Клеопатра с парашютом

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 15

«Администрация бутика и совет директоров фирмы «Бак» с прискорбием сообщают о кончине бьюти-модели Степаниды Козловой, последовавшей сегодня ночью при трагических обстоятельствах. Вечная память нашей коллеге. Мы никогда ее не забудем. Информация о дате прощания с Козловой будет оглашена позже путем рассылки адреса по электронной почте». В центре листа находилось мое фото, взятое из последней съемки для каталога – я в розовом парике, с красным носом и китчевым макияжем изображаю клоуна. Это Франсуа вдохновился посещением цирка.

– Отличный снимочек для некролога, – прошипела я. – И текст зашибись. Долго сочиняли?

Ирина Марковна глянула змеей на Водовозову, Лена произнесла каноническую фразу:

– Не виноватая я.

– Нинка так старалась, – снова огорчился Константин, – больше часа буквы перышком выводила. А теперь выбросить придется? Вот жалость!

– Ирина Марковна, она живая? – закудахтала из коридора старшая продавщица Жанна.

– Да! – коротко рявкнула директриса. – А вот Водовозова сейчас склеит ласты.

– Девочки! – заверещала Жанна, обернувшись назад. – Кто говорил: «Зомби, зомби…»? Степашка не умирала!

Дверь нашей каморки распахнулась, внутрь, забыв о субординации, начали вваливаться продавцы. Они обнимали меня, целовали, щипали до тех пор, пока обозленная до крайности Ирина Марковна не завизжала:

– Пошли все вон! Немедленно на рабочие места! Бросили покупателей! Что интересного вы увидели? Козлова не алмаз «Шах»! Прекратить ликование. Произошла идиотская ошибка. Если через десять секунд вы не окажетесь у своих стендов, в конце месяца каждая, подчеркиваю – каждая, даже те, кого сегодня в бутике не было, будет оштрафована.

Продавщиц будто ветром выдуло за порог. За ними с недовольным видом, держа под мышкой свернутый некролог, ушел Костя.

– Круто получилось! – захихикала я. – Меня еще никогда не хоронили.

Клюева издала странный звук. Ее лицо вытянулось, губы стали серыми, глаза ввалились. Я даже испугалась.

– Ненавижу тебя! – заорала директриса, смахивая со стола бумаги. – Мерзкая проныра, хитрая дрянь! Везде лезешь, подслушиваешь, запоминаешь… Дура!

Я обомлела. Что случилось с Ириной Марковной? Похоже, у нее нервный срыв.

Клюева издавала нечленораздельный вой. Она затрясла головой, тщательно уложенные волосы превратились в беспорядочные лохмы. И я снова услышала брань:

– Куда подевала? Кто разрешил? Взяла без спроса чужое! Сучонка! Обе дряни! Я вас… Я вам… я всех…

Клюева задохнулась. Мы с Водовозовой превратились в каменные статуи. Не знаю, как Ленка, а я боялась даже дышать. А ну как спятившая директриса воткнет в меня канцелярские ножницы?

Ирина Марковна со свистом схватила ртом воздух и неожиданно четко, почти спокойно произнесла:

– Водовозова! Сейчас я вынуждена присутствовать на деловой встрече. Но через два часа жду вас, Елена, в своем кабинете с заявлением, где будут ответы на вопросы: почему и с какой целью вы взбудоражили коллектив лживым сообщением о кончине коллеги. Знаю, департамент Франсуа Арни не находится в моем подчинении, но вы нарушили работу вверенного мне бутика, сегодня произойдет резкое падение прибыли – продавцы в истерике, поэтому я требую ваших объяснений.

Директриса развернулась, взялась за ручку двери, обернулась и окончательно добила Ленку:

– Вам придется возместить сумму, потраченную на написание некролога. В нее войдет стоимость бумаги, красок, распечатка фотографии и оплата труда бухгалтера Нины, которая выводила пером буквы. А вам, Козлова, надо быть скромнее!

Посчитав разговор завершенным, Клюева с видом царицы, увидевшей смерть своего врага, выплыла из офиса.

– У ты злая какая, зая! – само собой вырвалось у меня любимое выражение Кирюши. – Что с Ириной случилось? Ты когда-нибудь видела ее в такой истерике?

Ленка шумно засопела. Я села за свой стол и молча уставилась на нее. Коллега начала быстро сыпать словами.

…У Водовозовой есть парень, отношения с которым напоминают контрастный душ, мгновенно меняются от обжигающе горячих до антарктически ледяных. Юра хорош собой, неплохо зарабатывает, и ему льстит иметь в подружках девушку, чье лицо растиражировано по модным журналам. Когда Водовозова находится в Москве, Юрий с удовольствием проводит с ней время, ему нравится ходить вместе с ней по тусовкам. Ленка всегда хорошо одета, у нее прекрасная фигура, интеллигентная речь, она знает, что Альбер Камю писал книги, а не производил коньяк, не путает Бабеля с Бебелем и знает, что Мане и Моне разные художники. У Водовозовой в кармане диплом МГУ, она владеет тремя иностранными языками, девять месяцев в году проводит за границей, знакома с элитой фэшн-мира, не выпрашивает у бойфренда ни обновки, ни ювелирку, не собирается за него замуж и не испытывает горячего желания прямо завтра родить парню семерых детей. В общем, пока Лена в Москве, они с Юрой неразлучны. Но стоит Водовозовой улететь… Мир полон добрых людей, поэтому Ленке, живущей, допустим, в Париже, звонит одна из многочисленных знакомых, ну, например, Рита, и щебечет:

– Здорово мы вчера погуляли у Бархатовых! Вы с Юркой так зажигали на танцполе! Народу было тьма, я не смогла к тебе пробиться.

– Я во Франции, – останавливает Маргариту Водовозова, – к Бархатовым давно не заруливала.

– Да ну? – совершенно искренне изумляется «добрая» подружка. – С кем же тогда Юрка обжимался в углу? Я была твердо уверена, что это ты с ним целуешься. Еще подумала: что-то Ленка потолстела, задница у нее, как у слона, и оделась тупо – ботфорты и мини-юбка из кожи. Но если ты не в России… Ой, прости, дорогая, забудь все, что я говорила! Ничего не было, Юру я не видела, ошибочка вышла.

И как реагировать на такой звонок? Лена пыталась делать вид, что ей безразличны походы Юры налево, она ни разу не пожаловалась мне на него, всегда делает хорошую мину при плохой игре. Но, думаю, ей очень обидно.

Повторяю, когда Елена в Москве, Юра – сама нежность, верность и забота. Но вчера произошел неприятный казус.

Водовозова предупредила жениха, что ей не удастся пойти с ним на тусовку, потому как на девять вечера у нее назначена встреча с фотографом.

– Не переживай, дорогая, – сказал парень, – работа важнее удовольствий. Я останусь в своем клубе, надо разобраться с поставщиками алкоголя.

Поясню: Юра – владелец весьма популярного ночного заведения, поэтому последняя фраза не вызвала у Водовозовой ни малейшего удивления.

В половине девятого фотограф по телефону отменил съемку, и Лена решила сделать Юре сюрприз – помчалась к нему в клуб. Может, не стоит продолжать? Понятно, что увидела моя подружка, войдя без стука в кабинет любовника? Если вы не догадались, уточню: Юра был без брюк, а рядом с ним находилась размалеванная девица в недвусмысленной позе.

Почему Ленка не звякнула кавалеру, не сказала: «Милый, я лечу к тебе»? Так я уже говорила: она хотела его приятно удивить.

Мораль: девушки, не повторяйте ошибку Водовозовой, лучше предупредить о внезапном изменении своих планов на вечер, чем потом рыдать.

Провожаемая воплем Юры: «Солнышко, это совсем не то, о чем ты подумала!» – Лена выскочила на улицу и полчаса лила слезы в каком-то грязном подъезде. А потом решила отомстить гаду. Поехала в клуб, принадлежащий его злейшему врагу, и зажгла там по полной программе – пила коктейли, танцевала, целовалась со всеми, а под утро исполнила стриптиз в «корзинке», прогнав оттуда танцовщицу гоу-гоу.

В шесть утра Водовозова сообразила, что пора ехать домой и приводить себя в порядок перед работой. Начала искать свой пиджачок и в конце концов поняла: он благополучно «ушел». А вместе с ним пропал крохотный клатч, в котором были деньги, телефон и ключи от квартиры. Поняв, что стала жертвой вора, Лена приуныла – очень не хотелось явиться утром на службу в наряде для вечеринки, с растрепанной головой и размазанным макияжем. Да и душ не мешало бы принять.

Она вышла на улицу. Утренняя прохлада прогнала остатки хмеля, и Ленку осенило: она находится в пяти минутах ходьбы от дома, где снимает квартиру Козлова! Резко повеселев, подруга побежала ко мне, зная: я предоставлю ей ванную, поделюсь завтраком и разрешу взять чистые шмотки в своем шкафу.

Когда она подошла к подъезду, ее не впустил внутрь молоденький полицейский.

– Нельзя, – сердито произнес он. – Куда вы направляетесь?

– К подружке, – честно ответила Водовозова, – в двадцать седьмую.

Опер вытаращил глаза и позвал другого полисмена, старшего по званию. Тот устроил загулявшей девушке допрос, она честно ответила на все вопросы, мол, лишилась в клубе сумочки, вот и пришла к своей коллеге, тоже бьюти-модели, Степаниде Козловой. Не успела она завершить рассказ, как двое санитаров вытащили из подъезда носилки, на которых громоздился черный полиэтиленовый мешок, пристегнутый ремнями.

– В доме кто-то умер? – ужаснулась Водовозова.

– Жиличка из двадцать седьмой, ваша знакомая, – равнодушно пояснил полицейский. – Спасибо, что помогли с идентификацией личности, а то никаких документов в квартире не оказалось. Эй, парни, стойте! А вы гляньте сюда…

Водовозова не успела понять, чего от нее хочет сотрудник МВД, как тот расстегнул на мешке молнию и спросил:

– Узнаете? Назовите имя девушки!

Ленка глянула на обезображенное, залитое кровью лицо, увидела светлые мелированные волосы, и в ужасе пролепетала:

– Это Степа Козлова.

– Тащите труп в морг, – распорядился полицейский и ушел.

Водовозова села прямо на тротуар. Никто из сновавших вокруг людей не обращал на нее внимания, пожалел лишь молодой сержант, тот самый, что стерег вход в подъезд. Он поднял девушку, прислонил ее к стене и дал мятную жвачку.

– Что случилось с Козловой? – зашептала совершенно разбитая Водовозова.

Несмотря на испуг, головную боль и растекшуюся косметику, Лена все равно оставалась очень привлекательной, и сержант решил произвести на красавицу приятное впечатление, поэтому вмиг поделился служебной информацией.

В центре Москвы вот уже несколько месяцев орудует серийный убийца, который нападает на молодых светловолосых женщин хрупкого телосложения. Маньяк убивает их с особой жестокостью, непременно уродуя лицо. Полиция пока не знает, как преступник выбирает очередную жертву, где знакомится с ней, почему погибшие впускают постороннего человека в квартиру. Степанида Козлова – шестой труп за короткий срок. И ей еще повезло! Так как душегуб имеет дело исключительно с одинокими красавицами, их обезображенные останки находили спустя длительное время после смерти. А Козлову обнаружили еще теплой, что, вероятно, поможет в поимке мерзавца. Получилось так: маньяк, уходя, захлопнул за собой дверь квартиры убитой, а замок не сработал, створка осталась полуоткрытой. В три тридцать ночи из соседней квартиры вышла женщина, работающая водителем трамвая. Она торопилась на службу, но заметила открытую дверь соседки и заглянула к ней. А потом вызвала полицию.

Понимаете, в каком физическом и моральном состоянии Ленка приехала на работу? Она вошла в торговый зал, зарыдала и сказала подбежавшим продавщицам:

– Козлову убили, я видела ее труп. Жуть страшная!

Дальше события развивались с калейдоскопической скоростью. В течение нескольких минут зловещая новость добралась до Ирины Марковны, та пришла в ужас и велела написать некролог…

Водовозова замолчала, я тоже не произносила ни слова. В общем-то, понятно, почему Ленка опознала «мой» труп. Она услышала номер квартиры, где обнаружили погибшую, и не сомневалась, что меня нет в живых. Лицо несчастной неизвестной девушки было разбито, Водовозова побоялась его рассматривать, ей хватило выкрашенных в светлый цвет волос, чтобы сделать вывод о трагической гибели коллеги. Но Ирина Марковна! Почему она-то не позвонила в полицию, не проверила информацию? Хотя, подозреваю, что сейчас в холодильнике лежит труп с биркой «Степанида Козлова», и Ирине Марковне так бы о нем и сказали.

– Почему ты не соединилась со мной по мобильному? – налетела я на Водовозову.

– Мертвые на звонки не отвечают, – всхлипнула Ленка. – И я же сказала: клатч украли, а телефон в нем был.

Я тяжело вздохнула.

– Перестань хныкать!

– Тебе хорошо, – снова всхлипнула Лена, – а мне объяснительную придется писать. Ирка от злости с катушек слетела.

– Она не имеет права требовать от тебя объяснений! – рассердилась я. – Мы ей, как кость в горле, – сидим в бутике и плюем на ее распоряжения. Клюева давно мечтает Арни выселить, поэтому собралась использовать случившееся в своих целях. Дескать, прибыль магазина из-за казуса ниже плинтуса рухнула. Не дергайся, не ходи к директрисе, ты пережила жестокий стресс, странно, что не заикаешься. Я бы, увидев твой труп, в обморок рухнула. Поезжай домой, а я попытаюсь разыскать Франсуа и расскажу ему обо всем. Если не соединюсь с Арни, то позвоню Роману Глебовичу. Не переживай, Водовозова, труп Козловой тебя прикроет.

Ленка удивилась:

– А ты не испугалась? Жутко увидеть свой некролог.

Я махнула рукой.

– Пустяки! Значит, проживу тыщу лет – это хорошая примета, когда живого человека мертвым объявляют. Ирина сама виновата. Она не поняла, в каком ты состоянии. Кстати, а почему Клюева не догадалась на всякий случай мне на сотовый звякнуть?

– Не знаю, – прошептала Лена.

– Да ясно, ума не хватило, – резюмировала я. – Ирка выказала себя полной дурой, а не разумной начальницей, в случившемся бардаке в основном ее вина.

– Мне и правда лучше домой пойти, – выдохнула Ленка. – Надо лечь. Ну и денек! Погоди… Но если убили не тебя, то кого?

– Вопрос на миллион, – протянула я и тут же вспомнила худенькую девушку в эпатажно коротком, вульгарном платье и красных лаковых сапогах-ботфортах на высоком каблуке и огромной платформе. – Хозяин квартиры безо всякого предупреждения выкинул меня вчера на улицу. Решил поселить на мое место работницу секс-индустрии или вознамерился сделать из хаты подобие гостиницы с почасовой оплатой. Погибла проститутка.

Я осеклась и замолчала.

– Что? – спросила Лена. – Вспомнила какие-то подробности?

Меня стал бить озноб.

– Только сейчас сообразила. Ведь выходит, что Николай Сергеевич, мой бывший хозяин, спас мне жизнь. Не выпри он меня вон – лежала бы я сейчас в морге.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *