Инь, янь и всякая дрянь

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 15

Выйдя от Зинаиды, я схватилась за телефон и с огромной радостью услышала бас Коробкова:

– Агентство гадких услуг. Говорите, кому плохо сделать?

– Ты можешь мне помочь?

– Йес, май лав!

– Нужны сведения о Бондаренко Полине Юрьевне, ее сыне Федоре и невестке Оксане.

– Какие? – деловито уточнил Дима.

– Все. Где родились, учились, прежние адреса, места работы… Короче – все, что нароешь.

– О, мой босс! Я счастлив служить вам!

– Это еще не все.

– Слишком, однако, много хочешь, начальника, за одну тюлень!

– Крюков Михаил Анатольевич.

– И с ним что?

– Это и требуется узнать.

– Не понял.

– Меня интересует человек по имени Михаил Анатольевич Крюков.

– Да их в стране – целая армия!

– Слушай, Коробков…

– Чего?

– Крюков как-то связан с Бондаренко.

– Ух ты? Веревкой? Интересно, как они по улице ходят?

Манера Димы постоянно изрыгать идиотские шуточки может довести до трясучки даже мать Терезу. Но если сказать ему об этом – Коробков моментально станет кривляться еще сильней.

– Не знаю, – я постаралась выдержать нужный тон разговора, – может, их скрепили степлером.

– Ферштеен, май персик! Ищо чаво надоть от щуки? Она готова Иванушке-дурачку печку подогнать!

– Ведьма Василий Сергеевич.

– Что? – совершенно искренне изумился Дима.

– Фамилия такая – Ведьма! – засмеялась я. – Василий Сергеевич Ведьма! Работал в системе МВД, в хранилище улик, если оно так официально называется. Василий погиб примерно год назад в автокатастрофе. Нужны подробности.

– Угу.

– У Ведьмы был начальник.

– Шикарно звучит: начальник Ведьмы.

– Прикольно, – согласилась я. – Шефа нечистой силы звали Лебедев Михаил Николаевич, у него была жена Серафима Меркуловна, которая умерла в доме престарелых, в местечке Караваевка. Мне необходим точный адрес заведения.

– Все?

Я вздохнула.

– Еще хотелось бы выяснить, кто такие Сергей Семенович и Альберт, но, думаю, это дело безнадежное.

– Почему? – спросил Коробков.

– Их имена были упомянуты в разговоре вскользь, фамилий я не знаю.

– Один раз я нашел Машу, – вдруг сказал Коробков.

– То есть?

– Просто Машу, – повторил Димон, – без отчества, фамилии и года рождения.

– И как тебе такое удалось? – поразилась я.

Коробков хрюкнул.

– С помощью ума, редкостной сообразительности и компьютерных технологий.

– Все равно это невозможно.

– Сомневаешься в способностях парнишки?

– Я уверена, что ты суперспециалист, но сколько в России Маш?

Коробков издал смешок.

– У меня имелись некоторые данные. Имя – Маша. Волосы черные, кудрявые, слегка хромает на левую ногу.

– И тем не менее это невероятно.

– Не-а, просто. Сначала я изъял всех Марий, отбросил тех, кому исполнилось за шестьдесят.

– Почему?

– Волосы черные, длинные, вьющиеся. Не парик, свои.

– И что?

– Редко кто из старушек сохраняет такую прическу.

– Ну…

– Если тебе на седьмой десяток перевалило, волосы седеют.

– Их легко покрасить.

– Верно, да только вы, бабы, любите посветлей быть. И пенсионерки предпочитают короткие стрижки.

– Не всегда.

– Могу и не рассказывать, как решил задачу, – надулся Дима.

– Извини, продолжай.

– Тебе же неинтересно.

– Сгораю от любопытства! – заверила я.

– Значит, совсем древних я отбросил, отмел блондинок, осталась половина. Вычленил тех, кто имеет дефект ноги, круг сузился. Вспомнил про волосы и вычеркнул тех, у кого они прямые. Понимаешь? Так и добрался до шикарной мадамы.

– Ты молодец.

– А як же! Интересующий тебя дом престарелых находится в районе Теплого Стана.

– Ты, болтая со мной, работал?

– Интересно, мог бы Юлий Цезарь, прославившийся своим умением одновременно заниматься несколькими делами, вести автомобиль и посылать эсэмэски?

– Спасибо, Дима!

– Я токмо начал, барыня. Ежели лошадь с голоду не сдохнет, вспашу вам огород к ужину!

Из трубки понеслись короткие гудки, я зашагала к метро. Сейчас съезжу домой, приведу себя в порядок, приму душ, переоденусь, а там, глядишь, и Коробков перезвонит. Кстати, у меня закончились все средства для стирки, ну да сейчас нет никаких проблем с порошками. Может, еще заодно пополнить запасы остальной бытовой химии?

Мозг переключился на домашние дела. Увы, меня нельзя назвать образцовой хозяйкой. Нет, я готовлю, стираю, глажу, убираю, но делаю это без всякого удовольствия, просто отбываю, так сказать, повинность. А вот моя бывшая свекровь Этти делала то же самое умело и вдохновенно… Стоп! Больше никаких воспоминаний [3]. Кстати, могу дать хороший совет тем, кто жалуется, что их замучили тяжкие думы (мол, хочется отвлечься, а забыть о проблемах не получается).

Вам никогда не приходило в голову, что мыслями можно управлять так же, как руками или ногами? А ведь это легко! Маленький пример. Если хотите взять со стола конфетку, вы хватаете ее пальцами, а не садитесь на нее сверху. Почему? Вроде идиотский вопрос, хотя на самом деле он не так глуп, как это кажется на первый взгляд. Сначала у вас возникает идея слопать шоколадку, мозг отдает команду, рука тянется к вазе… цап! Но в любой момент вы можете прервать процесс. Допустим, вы вспомнили о диете – и ладошка повисла над коробкой, а потом и вовсе отдернулась. Вы хозяин своих конечностей. А мыслей? Вполне можно сказать себе: хватит, больше не тону в неприятных размышлениях, не жалею себя, не задаю глупый вопрос, почему неприятность случилась именно со мной.

Я вошла в вагон, привалилась спиной к двери и закрыла глаза. Этти! Моя единственная любимая подруга, человек, которому я доверяла, как себе, пример для подражания, объект восхищения! Ну зачем она… «Стоп! Никакого развития темы далее. Танечка…»

На выходе из подземки меня ожидал неприятный сюрприз – на дверях небольшого магазинчика, где я всегда покупаю бытовую химию, висело косо написанное объявление: «Неработаем по тИхническим прЕТчинам». На секунду во мне проснулась бывшая учительница. «Не» с глаголом пишется раздельно, для прилагательного «технический» легко подобрать проверочное слово «техника». А вот почему слово «причина» написано с двумя грубыми ошибками? Ладно, не стоит придираться, лучше подумаю, где сделать покупки. Увы, неподалеку находится только мегамаркет «Рай».

Я слышала, что многие люди любят бродить по гигантским торговым площадям, их успокаивает толпа, радует обилие товаров. Но со мной происходит в точности наоборот. Я ненавижу шнырять по длинным рядам, предпочитаю крохотные залы, где нет никакой необходимости совершать лишние телодвижения, но сейчас, похоже, придется-таки носиться по необъятным просторам.

3

История жизни Тани Сергеевой, ее взаимоотношения с Этти описаны в книге Дарьи Донцовой «Старуха Кристи – отдыхает!», издательство «Эксмо».

Я вошла в огромный зал и растерялась. Где здесь бытовая химия? Взгляд упал на огромный транспарант. «Удар по голове» – кричали ярко-красные буквы. Я невольно пригнулась, потом выпрямилась и опять уставилась на плакат. Интересная, однако, идея приветствовать входящих заявлением «Удар по голове»! Что имеет в виду администрация?

– Удар по голове! – заорало радио. – Сегодня у нас удар по голове! Свиные головы в мясном отделе стали еще дешевле. Не упустите свой шанс, только здесь, сейчас и только у нас удар по голове!

Я перевела дух. Так, ответ на один вопрос получен, теперь нужно узнать, где находятся полки со стиральным порошком. Мимо – очень удачно! – шел парень в синем халате.

– Помогите, пожалуйста, – попросила я.

– Слушаю, – любезно откликнулся молодой человек.

– Я хочу купить стиральный порошок.

– Замечательная идея, – похвалил меня сотрудник магазина.

– Скажите, где им торгуют.

Юноша одернул халат, я увидела бейджик с именем и добавила:

– Пожалуйста, Леонид.

– Направо кафе… – задумался тот. – Значит, вам налево.

– Вы не знаете географию мегамаркета?

– Тут с десяток километров, а я вообще-то менеджер по йогуртам, – признался парень. – О, сообразил! Пошли в мой отдел, а оттуда в порошки близко. Я вас провожу.

– Огромное спасибо, – обрадовалась я, – вы так любезны.

– После обеда я на рабочее место возвращаюсь, – разоткровенничался служащий, – тележечку прихватите.

– Зачем? Мне всего одну пачку стирального порошка надо.

– Вдруг еще чего приглядите, – заботливо предположил спутник и схватил коляску на колесах. – К тому же, если устанете, можно на ручке повиснуть.

Мы бодро пошли в глубь мегамаркета. Со всех сторон наплывали аппетитные запахи, в воздухе веяло то корицей, то пончиками, то жареными курами, и мне захотелось есть.

– Пришли, – отрапортовал Леонид.

– Ой, спасибо, – обрадовалась я и тут же изумилась, – но мы в молочном отделе.

– Все правильно, – откашлялся парень, – я представитель фирмы «Объедаловка». Разрешите представить вам наш ассортимент!

– Я пришла за средством для стирки.

– Химия рядышком, за угол свернуть, – вздохнул Леонид, – но я не могу вас дальше вести, не дай бог начальство увидит. Так послушаете про «Объедаловку»? Много времени я не займу!

Мне стало неудобно. Милый парень был моим проводником, любезно довел меня почти до цели, в конце концов я просто обязана проявить к нему внимание.

– С удовольствием, – кивнула я.

Леонид потер руки.

– Фирма «Объедаловка» существует на российском рынке сто двадцать лет.

– Вы ошибаетесь, – возразила я, – я хорошо помню советские времена, никакой «Объедаловки» тогда не существовало.

Но Леонида оказалось не так легко сбить с толку, парень быстро заговорил:

– В тысяча восемьсот восемьдесят восьмом году купец Объедалов сделал первый йогурт с мюсли. Сначала он торговал им в родном селе, затем перебрался в столицу, Москву.

– Столицей в те времена был Петербург, – поправила я.

– Это политически, – не моргнув глазом, отреагировал Леонид, – а по торговым вопросам Москва.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *