Хождение под мухой

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

На следующее утро я, зевая, выползла на кухню и обнаружила там Леву, развязывающего ботинки на Люсе. Увидав меня, мужик вздохнул:

– Неудобные какие, завязочки тоненькие, лапы у этой твари когтистые, весь измучился…

Наконец вараниха освободилась от обуви. Цокая лапами и шлепая хвостом, она подошла к табуретке и замерла.

– Вот ведь тварь, – усмехнулся Лева, – думает себе что-то, небось мозги имеет.

– Мозгов-то у нее побольше, чем у иных людей, – сообщила, входя, Капа.

Сегодня на старушке красовались ярко-синие слаксы и ядовито-розовая водолазка. Немного смелое сочетание, если учесть ее возраст, но покажите мне статью в Конституции, где сказано, что даме после шестидесяти нельзя носить одежду контрастных цветов?

– Сосисочки совсем сварились, – удовлетворенно отметила Капа и ловко швырнула две штуки на тарелку.

Но они, попав на край, не удержались и шлепнулись на линолеум.

– Не поваляешь, не поешь, – бодро заявила никогда не унывающая старушка, – эй, Муля, топай сюда, харчи по полу рассыпаны.

Но прибежавшим на зов собакам не досталось ничего, потому что Люся, сидевшая словно истукан возле табуретки, вдруг стремительно рванулась вперед и проглотила «угощение».

Все молча уставились на вараниху.

– Слушай, ты уверена, что она травоядная? – осторожно спросила я у Капы.

Та пожала плечами:

– Ванька велел кормить ее овощами, говорил, она мясо не жрет. Я ей все время капусту шинкую, морковку тру, яблоки режу… Люська, правда, сначала рожу воротила, а потом трескать стала.

– Откуда вы ее взяли? – продолжила я допрос, на всякий случай отодвигаясь от ящерицы.

Капа хмыкнула:

– Ванька, когда со своей женой развелся, захотел, как он говорит, живую душу около себя иметь, но чтобы всегда молчала, уж больно его бывшая супружница разговорами достала. Жениться еще раз у него не получилось, немую сироту искал, а потом решил, что лучше всего ящерка.

– Почему не кошка с собакой?

Капа развела руками.

– А ты его спроси, не захотел нормальных животных, мышей он боится, поэтому крысы и хомяки отпали тоже. Поехал на Птичку да и привез Люську. Она сначала маленькая была, а теперь вон какая вымахала. Морда на кухне, хвост в другой комнате.

Сказав последнюю фразу, Капа принялась заботливо варить для Левы кофе. Если в нашу квартиру приезжает один гость, то дальнейший процесс становится неуправляемым. К нему приходят его друзья, к последним обязательно приезжают родственники. Один раз у нас жила троюродная тетка Кати из Ростова. Через неделю к ней прибыла дочь-студентка, учившаяся в Петербурге, к той заявилась бывшая свекровь из Екатеринбурга… В конце концов, когда в пятницу вечером я пришла домой, совершенно незнакомый мужик в сильно потертых джинсах недовольно спросил, открывая дверь:

– Вы к кому?

Вот и сейчас, не успела появиться Капа, как, пожалуйста, тут же к нашему берегу прибило Леву.

Я дождалась, пока сладкая парочка уйдет, пошла в комнату Катюши, достала энциклопедический словарь, раскрыла его на статье «вараны» и углубилась в чтение.

«Вараны, семейство ящериц. Длина 0,8–3 метра. Крупнейший представитель – комодский. Хищники, питаются ящерицами, змеями, мелкими млекопитающими и др.».

– И др., – повторила я в растерянности, с ужасом глядя, как Люся медленно шлепает в мою сторону.

Хищник! А я сплю с ней на одном диване. Господи, что имели в виду составители словаря, когда печатали «и др.». Кто эти «др.»? Может, Люська посчитает меня подходящим объектом? Нет, вряд ли, все-таки я скорее крупное млекопитающее, ну ладно, среднее. Мелкие – это Муля, Ада и наши кошки, вот ужас! Мы уйдем из дома, а Люсенька схомякает все, что движется. С чего Ванька решил, что вараниха травоядная! То-то она корчила жуткие рожи, когда я, ласково присюсюкивая: «Кушай, дорогая, вкусно», – подставляла ей под нос миску с нарубленными огурцами.

Правда, она их ела, но ведь с голодухи еще не то сожрешь. Что делать? Ума не приложу! Мне надо дальше заниматься расследованиями.

Вчера ночью, вернувшись от веселой вдовы Лины Феоктистовой, я легла в кровать и еще раз прокрутила в голове всю историю. В конце концов пришла к неутешительному выводу. Искала я не в том углу. Версия о мести со стороны безутешных родственников выглядела на первый взгляд привлекательно, но при ближайшем рассмотрении разбилась вдребезги. Ни Марковы, ни Лина Феоктистова не испытывали никакой горечи от вечной разлуки с родственниками, даже наоборот, их жизнь после смерти сестры и мужа стала только лучше. Может, в роли мстителей выступили близкие люди тех четверых, что умерли зимой прошлого года?

Маловероятно, прошло более 12 месяцев после их кончины, а месть такое чувство, которое не терпит отлагательств. Конечно, Эдмон Дантес, граф Монте-Кристо, лелеял мысль об отмщении врагам в течение долгих лет. Но он, напомню вам, в это время сидел в камере замка Иф. А стоило ему оказаться на свободе, тут такое началось!

Нет, искать следовало в другом направлении, и к четырем утра, проведя бессонную ночь, я поняла, в каком. Доноры! Кто-то из людей, отдавших почку или какой-то другой орган, стал инвалидом и вот теперь решил свести счеты с врачами. Оставалась маленькая задача: найти список тех 42 человек, которые продали часть своего организма. Впрочем, может, их и меньше. Насколько я знаю, иногда в качестве донора может выступить труп. Но как найти этих людей?

Единственное, что пришло в голову, это съездить к Саше и спросить, каким образом он попал в «инфекцию». Я уже совсем было собралась звонить его жене Гале, чтобы узнать, где парень. Вернулся он домой или еще в больнице? Но тут на голову, словно топор, упала весть о кровожадности Люси.

Ну и что прикажете делать? Я боюсь оставлять с ней наших животных, но уйти надо… Внезапно в голову пришла гениальная мысль. Если накормить Люсю до отвала, то она вряд ли захочет перекусить мопсами.

Раскрыв холодильник, я стала вытаскивать оттуда разные вкусности: колбасу, паштет, сосиски, отварное мясо…

Люся с жадностью глотала все, не побрезговала она ветчиной, шпиком и сырой печенкой, припасенной для кошек. В какой-то момент мне стало жаль беднягу. Вот несчастная. Интересно, сколько лет Ванька держал ее на растительной диете? Представляю, как прожорливая Люська мучилась, находя в миске страшно полезные, богатые витаминами овощи. Ей-то хотелось совсем иной пищи. Продукты кончились. Я выгребла две банки тушонки, Люся съела и их, но уже не так жадно, а от кусочка ветчины, забытого Левой на тарелке, вараниха отказалась. Я возликовала. Похоже, Люська набита мясом до глаз, мопсам и кошкам ничего не грозит, вот аквариум с жабой на всякий случай поставим повыше. Правда, до сих пор Люся никогда не залезала на комод, но береженого бог бережет.

Разобравшись с вараном, я позвонила Гале:

– Это Лампа, Саша дома?

– Нет, – удивилась Галя, – в больнице.

Настал мой черед изумляться.

– Он не приходил?

– Нет, его предупредили, что отпустят не скоро, все-таки операция серьезная.

– Он тебе не звонил?

– Нет.

– А ты ему?

– В палате телефона нет, а сотовый нам не по карману.

– Значит, не звонил и ничего не говорил? Ты к нему сегодня не ездила?

– Нет, – опять грустно ответила Галя, – каждый день встречаться не получается, Васеньку не с кем оставить.

– И он не звонил?

– Случилось чего? – испугалась Галя. – Что ты словно зуда одно и то же бубнишь?

В полном недоумении я повесила трубку. Что ж, дождемся вечера, когда на дежурство явится сердобольная Лена, и попробуем поговорить с Сашей. Может, его отпустят завтра, а парень просто не предупредил жену?

Весь день я бестолково пробегала по квартире. В половине седьмого еще раз соединилась с Галей, услышала от нее в очередной раз:

– Нет, не звонил, – и рванула в больницу.

Медсестра, возникшая на пороге, удивленно вскрикнула:

– Вы?

– Что же странного, я к брату пришла.

– Нет, ничего, конечно, – забормотала Лена, – просто Саша сказал, что вы проездом в Москве.

– Вот, все проезжаю, – улыбнулась я, – можно пройти?

– А его нет, – пояснила Лена, пряча глаза.

– Куда же он делся?

– Уехал.

– Да ну? Давно?

– Утром еще.

– И куда?

– Мне не сказал.

– Странное дело, – я прикинулась идиоткой, – говорил, операция на днях…

– Он отказался…

Я всплеснула руками:

– Да ну! А говорил, с почками плохо…

Лена опустила глаза, она явно знала, в чем дело.

– Честно говоря, я не в курсе. Поймите, я только медсестра, тут все решает врач. С ним сегодня утром долго Алла Станиславовна разговаривала, а потом Саша вещи собрал, и все. Я его не застала.

– Значит, домой отправился, – протянула я.

– Точно.

– Можно на его палату взглянуть?

Лена грустно улыбнулась:

– Вы зря мне не верите, он и правда ушел, испугался операции.

Потом, поняв, что сказала лишнее, добавила:

– Такое случается даже с тяжелобольными.

Где-то около девяти я подъехала к дому Саши. В одной руке у меня была коробочка с тортом, в другой пластмассовое ружье. И то, и другое я купила в супермаркете, расположенном на въезде в Красногорск. От больницы до квартиры Саши даже я добралась за пятнадцать минут.

– Кто? – поинтересовалась бдительно хозяйка.

– Лампа.

– Откуда ты? – удивилась Галя, открыв дверь.

У нее на руках сидел очаровательный, круглощекий карапуз.

– Извини, без звонка тебе на голову свалилась. У меня дела были в Красногорске, прямо напротив твоего дома. Дай, думаю загляну. Ты «Птичье молоко» любишь? А это Васеньке. Не бойся, я ненадолго.

– Вот молодец, что заглянула, – обрадовалась Галя, – на кухне не против посидеть?

Мы прошли в очень чистенькую, более чем скромно обставленную кухню. Галя посадила Васеньку в высокий стульчик и ловко заварила чай. Мы съели по куску торта, поговорили о всякой ерунде, потом я спросила:

– У тебя балкон есть?

– Да, в комнате.

– Можно выгляну? Сигнализация орет, уж не мою ли машину крадут.

– Беги скорей, – испугалась Галя.

Я прошла в помещение, которое служило хозяевам всем: спальней, гостиной и детской. Большой синтетический ковер на стене, тумбочка с допотопным черно-белым «Рекордом», стол, четыре стула, диван, кресло и детская кровать.

Я поглядела с балкона на никому не нужную «копейку», вернулась в квартиру и поинтересовалась:

– У тебя шкафа нет. Где же вещи держишь?

Галя засмеялась:

– Квартирка у нас крохотная, честно говоря, не слишком удобная, но есть тут одна шикарная вещь, гляди.

Мы вышли в коридор, и Галочка показала довольно большой и глубокий стенной шкаф.

– Здорово, – восхитилась я, – а там что?

– Санузел, совмещенный, – пояснила Галя, распахивая дверь, – ну да когда своей семьей живешь, то не страшно. Вот в коммуналке совмещенка это, я тебе скажу, конец света, просто тушите свечи.

Завершив визит, я в еще большем недоумении села в машину. Нет, Галя не обманывала, Саши и впрямь не было дома. В их крохотной квартиренке просто нет места, где может спрятаться мужчина. Разве что стенной шкаф, но в нем нашлись только нехитрые, скромные вещи семейной пары. Значит, Саша домой не возвращался и не звонил, а из больницы ушел. Куда?

Впрочем, имея на руках пять тысяч долларов, можно найти много мест, куда податься. Хотя Саша совершенно не похож на обманщика, он искренне любит жену и ребенка, а деньги ему нужны для отдачи долга…

Чем больше я думала об этой ситуации, тем сильней она мне не нравилась. Скорей всего парень угодил в беду. Я вспомнила упорно опущенные в пол глаза Лены, ее замешательство при виде меня… Правда, девушка мигом взяла себя в руки, но в какой-то момент она, похоже, здорово испугалась. Значит, надо ехать опять в больницу и во что бы то ни стало постараться разговорить медсестру. Похоже, девушка отлично знает, куда подевался Саша. Я посмотрела на часы – одиннадцать. Поздно, конечно, но Лена дежурит всю ночь, а дома меня никто не ждет. Капа с Левой собирались провести день в свое удовольствие, а остальные члены семьи гуляют сейчас по Хургаде.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *