Инкогнито с Бродвея

Внимание! Это полная версия книги!

Онлайн книга «Инкогнито с Бродвея»

Внимание! Это полная книга!
Cтраница 56

– Интересные дела творились в датском, то есть в моем, королевстве… – со странным выражением лица произнес Амиров. Потом улыбнулся. Но эта его улыбка больше походила на оскал.

У Степана тихо запищал сотовый. Дмитриев вынул телефон.

– М-да… – протянул Искандер. – Гульнара, у тебя, оказывается, полчища секретов от меня, твоего мужа.

– Только два, – простонала Ниязова, – деньги Фаины и баба Тося.

– Сейчас еще тайны отыщутся, – злорадно пообещала «сестрица».

– Про доллары ясно, – продолжал Амиров, – ты не хотела, чтобы на свет явилась правда о мертвом ребенке. Это как в старом анекдоте: то ли Гульнара младенца убила, то ли ее подруга младенца убила, но была там какая-то неприятная история… М-да. Здесь хоть понятно, почему ты смолчала. А про Антонину Семеновну почему скрыла? Отчего не сообщила, что общаешься с этой женщиной?

– Помнишь, каким был Рамазан в два года? – прошептала Гуля. – Неконтактным, недоразвитым. Врачи в один голос говорили: «Ничего не получится. Ребенок не выправится». И наши доктора, и зарубежные каркали: «Он даже в коляску не сядет. И у вас будут огромные проблемы с обучением». Я поняла: надо искать альтернативные методы лечения, обычные не помогают. Начала общаться с матерями инвалидов, и одна из них посоветовала бабу Тосю. Сказала, что целительница чудеса творит, дала мне ее адрес. Я привезла к ней медкарту Рамазана. Она ее полистала и вопрос задала: «Вашего сына зовут Рамазан Искандерович Амиров? Отчество и фамилия не православные. Кто его отец?» Я испугалась, что старуха мусульман не лечит, но деваться было некуда. Пришлось отвечать: «Его зовут Искандер Ильясович Амиров, он владелец сети клиник пластической хирургии». И добавила: «Заплачу вам, сколько скажете, только помогите. Мой супруг очень хороший человек, он Иисуса Христа уважает, перед православной церковью шапку снимает». А бабка поморщилась: «Платы я не беру, если хотите, можете в кружку на подоконнике сколько не жалко опустить. Позвоню вам». На следующий день она соединилась со мной и условие поставила: «Помогать стану, если ты мужу своему никогда не проговоришься, чьи лекарства используешь. Поклянись, что рта не раскроешь. Если обманешь – Рамазан умрет». Разве могла я тебе признаться? И чудо-то от ее зеленых капель случилось…

– Зеленых капель? – перебил супругу Искандер.

– Ну да. Баба Тося раз в две недели давала мне странную пипетку, в пробирке спрятанную, – пустилась в объяснения Гуля, – следовало строго по часам, каждый раз в разное время, в ротик ребенку крохотную дозу капать. Ни в коем случае не перепутать. Рамзик на глазах умнеть стал, сидеть смог, даже на ноги подниматься. Все доктора только ахали. Месяц я капли ему давала, потом стала настойками поить. Баба Тося меня хвалила, говорила, что я очень аккуратная, поэтому мальчик гением делается. Женщина, которая мне контакт Антонины дала, предупреждала, что та неразговорчивая и сердитая, мол, если что не так, нагрубит легко. Но я-то тщательная, ни на минуту время приема препаратов не нарушила, порой в три утра вставала, чтобы полторы чайные ложки микстуры Рамзику в рот влить. Наверное, поэтому баба Тося со мной всегда приветливо беседовала. Мы с ней даже вроде бы подружились. Она меня последней на прием записывала, а потом оставляла чаек попить. У нее такая странная квартира – из двух состоит, проход между ними через шкаф в коридоре. Забавно. Антонина Семеновна меня про мужа и сына расспрашивала, ей было интересно про них слушать. Я знала, что целительнице нужна помощница и чтобы она всегда была рядом. Но не везло Вольпиной, не задерживались около нее работницы. Поживет месяц-другой очередная тетка в той части апартаментов, что за гардеробом, и уходит, не выдержав требований бабы Тоси.

Слушая Ниязову, я стиснула губы. Ей-богу, найти зерно правды в бездне вранья Фаины непросто. «Сестрица» успела мне изложить несколько версий своего знакомства с бабой Тосей: сначала говорила, что снимала рядом однушку, потом что познакомилась с Вольпиной, когда та обливалась во дворе водой. И вот сейчас я узнаю, как было на самом деле – похоже, с Вольпиной лгунью свела Гульнара.

А Ниязова прижала ладони к щекам.

– Когда я больше не смогла платить Файке за молчание и ее выгнали со съемной квартиры, я предложила Антонине Семеновне, в который раз без секретаря оставшейся: «Попробуйте мою подругу». Думала, больше двух-трех месяцев Тараканова не вынесет, удерет, как все, но они неожиданно для меня мирно сосуществовали довольно долго, до тех пор, пока баба Тося не уехала энергией заряжаться.

– Эти зеленые капли нужно было всякий раз в оговоренное время пить? – вдруг спросила «сестрица».

– Да, – подтвердила Гуля. – Целительница говорила, что лекарство опасное, при его применении необходим точный расчет, и она его специально для Рамазана делала, постоянно меняла количество капелек. Один раз вообще их не дала, велела через день за лекарством прийти. Но когда Файка стала у нее за стеной жить и помощницей работать, Рамазану никакие средства бабы Тоси уже не нужны были, он давно очень умным стал. Тело его все же подвело, ходить мой сынок так и не смог. Да Антонина Семеновна никогда этого и не обещала. Но мальчик сел в коляску, начал лихо ею управлять, никакой умственной отсталости у него нет, наоборот! Он гений!

– Вы продолжали ходить к знахарке, когда… – Я хотела задать возникший у меня вопрос.

Но меня перебил негодующий возглас Ниязовой:

– Не называй ее так! Вольпина врач с дипломом, ученая.

– После того как Фаина стала правой рукой бабы Тоси, вы встречались с Вольпиной? – иначе сформулировал мой не прозвучавший до конца вопрос Вадим.

Ниязова покачала головой:

– Нет. Она мне иногда звонила. Я рассказывала про Рамзика, спрашивала, как у нее дела. Антонина отвечала: «Устаю очень. Народа много, прямо высасывают из меня энергию». Потом вдруг пропала, и я ей звякнуть решила. Неожиданно услышала из трубки: «Номер не существует», и я подумала, что целительница сменила телефон. Решила: если она захочет, сама со мной свяжется, навязываться ей нельзя, рассердится. Более мы с ней не общались.

Я покосилась на Фаину – у той на лице возникло странное выражение. А у Искандера, сидевшего слева от Таракановой, почему-то был слегка напуганный вид.

– Ничего плохого я не делала, – продолжала Гульнара, – просто хотела вылечить Рамазана. Да, не смогла его из коляски поднять, зато он теперь гений. Искандер, я бы не стала от тебя правду скрывать, но баба Тося такое условие выдвинула. Иначе не бралась с нашим сыном заниматься. Что дурного я совершила?

Амиров молчал. Вместо него Фаина распустила язык:

– Ой, посмотрите на нее! Вся такая белая и пушистая… Искандер, она убила твоего сына, забрала моего!

– Хватит, – поморщилась я, – все это уже слышали. Гульнара, почему вы решили задавить Фаину?

– Не справилась с управлением, – не моргнув глазом, опять солгала Ниязова. – Да, мы повздорили у подъезда. Файка ушла, я поехала по делам. Но поскольку сильно нервничала, резко крутанула рулем, и джип занесло. Но я вернула его на дорогу и уехала. Вам охранник наговорил, что мы дрались? Да, я стукнула Тараканову. Сейчас не буду скрывать правду, вы и так ее знаете. Файка подкараулила меня у подъезда, потребовала денег, очень большую сумму. Я, конечно же, отказала, объяснила: «Я выполнила все твои условия, ты много лет получала кучу бабла, потом нашла для тебя бесплатное жилье, работу. Все, больше я ничего тебе не должна, хватит». Она принялась ругаться, ударила меня по голове и получила сдачи. Фаина решила опять меня шантажировать, но я не поддалась. И где мне миллион долларов взять? Тараканова столько требовала. Совсем оборзела!

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *