Идеальное тело Пятачка

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 16

Завершив беседу с Коробковым, я взяла в руки часы, присланные мне вместе со шмотками, и с радостью поняла, что до общего ужина еще есть время, можно походить по особняку.

Будильник был сделан изобретательно, на крыше пожарной машины перманентно вспыхивал желтый огонек, внутри кабины сидел человечек в каске, вот только окошко, в котором высвечивались цифры, обозначающие минуты и секунды, оказалось крохотным, мне пришлось поднести часы почти к носу, некоторые дизайнеры слишком увлекаются оригинальностью, забывая о функциональности.

– Помогите! – коротко взвизгнул в коридоре женский голос. – Ой, мамочка!

С будильником в руках я выбежала из комнаты и увидела Надю, трясущуюся около открытого стенного шкафа.

– Что случилось? – с беспокойством спросила я.

– Мышь, – пролепетала старшая горничная. – Я распахнула дверки, а она там сидит.

Я заглянула внутрь шкафчика, там была лишь одна пустая полка и какие-то отверстия, прикрытые деревянными решетками. Назначение сооружения осталось непонятным, но я не стала задавать лишних вопросов, сосредоточилась на главной проблеме.

– Ну и где грызун?

Надя молча ткнула пальцем вниз.

Поставив будильник на полку, я наклонилась и тут же услышала голос Лауры Карловны:

– Кто тут шумит?

– Бежим, – одними губами сказала Надя, – а то нам влетит. Лаура крика не выносит.

Я, не раздумывая, понеслась по коридору и очутилась на… кухне.

– Здравствуйте, – приветствовала меня повариха. – Как дела? Хотите перекусить?

– Искала вход в бильярдную, а попала сюда, – призналась я.

– В доме с непривычки легко заблудиться, – кивнула Анна Степановна, – сама по первости не туда забегала. Вернитесь в коридор, идите направо до деревянных ступенек, покрытых дорожкой, они и приведут в цоколь. Есть простая примета: если повсюду лакированные панели и ковры, вы находитесь в помещении для хозяев, если видите плитку – попали во владения прислуги. Только в бане везде керамогранит, но здесь играют роль цвет и качество. В хозяйской сауне сплошь бежево-терракотовые оттенки, плитки на стенах с имитацией античной мозаики, а у нас простые серые квадраты, без излишеств.

Я поблагодарила словоохотливую повариху, вернулась в извилистый коридор, прошла метров пять и вновь услышала из-за поворота голос старшей горничной.

– Ну и чего? Подумаешь, пылесос сломался… Вызови мастера. Любишь ты, Светка, из любой ерунды черт-те что устраивать, поэтому и лабуда приключается. Послушай, как ты рассуждаешь! «У меня дикая проблема: сломался каблук у сапога», «У меня дикая проблема: накрылся пылесос». Это не «дикая проблема», а сущий пустяк. Измени формулировку, говори так: неприятная ситуация – сломала каблук. Сразу возникает нормальное рабочее отношение, а не безнадега.

– Оставь, Надюха, – заныла Светлана, – у меня и правда дикая проблема.

– Ага, пылесос не пашет… – хмыкнула Надя.

– Ну да, – захныкала Света. – Только не служебный, а свой, домашний. Вызвала мастера, и он его починил. Вот беда!

– Ну ты даешь, – засмеялась Надежда, – во всем плохое ищешь, даже в исправленном агрегате! Молодец, Светка, присваиваю тебе звание суперпессимист года!

– Именно что беда! – горячилась Света. – Знаешь, отчего пылесос перестал работать? В него женские трусики засосало! Прямо неудобно было, когда ремонтник их вытащил.

– Мастер небось и не такое видел, – засмеялась Надя. – Постирай свое бельишко и забудь о глупости.

– Но это были не мои трусики, – зарыдала Светлана, – а чьи, не знаю!

– Упс! – воскликнула Надя. – Дай своему Петьке по балде сковородкой или надень на него пояс верности. А можно выпереть подлюку вон, нехай к маме катит. И сколько я тебе выходов нашла?

– У меня проблема, а тебе лишь бы поиздеваться, – не успокаивалась Света. – Найти в собственном пылесосе чужие женские трусы! Что может быть хуже?

– Полно всякого, – незамедлительно отозвалась старшая горничная. – Например, лучшая подруга в твоей постели или ребенок от твоего мужа в чужом животе. Масса ситуаций, когда кому-то хуже, чем тебе. Кто-то вообще умер в расцвете сил, а ты жива. Ну чего ты соплями на фартук капаешь? Вот Майе Лобачевой точно не повезло.

– Жуть, и правда, – понизила голос Света. – У нее язва открылась?

– Да, – мрачно подтвердила Надя, – ее в больницу отвезли.

– Девки болтают, Майю Клаус ранил, – свистящим шепотом произнесла Светлана, – а я не верю.

– Молодец, – похвалила Надя. – Хотя привидение существует, на днях звон и дробь все слышали.

– Жесть! – простонала Света. – Хорошо, что я домой ухожу, ночью только в дежурство здесь остаюсь. Надь, ты уж извини, тут одно дело… такое… оно меня мучает…

– Говори, – приказала Надежда, – решим твою очередную проблему. Что на этот раз?

Светлана что-то забормотала. Я, как ни старалась, смогла разобрать лишь отдельные слова:

– Убирала… задела… протерла, открыла…

– Молодец, что рассказала, – неожиданно серьезно одобрила Надюша. – И все-таки – это ерунда. Не делай далеко идущих выводов из простых вещей. Сама ведь себе трудности создаешь. Живи просто, радуйся солнцу, пирожному, зарплате, новой сумочке. Не жди глобальной удачи, тогда каждый день покажется радостным. Чем ты собралась вечером заниматься?

– Я дежурю, – привычно заныла Света. – Вот проблема – ночью меня могут сдернуть. Спать буду здесь, во флигеле.

– Опять! – оборвала служанку старшая горничная. – Смотри с другой стороны на дежурство: ужин не надо готовить, посуду не мыть, с мужем отношения не выяснять, а лежи себе да смотри сериалы… Очень тебя прошу, не распускай язык о том, что мне сообщила. Давай вечером подробно потолкуем, а сейчас надо работать.

Поняв, что беседа завершена, я быстро открыла дверь, спрятавшись за которой подслушивала чужой разговор, шмыгнула внутрь темной комнаты и приникла глазом к щели между косяком и створкой.

По коридору, держа наперевес метелку от пыли, пробежала симпатичная кудрявая шатенка, затем появилась Надя. Она остановилась прямо напротив двери, за которой затаилась я, и мне стало видно лишь спину старшей горничной. Послышались тихое пиканье мобильника и голос Нади:

– Лаура Карловна, проблема возникла. Разрешите зайду?

Очевидно, хозяйка благосклонно отнеслась к просьбе Надежды, потому что та быстро ушла прочь. Я подождала несколько минут, выскользнула из комнаты и чуть не наступила на фиолетовую ящерицу. Ну почему рептилия упорно таскается за мной, неужели бедняга испытывает такую горькую вину, что забыла про сон и еду? Я обернулась и попыталась утешить слишком совестливое создание:

– Убегай в сад. Конечно, мне неприятно, щиколотка слегка опухла, и ранка воспалилась, но это скоро пройдет. Мы можем расстаться друзьями. Не переживай, никто на тебя не сердится.

Ящерица выслушала меня, не моргнув глазом, я помахала ей рукой и направилась в бильярдную.

Цокольный этаж был не менее роскошен, чем жилые апартаменты. Я не умею катать шары, но сразу сообразила, что кии с инкрустацией и огромное зеленое поле на резных ножках стоят немалых денег. Стол занимал середину помещения, сбоку стояли подставки для шаров, бар и несколько мягких диванов.

Хорошо помня рассказ охранника Леонида о том, как он увидел в нижнем подвале Клауса, я довольно долго пыталась найти туда вход и в конце концов обнаружила неприметную дверку, за которой открылась железная крутая лестница, ведущая вниз. Человеку моей комплекции было непросто воспользоваться ею, но я представила, какую мину скорчит Марта, если услышит из моих уст признание: «Я не смогла попасть в подвал из-за того, что не было перил», – и начала сползать вниз. Конечно, двигалась я очень осторожно, ногой нащупывая стальной прут, исполняющий роль ступеньки.

В конце концов я оказалась на твердом полу и пошарила руками по стене. Здесь определенно должен зажигаться свет, и логично прикрепить выключатель у входа… Пальцы действительно наткнулись на пластмассовую клавишу, над головой тускло замерцала лампа. Под блузкой вдруг пошевелился Генза, я погладила его, успокаивая. Затем стала озираться. Куда ни глянь, повсюду банки с консервами для собак и кошек. Кажется, Лаура Карловна обеспечила домашних любимцев на пару лет вперед. Интересно, почему мне до сих пор не встретилась в доме ни одна киска? Где они прячутся? Вероятно, жаркая погода выманила их в сад.

Мелкими шажками я пошла вперед и добралась до аппендикса, заставленного баррикадами из упаковок туалетной бумаги и одноразовых полотенец. В подвале было сухо, очевидно, здесь хорошая вентиляция, вот хозяйка и решила складировать пипифакс подальше от глаз. Похоже, именно тут прятался Леня – залез за пирамиду из рулонов туалетной бумаги. Но мне туда не надо.

Я замерла, Клаус, наверное, тоже стоял здесь, а потом, по словам Лени, испарился. И куда он подевался? Я не верю в привидения!

И тут внезапно погас свет. Ну да, экономная Лаура Карловна установила таймер, через какое-то время нехитрый механизм сам отрубает электричество.

Я тихонько засмеялась. Никакого Клауса и в помине не было, просто у страха глаза велики. Если кто-то полагает, что мышей, лягушек и призраков боятся только женщины, то он ошибается. Встречала я мускулистых парней, которые кидались прочь, завидя вдалеке мелкого грызуна или безобидную квакушку. А уж погулять в одиночестве в полночь по старому заброшенному деревенскому кладбищу из десяти мужчин едва ли один согласится. Леониду было некомфортно в полутемном подвале, рассказы о Клаусе постоянно курсируют среди прислуги, вот охранник и нервничал. От страха ему померещился призрак. А потом погас свет, вот и все происшествие.

Я зря сюда пришла. Нижний подвал слишком маленький, чтобы в нем устраивать бои, надо выбираться.

Как назло, дверь наверху над лестницей, очевидно, захлопнулась, темнота в подполе стояла кромешная. Не желая стукнуться лбом о железные банки или о стену, я вытянула вперед руки, сделала пару шагов и нащупала пальцами упаковку с полотенцами. Ну вот, совсем потеряла ориентацию, предполагала, что иду по направлению к лестнице…

Играли вы в детстве в «солнышко»? Несколько детей образуют круг, в центр ставят своего товарища с завязанными глазами, крутят его в разные стороны и потом замирают на месте. Водящий должен схватить одного из присутствующих и на ощупь определить, кого поймал. А ребята меняются одеждой, натягивают на головы шапки, короче, запутывают приятеля изо всех сил.

Так вот, я сейчас очутилась в роли центрального персонажа игры – глаза ничего не видят, ноги шагают не пойми куда…

Ага, вот и банки! Я обрадовалась: надо двигаться вдоль складированных припасов, и дойду до подножия лестницы. О, кажется, нащупала ее… Я потрогала холодные ступени, затем, сопя от напряжения, полезла вверх, толкнула дверь и попала в абсолютно темное помещение. Хм, Лаура Карловна в постоянной борьбе за экономию сделала все, чтобы лампы не горели зря. Так… по логике вещей, где-то здесь должен быть выключатель. Нашелся!

Я нажала на клавишу, но лампа не вспыхнула, послышался тихий скрип, чуть вдали замаячил тонкий лучик света. Не думая о последствиях, я сделала несколько шагов вперед и поняла, что очутилась в узком коридоре, то есть попала в ту часть особняка, где еще не была. И тут позади раздался щелчок – захлопнулась дверь, через которую я сюда вошла. В полутьме было плохо видно, но все же я разглядела: дверь без ручки, оклеена обоями под кирпич. Открыть практически неприметную створку мне не удалось.

В момент опасности бесполезно впадать в истерику, заливаться слезами и звать на помощь. Есть ситуации, когда следует рассчитывать лишь на собственные силы. Вот, скажем, я могу дать вам денег в долг? В принципе, да. Способна я отвести соседского ребенка в школу, приготовить знакомым обед, привести в порядок квартиру приятельницы? Снова утвердительный ответ. Но пообедать за вас или сходить к парикмахеру у меня не получится. Вы это должны сделать лично. И я сейчас оказалась в положении, когда необходимо самой отвечать за себя.

Я медленно двинулась по коридору, который вел вверх под сильным наклоном. Время от времени на потолке мигали крохотные лампочки, едва ли больше тех, что освещают холодильник. Генза тихо сопел на моей груди, а фиолетовая ящерица, умоляюще кося выпуклыми глазами, упорно тащилась рядом. Такой дружной компанией мы достигли двери, самой обычной, выкрашенной в белый цвет, как во флигеле горничных. Я осторожно повернула блестящую ручку и очутилась в новом коридоре, на сей раз со стенами голубого цвета. Справа и слева виднелись двери. Недолго думая, я открыла правую и попала в комнату с ярко горящей под потолком лампой дневного света.

Трудно было назвать помещение спальней, скорей уж это палата реанимации, набитая медицинскими приборами, мигавшими разноцветными лампочками. От аппаратов тянулись провода и трубки, все они сходились на кровати, где лежал человек, полуприкрытый простыней.

Следовало быстро уходить, ведь больного в таком тяжелом состоянии не оставят надолго одного. Но я приблизилась к многофункциональной койке и увидела женщину. Лицо бедняжки казалось бескровным, к венам были подведены тонкие трубочки. Я нашла дочь Германа Кнабе, несчастную Эрику, которая после нападения маньяка впала в кому. Веским подтверждением моих мыслей был тонкий шрам на горле несчастной, его могла оставить только кожаная удавка.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *