Пихто! — гаркнула Терешкина. И, уже тише, пояснила: — Георгий Константинович. На улице меня поймал, назвал Вероникой. Ваще, блин!

– Что за выражение? — машинально сделала замечание Ирина Сергеевна.

– Ты мне тут училку-то не включай! — пнула ее Ника. — Вот окажешься в милиции, там про Пушкина и расскажешь.

Ермакова чуть не лишилась чувств.

– Нас арестуют?

Ника внезапно обняла коллегу.

– Извини, я перенервничала. Ну вот каким образом он меня вычислил? Ладно, нас бьют, а мы крепчаем. Мне надо исчезнуть.

– Как?

– Совсем! — пожала плечами психолог. — Типа умереть. Тогда Георгий Константинович отвяжется. Главное, грамотно выйти из игры. Решено, я отбрасываю тапки!

– Зачем так сложно? — удивилась Ирина. — Можно просто.

– Как? — уставилась на нее Ника.

– Ну… уехать.

– Куда?

– К морю, в домик.

– Идиотка! — вновь заорала Терешкина. — Ну, блин, дура махровая! Искать же начнут. И ведь отроют, от них на Луне не спрячешься.

– Если ты оставишь мужу и дочери записку, в которой подробно укажешь причину ухода, то шум не поднимется, — менторски заявила Ирина.

Пару секунд Ника сидела, не моргая, потом расхохоталась.

– Ой, кретинка! Знаешь, я ведь в последнее время, глядя на тебя, сомневаться начала. Ну не может человек таким идиотом быть, небось прикидывается! Теперь вижу: вполне даже способен.

– Ты меня оскорбляешь! — вскинула голову Ермакова и собралась подняться из-за столика. — Прощай, Ника!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Первый раз познакомилась с творчеством Донцовой по книге про Тараканову, с тех пор очень люблю ее детективы и особенно Виолу. Если честно, мне не нравятся названия, как-то они не совпадают с внутренним содержанием книг, какие-то поверхностные. А героини всегда на высоте — добрые, порядочные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *