Клеопатра с парашютом

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 14

– Извини, занята, обсуждаю рабочие вопросы, созвонимся позднее! – рявкнула я в трубку.

– Конечно, конечно, назовите удобное вам время, я обязательно перезвоню, – пропело нежное сопрано.

Я опомнилась.

– Вы дилер косметики «Бак»?

– Да, – прокурлыкала мошенница. – Скажите, когда лучше с вами связаться?

– Можем поговорить сейчас, – зачастила я. – Думала, мне парень звонит, жуткий прилипала.

Нахалка рассмеялась.

– Знаю таких. Вы какую организацию представляете?

– Я представляю саму себя. А что, вы работаете только с коллективами? Один покупатель вас не интересует? – разозлилась я.

– Почему? «Бак» рад любому клиенту, – запела обманщица. – Просто, если заказчиков много, действует пятипроцентная скидка. Соберите подружек и приобретайте лучшую в мире косметику по оптовым ценам.

– Скажите, Степанида, мы можем прямо сегодня пересечься? Бог с ней, со скидкой, у мамы день рождения скоро, хочется приобрести для нее набор в чемоданчике, – азартно соврала я, называя одну из самых дорогих косметических позиций.

– С удовольствием, – обрадовалась дилерша. – Только я не Степанида.

– А кто? – расстроилась я.

– Таня Кругликова.

– Но мне бы хотелось работать со Степанидой Козловой, – уперлась я. – Как с ней связаться?

– Зачем она вам? Так и быть, я оформлю в виде исключения скидку одиночному покупателю, – соблазняла меня Таня. – И получите в подарок сумку. Кожаную.

– Да ну? – не вытерпела я. – Из натурального материала?

– Не совсем, – вздохнула Кругликова. – Но это очень удачная имитация. Могу прибыть с каталогом через час. Есть много выгодных предложений.

Но я твердо держала оборону:

– Как можно связаться с Козловой?

Татьяна заговорила с утроенной скоростью, и я приуныла. Кругликова не знает никого из своих коллег. Она просто решила немного подзаработать, и предложение торговать косметикой показалось ей весьма удачным. Таня приехала в офис, где с ней провели краткий инструктаж, записали ее паспортные данные, продали товар и отправили в «свободное плавание» – на поиски покупателей.

– Вы купили у них пудру и прочее? – уточнила я. – Но в объявлении, которое я видела в газете, не указано, что требуется предоплата.

– Это рекламный ход, – объяснила Таня. – На самом деле схема проста: берешь в офисе тушь за оптовую цену, а клиентке продаешь чуть дороже. Все равно дешевле получается, в бутике та же косметика намного дороже. Сколько накинуть, зависит исключительно от тебя. Можно и за десять тысяч тени предлагать, да кто купит?

– Подскажите адрес офиса, я временно оказалась без работы, мне деньги нужны, – попросила я.

– Сейчас, – пообещала Таня, – надо в сообщение глянуть.

– Вы не помните названия улицы, куда ходите? – не поверила я Кругликовой.

– Да офис постоянно переезжает, – пожаловалась она, – ищут, где аренда подешевле. Постоянным дилерам, таким, как я, эсэмэской новый адрес скидывают. Я буквально за десять минут до нашего разговора сообщение получила. Вот, нашла. Финишная улица. Ну, похоже, они на край света перебрались! Дом шесть, корпус четыре, строение три, лестница в подвал, дверь железная, синяя.

Я посмотрела на часы, висевшие в углу террасы.

– До которого часа работает офис?

– Круглосуточно, – пояснила Таня.

– Что, и ночью? – не поверила я.

Кругликова чем-то зашуршала.

– Ничего странного нет – многие дилеры после основной работы за товаром приезжают, среди них есть жители из Подмосковья. Я как-то с одной бабкой познакомилась, так та вообще из Питера. Поезд прибывает в десять вчера, бабулька сразу едет в «Бак», накупает товара на полгода, рулит на вокзал, и в два ночи отбывает домой. Пенсия маленькая, крутиться надо. Конечно, если на заднице сидеть и пытаться подругам да соседкам губную помаду всучить, то заработаешь копейки. Надо бегать по городу, везде соваться, не обижаться, если вон выпрут.

– Спасибо за инструктаж, – от всей души поблагодарила я. – Извините, что зря отняла у вас время.

– Люди должны помогать друг другу, – доброжелательно откликнулась Таня. – Паспорт не забудьте. Без него в дилеры не оформят. Если вдруг встречу Степаниду Козлову, что ей передать?

– Можете узнать у нее телефон и звякнуть мне? – попросила я.

– Мы болтали долго, а я не спросила, как вас зовут! – опомнилась Таня.

– Степа, – представилась я и тут же прикусила язык. Ох, не надо было сообщать свое имя! Кругликова может назвать его мошеннице, а та перепугается и заляжет на дно.

– Степа? – удивленно переспросила Татьяна. – А как полностью?

– Не Степа, а Тепа. Это фамилия, – ловко выкрутилась я. – Елена Тепа.

Кругликова тихонечко хихикнула.

– Небось в школе дразнили?

– И в институте дураков хватало, – подхватила я. – В мире полно идиотов, готовых посмеяться над человеком без всякого повода.

Паспорта, российский и заграничный, вместе с остальными документами я храню на работе в сейфе. Почему? Уже один раз объясняла: девушке, снимающей жилье, надо быть осторожной. Николай Сергеевич неожиданно выставил меня за дверь, причем приехал без предупреждения, сгреб мои вещи, швырнул их в коридоре. Документам могло не поздоровиться. Делать нечего, придется заглянуть в офис.

У входа в бутик по вечерам дежурит охранник Леша, в обязанности которого вменяется открывать посетителям дверь и произносить: «Добро пожаловать, мы вам рады».

Такого приветствия удостаиваются только те, кто стремится попасть внутрь, они – потенциальные покупатели. Если человек покидает магазин, Алексей ничего не говорит. Зачем? Деньги уже потрачены, пакет с косметикой в руках, нет смысла приседать и кланяться. Мы с Лешей вроде дружим, я порой отдаю ему бракованный товар для жены. Помаду с треснувшим колпачком, надбитую пудреницу нужно уничтожать, но, как правило, они достаются близким знакомым сотрудников.

Когда я подошла к дверям бутика, Леша, давно научившийся не фокусировать взгляд на посетителях, на автомате завел: «Мы…»

– Не старайся, – засмеялась я, – свои идут.

Алексей запнулся, моргнул и вышел из состояния зомби.

Я помахала рукой.

– Ку-ку! Проснись и пой! Совсем от жары одурел?

– Козлова… – прошептал охранник, серея на глазах. – Ты откуда?

– Оттуда! – в рифму ответила я.

Леша отшатнулся к стене.

– Оттуда? – с ужасом повторил он. – Оттуда… И как там?

– Замечательно, – фыркнула я, – тепло, светло и зарплата большая. Ты угорел? Надышался выхлопными газами? Хочешь, я позвоню Константину и попрошу, чтобы тебя на время сменили?

Алексей круто развернулся и убежал в глубь бутика. Я, пожалев парня, прокрутилась в двери, очутилась в торговом зале и медленно пошла в офис. Через секунду стало ясно: что-то сегодня не так в датском королевстве.

Я не начальница над продавцами, они подчиняются управляющей этажа и директрисе магазина. Но все они стараются поддерживать со мной и Леной Водовозовой дружеские отношения. Мы, бьюти-модели, подданные всемогущего Арни, повсюду ездим вместе с Франсуа, с ним на «ты» и в перспективе сами можем стать известными стилистами. «Бак» постоянно расширяется, место профессионалу всегда найдется. Водовозова работает у Звягина дольше, чем я, поэтому она помощник француза-мэтра, а я ассистент, то есть моя должность на ступень ниже. Но прошлой осенью, когда Арни презентовал новый весенний макияж и ему потребовалась еще одна девушка для презентации, именно я вытащила из-за прилавка с шампунями похожую на испуганного зайчика Валю Родионову и представила ее гуру макияжа. И таким образом стала для нее богиней судьбы. На показе Валентина понравилась Амалио Бланка, владельцу одного из самых крупных испанских магазинов, и тот предложил Родионовой сняться в рекламе. Ну и понеслось: Валечкины фото бросились в глаза главному редактору местного «Вога», и сейчас девушка с триумфом шествует от фирмы к фирме, получая дорогие контракты.

Все наши продавщицы мечтают повторить успех коллеги, поэтому мое появление у прилавков вызывает у них экстаз. Но сегодня никто из сотрудниц со мной не поздоровался. Более того, когда я, немало удивленная объявленным мне общим бойкотом, сказала Олесе, маячившей у стенда с тушью: «Привет, как дела?» – та вдруг присела и закрыла голову руками.

Покупательницы ничего не замечали, сосредоточенно нюхали содержимое баночек, тестировали губную помаду, а вот на работниц фирмы «Бак» напал столбняк.

Решив выяснить у Ленки, что стряслось, я толкнула дверь офиса, увидела Водовозову, уткнувшуюся носом в компьютер, и громко воскликнула:

– Я объявлена персоной нон грата? Прошел слух, что я выбросила из косметички набор «Бака», купила себе помаду «Сладкие губки» производства Зафиганска, и теперь меня надо распять?

Подруга крутанулась на стуле, уставилась на меня, завизжала, сползла на пол и юркнула в щель между шкафом и стеллажом с папками.

Я потрясла головой и приблизилась к ней.

– Водовозова! Бонжур! Встряхнись! Ты что вчера пила? Я не Годзилла, не инопланетный мутант и даже не обычная мышь.

– Степочка, – зашептала Ленка, – прости, прости! Я не хотела… Не трогай меня, пожалуйста! Я ни в чем не виновата! Ты пришла отомстить, да?

– Козлова, ты жива? – завопил за спиной знакомый голос.

Я оторвалась от созерцания обезумевшей Водовозовой, обернулась и ответила:

– Здрассти, Ирина Марковна. Странный вопрос вы задаете. С какой стати мне умирать? Я еще молода, не больна, здоровее всех лошадей.

Клюева схватилась за телефон.

– Константин! Она пришла на работу. Кто, кто… конь в пальто! Я о Степаниде говорю! Немедленно сними некролог.

– Некролог? – ахнула я. – Чей?

Водовозова на карачках выползла из укрытия и схватила меня за руку.

– Ты жива?

Я оскалила зубы, вытаращила глаза и завыла:

– У-у-у! Зомби наступают! Сейчас, Лена, я высосу твой мозг!

Подружка завизжала и шарахнулась к стене.

– Прекратите обе! – заорала директриса. – Водовозова, не дури. Произошла ошибка, ты нас всех ввела в заблуждение.

– Но я сама видела, как ее убил маньяк, – еле слышно прошептала Лена.

– Ты видела, как меня лишает жизни преступник? Угарно! Почему не бросилась отбивать жертву? – полюбопытствовала я. – А где это произошло? На Луне? Ты летаешь туда по ночам на швабре? Знаешь, стань я свидетелем чьей-то попытки убить тебя, мигом бы долбанула гада по башке тем, что под руку попалось. Елена, ты меня глубоко разочаровала. Никогда не пойду с тобой в разведку. Меня насилуют, ножом режут, а чем занята Водовозова? Смотрит на это безобразие? Или ты снимала действо на камеру, чтобы скинуть запись в Интернет? Лена, если в твоем доме взорвался газ, убегай до того, как сообщишь об этом в своем твиттере.

– Вот, снял… – сказал Константин, входя в комнату с плакатом в руке. – Куда его теперь? Нинка старалась, особым пером писала, не на принтере распечатала. Жаль выбрасывать такую красоту.

Я вырвала у него лист ватмана, развернула его и через пару секунд выпалила:

– Блин!

Мне не нравятся люди, употребляющие нецензурную лексику, а вырвавшееся у меня словечко давно приравнено именно к ней. Но вы простите меня, когда узнаете содержание текста.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *