Инкогнито с Бродвея

Внимание! Это полная версия книги!

Онлайн книга «Инкогнито с Бродвея»

Внимание! Это полная книга!
Cтраница 62

– Значит, никто не виноват? – обрадовалась Фаина. – Целительница сама умерла? Ну да, наверное, у нее в груди сильно кололо, а она к доктору не шла, листики свои заваривала. Кто несет ответственность за ее смерть? Никто. Капитолину Грицаеву тоже не убивали, она «капли молодости» принимала, но пила их, не зная, как это надо делать. Я вообще ни при чем!

– А все остальное произошло так давно, что уже доказать ничего нельзя. Правда, любимый? – подобострастно спросила у мужа Гульнара. – И я не убивала Антона, на него Файка наступила. Дорогой, капли, конечно, были ужасны, но Рамазану они помогли. А почему? Потому что я очень аккуратно их давала. Делала, как мне целительница велела. Сказано было в три утра их в рот мальчику влить, будильник заведу и ни на секунду не опоздаю. Рамзик гением стал, потому что у него мать самоотверженная. Где еще такую, как я, найдешь? А может, зеленые капли на самом-то деле хорошая вещь? Просто глупые и ленивые люди их неправильно использовали.

Амиров уставился на жену, на его лице возникло нехорошее выражение.

– У меня вопрос, – подал голос Вадим. – Что случилось с трупом убитого младенца? Живой остался у Гульнары. А тело погибшего ребенка куда дели?

Фаина быстро показала пальцем на Ниязову.

– Я ей предложила: «Ты мне дашь денег, я унесу останки в сумке». А она закричала: «Нет, нет, сама малыша похороню по нашим обычаям. Ты его просто закопаешь или выкинешь, а я знаю, где мальчика упокоить надо – в могиле отца Искандера». Теперь всем понятно, чей ребенок жив остался? За фигом бы Гульке моего Антона на кладбище рядом с тестем укладывать, а?

– Она врет! – зарыдала Ниязова. – Честное слово, все не так…

Договорить Гульнара не успела. Искандер побагровел и изо всей силы отвесил ей оплеуху.

Глава 40

На следующий день я позвонила Сазоновой и спросила:

– Как ты могла?!

– Что я сделала не так? – струхнула начальница пиар-отдела.

– Неужели не понимаешь, о чем речь? – рассердилась я. – Я знаю теперь, кто придумал историю с младшей дочерью Ленинида.

Маргарита начала бурно возмущаться:

– Фаина врет! Она мне первая позвонила, предложила разыграть комедию.

– Да? – перебила я. – Почему же ты не отказалась?

– Подумала, что пиар тебе не помешает, – сказала Рита.

– Отлично, – процедила я, – молодчина, позаботилась обо мне… А по какой причине меня в известность не поставила?

– Прости, дорогая, но у тебя нет ни малейших актерских данных, – заявила Сазонова. – Знай ты, что Фаина тебе вовсе не родная, то никогда бы не смогла убедительно выглядеть на телеэкране. А так получилось потрясающе – гамма эмоций на лице. Тебе не стоит злиться, наоборот, скажи мне спасибо. Кстати, не зря старались, в последнюю неделю продажи твоих книг резко возросли. Зарецкий в восторге.

– Иван был в курсе твоей затеи? – обомлела я.

– Ну… нет, – призналась Маргарита. – Он же улетел из страны, а мне не хотелось его беспокоить. Эй, ты меня слышишь? Ау!

– Слышу, – эхом отозвалась я.

– Ау, ау! – надрывалась Рита. – Ну и связь… Вилка, я еду к тебе. Буду примерно через час. Есть гениальный план. Слушайся меня, и я тебя круче Смоляковой сделаю. Милада от зависти ноутбук сгрызет, когда тебя на первом месте в рейтинге увидит. Спихнешь королеву детектива с трона. Все, скоро буду. Чмок-чмок. Обожаю тебя. Такую штуку придумала… У тебя миллионные тиражи попрут!

Я уставилась на замолчавшую трубку. Меньше всего мне сейчас хотелось видеть Маргариту. Улыбаться ей – выше моих сил. Сказать откровенно заведующей пиар-отделом, что о ней думаю?

Ну, например, так: «Неуважаемая госпожа Сазонова! Прежде чем затевать шумный спектакль с моим участием, следовало поставить меня в известность о своих планах. Сомневаюсь, что вы думали исключительно о повышении продаж моих книг. Сколько вам заплатил Ленинид? Что пообещал за работу?»

Встав с места, я поплелась на кухню, продолжая мысленно кипеть. Маргарите плевать на мои книги, ей надо расплатиться с кредитами, которые она бездумно набрала в банках. Помнится, мне стало ужасно ее жалко, когда она начала перечислять свои долги: за машину, шубу, поездку на курорт, новый телефон, возведение загородного дома… Выслушав список, я согласилась на роль бобра в рекламном ролике, причем работала совершенно бесплатно. И только сейчас до меня, дурочки, дошло, что в ответ на причитания пиарщицы я должна была сказать: «Маргарита, зачем ты купила джип «БМВ»? Он же безобразно дорогой. Надо было взять небольшую малолитражку, ту, что по средствам. И не стоило стремиться получить все сразу: шубу, путевку в заморскую страну и участок под строительство коттеджа. Если бы, не дай бог, тебе понадобились средства на лечение за границей, я бы поняла твое обращение в банк. Но в твоей ситуации это было глупостью. Никто тебя не заставлял прыгать в долговую яму. Ты там оказалась из-за собственной жадности и желания выглядеть в глазах толпы очень богатой».

Внезапно у меня сильно заболела голова, я направилась к чайнику. И тут телефон, который я почему-то до сих пор держала в руке, резко зазвонил. Продолжая думать о своем, мягко говоря, неумном поведении, я поднесла трубку к уху, но не успела ничего сказать, потому что чихнула, а из сотового донесся голос Федора:

– Босс, будьте здоровы и держитесь за стену. Пришел результат анализа ДНК, который вы заказали. Тушите свет! Девяносто девять процентов за то, что Фаина родная дочь Ленинида и сестра Вилки. Чума, да? Вот же бывает такое! Аферистка думала, что они с папашей писательницы всех обманывают, ан нет! И есть кое-что еще круче: у нее и у Вилки мать тоже одна. То есть Фаина и Виола полностью родные сестры. Эй, шеф, вы там как? Онемели? Я тоже в шоке. Сейчас расскажу подробнее. Значит, так… Выходит, мамаша Вилки, бросив ее в младенчестве, усвистела уже снова беременная. Может, еще и сама не знала, что второго ребенка ждет. Потом она родила Фаину, и девочку сразу удочерила Олеся Тараканова. Никакого подкидыша у ворот детдома не было, ребенок сразу оказался у приемной матери. Я чуть с ума не сошел, пока в бумагах рылся. Да-да, мне пришлось в архив ехать и реально в папках копаться, потому что в электронном виде ничего нет. Вот все так долго и получилось. Но я разобрался!

Я, остолбенев, слушала Федю, а тот вываливал все новые и новые совершенно оглушающие сведения. Короче, дело было так. Моя мать написала заявление: «В связи с плохим состоянием здоровья и тяжелым материальным положением прошу назначить временным опекуном новорожденной двоюродную сестру моего гражданского мужа». В советские годы это можно было оформить. Кстати, денег от государства за временно взятого под опеку ребенка человеку, который его пригрел, не платили. Но надо было представить копии документов о родстве. И к заявлению непутевой мамашки девочек Виолы и Фаины они прилагались. Знаете, что оказалось?! Лучше сядьте, если стоите. Ленинид Иванович Тараканов, мой отец, появился на свет от Ивана Петровича Тараканова, а у того был брат Семен Петрович, у коего родилась дочка Олеся. То есть Ленинид и Леся двоюродные брат и сестра. Интересно, с чего вдруг моя безответственная мать решила отдать дочку именно двоюродной сестре мужа? Они что, дружили? Или та женщина просто пожалела новорожденную и согласилась взять ее себе? На эти вопросы ответы мы никогда не получим. И не узнаем, по какой причине Олеся не сообщила Фаине, что та ей родная кровь. Хотя у меня есть предположение. Наверное, Олеся не желала сообщать ребенку, что отец у него уголовник, а мамаша беспутная. Вот и прикинулась посторонней, ничего не знающей. Непонятно также, почему Леся не захотела познакомить Фаю и меня в детстве. Неужели она ни разу не пришла проведать старшую сестру Фаины? Или она все же однажды явилась, а Раиса, которая следила за мной, отказалась с ней общаться? И опять же, тут нам до истины не докопаться.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *