Хеппи-энд для Дездемоны

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 31

Кто такая проститутка? Женщина, которая получает деньги за торговлю собственным телом. Но тогда под данное определение попадает любая не желающая работать дама, живущая с нелюбимым, но обеспеченным мужем. Какая разница, пользуется ею один мужчина или их много, важен принцип. Если красотка спит с парнем за его квартиру, машину и кредитную карточку, то она тоже продажная баба, поскольку, извините за дурацкий каламбур, продалась за комфорт, не испытывая к партнеру никаких чувств, получая оргазм от его кошелька. И девушка, оказавшаяся на панели от безнадежности, дурочка, решившая, что стоять на дороге — это высокооплачиваемая работа, нравится мне намного больше, чем светская дама, меняющая супругов, хотя, в принципе, и ночная бабочка, и «львица» в брюликах — одного поля ягоды, обе существуют за счет спонсоров. Я никого не осуждаю, лишь называю вещи своими именами. Если женщина получает плату за секс, то она проститутка, и совершенно не важно, где происходит действие: на личной яхте, в шикарном загородном доме или на заднем сиденье ржавой машины. Нет любви, а есть расчет и желание получить бриллианты, автомобиль, положение в обществе или купюры на оплату койки в коммуналке. В любом случае она шлюха, и размер вознаграждения не делает ее королевой. Она получает миллион? Ладно, значит, это дорогая проститутка. Но чем она отличается от дешевой? Только количеством денег за «любовь».

Но есть определенная категория женщин, которые меняют мужиков, как перчатки, каждый день заводят нового кавалера, и никакие вознаграждения им не нужны. Здесь речь идет о чисто физиологической проблеме — самке необходим самец, и все тут! К сожалению, у многих семейных пар не совпадают сексуальные аппетиты, и чаще всего «обиженной» стороной является мужчина.

Впрочем, лично мне ситуация вполне понятна: представители противоположного пола сильнее физически, а работают они меньше. Муж ходит на службу, приносит домой деньги и со спокойной совестью падает вечером на диван у телика. А жена? У нее кроме служебных обязанностей есть куча бытовых: магазин, стирка, глажка, готовка, дети… Мало кто из нас, женщин, проводит часы у голубого экрана с бутылкой пива в руке. Отдохнувший после трудов праведных мужчина готов доказать второй половине свою любовь. Но она-то мечтает о тихом сне! Она абсолютно не хочет исполнять супружеский долг, который из-за усталости кажется ей тяжелой повинностью. Вот и получаются скандалы. Милые мои мужчины! Если вы хотите иметь дома страстную любовницу, освободите жену от части бытовых проблем, ей-богу, получите замечательный результат. А если вы станете злиться и дуться, только оттолкнете от себя жену. Увы, большинству мужиков такое решение проблемы не по нраву, они предпочитают иной путь — заводят любовниц.

Однако бывает и по-другому. Женщина хочет секса каждый день и желательно не один раз, а супруг просто не способен удовлетворить ее аппетит, и тогда страстная красавица начинает искать удовлетворения на стороне. И здесь мне придется открыть самую страшную мужскую тайну. Но для начала я вспомню анекдот, весьма популярный во Франции.

Два месье отправились на ипподром. «На какую лошадь поставишь?» — спросил один. «На девятый номер», — ответил другой. «Почему выбрал эту цифру?» — поинтересовался приятель. «Видишь ли, я столько раз делаю жену за ночь счастливой», — гордо ответил парижанин. «Тогда я положу деньги на двенадцатый, — засмеялся второй месье, — мы с женой столько раз делаем это». Проиграли оба, к финишу раньше всех прискакала лошадь с номером «1». «Не следовало нам выпендриваться, — грустно заметил первый месье, — лучше было честно признаться, что больше одного раза никак не получается».

Мужчины очень любят похвастаться своими достижениями в постели, но, столкнувшись с по-настоящему страстной особой, готовой всегда, везде, в любом месте и положении, пугаются и убегают. Большинство представителей сильного пола имеет очень скромные возможности. Стал бы Казанова столь известен, если б все мужики были способны на интимные подвиги? То-то и оно, что нет!

И еще один парадокс. Женщина, обладающая гипертрофированной сексуальностью, никогда не станет о ней распространяться, потому что мужчина, постоянно меняющий партнерш, вызывает восхищение, а дама, тасующая любовников, заслуживает жестокого порицания. Шлюха — самое ласковое слово, которое она услышит в свой адрес.

– У нас эту тетку все знали, — хихикала ничего не подозревавшая о моих мыслях Стелла. — Мне ее Лола показала и сказала: «Ваще прям! В «Оноре» шляется регулярно, оттягивается в свободные дни. За пару часов несколько мужиков меняет. А ведь она замужем, не от голода на дороге стоит, у нее кольцо на пальце. Вот уж сучка! И не устает совсем, меня на втором клиенте тошнит, а Светка из-под дивизии счастливая вылезает».

– Ты, наверное, путаешь, — пробормотала я, — эту женщину зовут Ника, а не Света.

– У меня глаз — ватерпас, — обиделась Стелла. — Небось она в «Оноре» так представлялась, не хотела, чтоб ее вычислили.

– С ума сойти! — прошептала я. — Не могу поверить! Терешкина ходила в гостиницу с мужчинами?

– Угу, — кивнула девочка. — Два раза в неделю точно заглядывала. Наши вечно про нее сплетничали, обсуждали ее мужиков. Со Светкой такие кенты приходили! Не папики, а молодые, похоже, студенты. Она не за деньги, а за интерес трахалась. Ой, смехотища! Лолка болтала, как Светка у нее клиента переманила.

– Это как? — изумилась я.

И Стелла, смеясь, ввела меня в курс дела.

– Прошлым летом жара стояла, в «Оноре» окна пораскрывали. Лолка сняла мужика с хорошим лопатником, из командировочных, привела его в гостиницу, легли они в койку. Лолке потно, работать в лом, а клиент вполне приличный с виду, значит, по морде за плохое удовольствие не настучит. Ну Лола и расслабилась — лежит, в потолок глядит. Идиот старается, а ей все по барабану.

Вдруг из раскрытого из-за духоты окна раздался голос женщины, занимавшей соседний номер:

– Не останавливайся!

– Я больше не могу, — ответил хриплый баритон.

– Еще хочу!

– Хватит.

– Еще! — требовала дама.

– Ты меня затрахала.

– Зато ты меня нет!

– Света, я устал, — взмолился парень. — Жарко очень!

– Какая разница, холодно или жарко! — капризно протянула женщина. — Давай еще… ну, милый… Хочешь, я стриптиз станцую? Нет? А так нравится? Может, вот это? Эй, ты куда?

– Бегу отсюда, пока жив, — донеслось из соседнего номера. Потом послышался стук двери и тихий плач.

Лола вздохнула. Рядом, оказывается, устроилась неутомимая Света, и все этой бешеной нипочем, не берет ее ни зной, ни мороз.

Вдруг клиент замер.

– Кто в соседней комнате? — резко спросил он. — Чего она ревет?

– Есть тут одна, ей и десятка мужиков мало, — развеселилась Лола.

– Вот здорово! — воскликнул командировочный. Схватил одежду и был таков.

Лола пошла в душ. Деньги проститутка всегда берет вперед, потому материально она не пострадала. Когда ночная бабочка вышла из ванной, из комнаты Светы доносились счастливые женские стоны и радостные мужские крики. Похоже, они нашли друг друга. Лоле стало завидно, ведь она сама никогда не испытывала в постели ни малейшего удовольствия, а Света, похоже, заходилась в экстазе.

– Посмотреть ведь не на что, уже немолодая, страшная, на голове стог сена, а такой кайф получает, — удивлялась потом Лола. — И где она парней берет?

– Может, курсантов заманивает? — предположили другие проститутки. — Здесь же рядом академия, молодые парни всегда готовы…

Мне оставалось лишь удивляться, слушая Стеллу. Ника посещала «Оноре» с юношами?

– Скажи, — я наконец выдавила из себя вопрос, — в отеле есть администраторы, так?

– Ага, — закивала Стелла, — две бабы. Одна ничего, нормальная, а вторая, Галина, хуже человека-пингвина.

– Галина знакома со Светой? — нетерпеливо перебила я девочку.

– А то! Ее все видели, — сказала Стелла, — известная личность.

Внезапно мои виски будто стянуло ремнем.

– Прости, — прошептала я, — пойду приму душ, может, легче станет.

– Лучше кофе попей. Хочешь, сварю? — засуетилась Стелла.

– Мне вода помогает, — простонала я.

– Только дверь не запирай, — заботливо сказала Стелла. — Вдруг тебе плохо станет?

Я кивнула, пошла в ванную, открутила кран и уставилась на падающие струи. Уму непостижимо! Ника, оказывается, совсем не была верной женой. Вот почему Василий в прежние годы закатывал ей сцены ревности — Ярцев великолепно знал о темпераменте Терешкиной. Значит, он был не психом, а вполне нормальным мужчиной, который бесился от мысли, что его женушка способна сходить налево. Но почему они не развелись? Ладно Ника. Как я теперь понимаю, она крайне двуличная особа, и внешность Ники совершенно не совпадает с ее внутренним содержанием. Под обликом скромной, затрапезной тетки, замороченной семейной жизнью и работой, считающей каждую копейку, скрывалась Мессалина, обладающая богатством, добытым преступным путем. Нике было выгодно оставаться замужем. Но Василий-то почему терпел все? Он так любил Терешкину? Тогда почему убил ее?

Я поежилась. Очень просто, Ярцева достали ее постоянные измены, вот он и не выдержал. Значит, все же в «Оноре» погибла Ника. Она могла переспать с двумя парнями за короткий срок, и тогда плохо залеченная гонорея ложится в строку. Если ведешь беспорядочную половую жизнь, то рано или поздно подхватишь венерическую болячку. Но каким образом на Нике оказалась одежда Насти? Может, все-таки погибла Настя? И что еще интересного я узнаю про Терешкину?

Ладно, лучше залезу под душ и попытаюсь временно освободить голову от тяжелых раздумий… Я скинула халат и тут только заметила, что на крючке висит не очень свежее полотенце. Пришлось выйти из ванной, чистые банные принадлежности хранились в гардеробной.

Воду я не выключила, мои тапочки старательная Стелла выбросила, поэтому я пошлепала босиком. Но, сделав пару шагов, я замерла — из кухни доносился тихий голос Стеллы:

– Нет, пока ничего. Она и правда писательница. Ты права! Постараюсь. Во сколько? Где? В полночь? Йес, без проблем. Она заснет. Ну не волнуйся, не первый раз. Сейчас она в ванной, вода шумит. Думаю, обалдела. Нет, говорю же, не похожа. Все, договорились!

Я осторожно заглянула в кухню. Стелла стояла боком к двери, перед ней дымилась чашка, девочка сосредоточенно капала в нее что-то из маленького пузырька.

На цыпочках я вернулась в ванную, намочила полотенце, повесила его на никелированную трубу и выключила воду.

– Уже помылась? — крикнула из коридора Стелла.

– Да, — стараясь казаться веселой, ответила я и вышла наружу.

– Я заварила вкусный чай, — заулыбалась девочка. — Будешь?

– С удовольствием, — закивала я.

– Тогда пошли на кухню, — поторопила она.

Сев за стол, я попросила:

– Сделай одолжение, принеси из моей сумки детектив Устиновой.

– Айн момент! — пообещала Стелла и убежала.

Я быстро выплеснула содержимое чашки в раковину, вновь наполнила ее и уставилась на дверной проем.

– А книги там нет, — сообщила девочка, возвращаясь.

– Вот черт! Наверное, я оставила ее в машине.

– Хочешь, схожу во двор? — предложила Стелла.

– Нет, тебе не следует выходить из квартиры, — зевнула я, — да и читать мне расхотелось.

– Допивай и ложись скорей, — заботливо сказала гостья.

Я одним глотком осушила чашку.

– Твоя правда, спать дико хочется. Пойду на боковую, а ты, пожалуйста, помой посуду.

– Без проблем! — воскликнула Стелла и загремела ложками.

Я пошла себе, но на пару секунд притормозила в прихожей. Там на вешалке висела дешевая сумка девочки.

Спустя минут десять в мою спальню втекла черная тень.

– Вилка, дрыхнешь? — спросила она.

Я усиленно засопела, пытаясь изобразить ровное дыхание спящего человека.

– Эй, ау! — предприняла еще одну попытку Стелла и вновь не добилась ответа.

Сквозь чуть-чуть приоткрытые ресницы мне было видно, как тень покинула комнату. Выждав для верности десять минут, я встала, спокойно оделась и вышла из квартиры. Торопиться было некуда, пусть Стелла спокойно доедет туда, куда торопится.

Дом, к которому я подкатила около часа ночи, ничем не отличался от своих собратьев — простых кирпичных пятиэтажек, понатыканных в разных концах Москвы. Особо не смущаясь, я нажала на звонок. Никто не спешил открывать дверь. Чтобы ускорить события, я прижалась лицом к здоровенной щели возле замка и громко сказала:

– Вот сволочи, включили воду в ванной, а сами на дачу уперлись, наплевать им на соседей внизу, пусть людей заливает! Придется в милицию звонить, чтобы квартиру вскрыли!

Моментально раздались шаги и звонкий голос:

– Кто там?

– Безобразие! — завозмущалась я. — Посдавали свои квартиры, понапускали хрен знает кого! Воду выключи, зараза! И ремонт мне сделаешь!

– У нас сухо, — ответили из-за запертой двери.

– Хватит врать! С потолка льет!

– Это не наша вина.

– А чья? — заорала я. — Не хотишь пускать, не надо, ща ментов вызову! В МЧС позвоню!

– Пожалуйста, не ругайтесь, — попросила Стелла, распахивая дверь, — давайте… Ой, это ты? Но как…

– Потом поговорим, — бросила я, кидаясь внутрь. — Где она?

Слава богу, квартира оказалась маленькой. В крошечной кухне сидел стройный темноволосый парень с тонкими усиками и аккуратной бородкой, по виду аспирант или свежеиспеченный кандидат наук. Впечатление усиливали очки в тяжелой темно-коричневой оправе.

– Вы кто? — с хорошо разыгранным удивлением поинтересовался он. — Соседка? Очевидно, труба лопнула, мы тут абсолютно ни при чем.

Я бесцеремонно плюхнулась на стул.

– Думаю, не стоит ломать комедию. Вы Настя? Привет вам от Ляли, тетя очень беспокоится о здоровье племянницы. Значит, в «Оноре» погибла Ника. Вот и найден ответ хотя бы на один вопрос.

– Я ей ничего не говорила, — зашептала Стелла, втискиваясь в кухню. — Чес слово! И за мной никто не шел, я проверяла. Ни машин не ехало, ни людей не топало. Ну как она адрес узнала?

– Тебя никто не ругает, — мягко перебил девочку псевдоюноша. — Хорошо, я Настя. А вы, надо полагать, писательница Арина Виолова?

– Трэшлитераторша к вашим услугам, — усмехнулась я.

– Никогда не считала детективы мусором, — пожала плечами Настя.

– Нет, как она сюда попала? — не успокаивалась Стелла.

– Деточка, — процедила я, — в другой раз, когда соберешься угостить человека большой дозой снотворного, никогда не стой боком к двери.

Стелла покраснела.

– Ты подглядывала за мной!

– А ты решила устроить гадость хозяйке дома, в котором обрела временный приют, — не осталась я в долгу.

Она сложила руки на груди.

– Ничего плохого я не сделала! Лекарство безвредное, просто сонное. Но как ты вычислила, куда я еду?

Я усмехнулась.

– У меня много друзей, они занимаются разным бизнесом. И есть среди них Юра Раскин, который продает всякие шпионские штучки: камеры наблюдения, «жучки» и так далее. Один раз я упомянула его магазин в своей книге. Честное слово, не ожидала такого эффекта: куча читателей решила, что им необходимо купить снаряжение, и рванула в лавку. В знак благодарности Юрка преподнес мне на день рождения подарок — суперскую и, думаю, очень дорогую вещь. Дай сюда твою сумку.

Стелла протянула матерчатую торбочку.

Я запустила руку внутрь и вытащила самую обычную шариковую ручку.

– Видишь?

– Ну… — округлила глаза девчонка.

– У тебя была такая?

– Не помню, — растерялась она.

– В том-то и штука, — кивнула я. — Вещица копеечная, никто не удивится, найдя ее у себя в портфеле или рюкзачке. Подобных ручек миллионы, я, например, постоянно утаскиваю их из магазинов — подпишу чек на кассе и машинально прихвачу. Но эта особенная, она передатчик. А приемник у меня. Смотри, коробочка с дисплеем, а на нем показан весь твой путь от моего дома до этой квартиры, указан ее адрес.

– Ничего себе! — подпрыгнула Стелла.

– Впечатляет, — кивнула Настя. — И еще раз подтверждает имеющиеся у меня о вас сведения: умна, хитра, притом безрассудна, подвергает себя ненужной опасности, часто увлекается, но талантлива и не продается за деньги.

– Скорей всего, никто мне ни разу не предложил хорошую цену, — засмеялась я. — Но вы мне тоже нравитесь! А Стелла — самоотверженная девочка. Сколько ей лет на самом деле? Благодаря малому росту она легко сходит за малышку.

– Мне четырнадцать, — тихо ответила девочка, — я уже говорила.

– Позволь тебе не поверить, — хмыкнула я. — Как и в то, что бабушка у тебя запойная пьяница, которая продала внучку сутенеру. Увы, случается подобное, но это не твой вариант. Ты прокололась!

– В чем? — удивилась Стелла.

– Тебе интересно? — прищурилась я.

– Да.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

  1. Первый раз познакомилась с творчеством Донцовой по книге про Тараканову, с тех пор очень люблю ее детективы и особенно Виолу. Если честно, мне не нравятся названия, как-то они не совпадают с внутренним содержанием книг, какие-то поверхностные. А героини всегда на высоте — добрые, порядочные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *