Клеопатра с парашютом

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 16

Вытурив Водовозову из офиса пить кофе, я набрала ноль два и сказала дежурной на пульте:

– Здравствуйте, девушка. Сегодня ночью в Москве был обнаружен труп Степаниды Козловой. Но это ошибка. Меня зовут Степанида Козлова, и я жива. К кому надо обратиться, чтобы сообщить о путанице?

– Пожалуйста, не вешайте трубку, – подчеркнуто вежливо попросила дежурная, и наступила тишина.

Спустя минуту сотрудница полиции вновь подключилась и сказала:

– Переключаю на отделение…

Тут же раздался хриплый мужской голос:

– Лейтенант Бр-бр-бр-ов, слушаю. Говорите!

Я повторила свою историю.

– Нет у нас Козловой, – буркнул полисмен.

– Тело в морге, – уточнила я.

– Туда и звоните, – рявкнул Бр-бр-бр-ов, – мы покойниками не занимаемся.

– Не расслышала вашу фамилию, повторите ее, пожалуйста, – попросила я.

– Бр-гр-гр-ов, – опять рыкнуло из трубки.

– Будьте любезны, я Степанида Козлова, в морге лежит труп Степаниды Козловой, – попыталась я по второму кругу объяснить ситуацию.

– Фу… – выдохнул опер, как будто что-то понял. И тут же задал совершенно нелепый вопрос: – Вы живы и хотите забрать свое тело?

Я онемела, а туповатый Бр-бр-бр-ов сказал уже не в трубку, а куда-то в сторону:

– Леонид Ефимыч, поговорите с бабой. Ей-богу, сейчас не выдержу! Весь день полоумные трезвонят!

Полицейский, призванный коллегой на помощь, оказался более сообразительным и посоветовал:

– Вам следует связаться с Игорем Сергеевичем Якименко. Он будет сегодня в отделении около девяти вечера.

Я поблагодарила его и пошла к выходу из бутика. Надя, стоявшая у стенда с кремами для тела, поманила меня пальцем.

– Степа, я очень рада, что ты жива!

– Спасибо, Надюша, – кивнула я. – Мне тоже больше нравится находиться в этом, а не потустороннем мире.

– Козлова! – закричал Константин, приближаясь ко мне. – Я просмотрел запись на камерах, искал вора. Никого не заметил. Ни мужик, ни баба по магазину с твоей сумкой не ходили. Уж извини. Вор оказался умным, наверное, запихнул торбу под одежду.

– Спасибо, – поблагодарила я. – Да, многие грабители-профи отличаются сообразительностью, но рано или поздно все равно попадаются.

Я вышла из бутика и отправилась искать Финишную улицу, где располагался офис мошенников, торгующих фальшивой продукцией фирмы «Бак». Она находилась на самом краю Москвы.

Выбравшись из мини-вэна, на котором ехала от метро, я увидела деревеньку с покосившимися халупами и решила, что ошиблась, заехала на маршрутке не туда, куда надо. Вероятно, не заметила, как микроавтобус пересек МКАД и очутился в области. Но потом разглядела на одной из развалюх табличку «Первая Финишная улица» и задумалась. У меня в адресе название улицы без номера! Что делать?

Постояв в недоумении, я отправилась на поиски аборигенов и очень скоро наткнулась на деда, облаченного, несмотря на жару, в ушанку, шерстяные брюки с фланелевой рубашкой и валенки. Старик возился около древнего мотоцикла, который походил на байк Кошечкина, как жук на элитного скакуна.

– Дедушка, скажите, где тут Финишная улица? – заорала я, резонно полагая, что местный авто-, вернее мотолюбитель туговат на ухо по причине своего отнюдь не юного возраста.

– Везде, внученька, – мирно прокряхтел старик. – И не кричи дурниной, я слышу очень даже хорошо.

– Извините, – смутилась я.

– Не беда, деточка, – пропел дедуля. – Молодые привыкли считать пенсионеров глухими, слепыми и безумными. Но те в основном в своем уме, и многие до ста лет доживают.

– Не хотела вас оскорбить, – пробормотала я.

– На сердитых огород пашут, – улыбнулся старик, – я не из обидчивых.

– Мне нужна просто Финишная улица, без номера, – уточнила я.

– Ага, – встрепенулся дед, – есть такая.

– Можете объяснить дорогу? – обрадовалась я.

– Все имеет свою цену… – закатил хитрые глаза старичок.

– Сколько? – конкретно поинтересовалась я. – Двести рублей хватит?

Дед сдвинул брови.

– Ну, дожил ты, Иван Степанович! За обдиралу тебя девочка приняла! Не нужны мне твои деньги, милая, своих хватает. Я на все руки-ноги мастер, корову держу, молоком, творогом, сметаной торгую. Убери кошелек, мне только помощь нужна, дочка на работе ломается, а Лариска самостоятельно на мотоцикл не вскарабкается, ее требуется подсадить. К доктору нам надо.

– Конечно, сделаю все, что попросите, – заверила его я. – Но, может, лучше такси нанять?

– Зачем? – удивился Иван Степанович. – Шофер даром не повезет. Деньги в семье есть, да на баловство их тратить неправильно.

– Сажать больную на двухколесный мотоцикл не самая удачная идея, – возразила я. – Если не хотите брать такси, то лучше вам с Ларисой, не знаю ее отчества, воспользоваться метро, до него можно на маршрутке добраться.

Дед снял ушанку и почесал совершенно лысую голову.

– Насчет Ларискиного отчества я никогда раньше не задумывался. Скорей всего, она Ивановна – я ей вроде отца прихожусь, пять лет пою, кормлю, воспитываю и люблю, как родную. Правда, и она мне добром платит, благодарная оказалась. К доктору нам на прививку требуется. Врачи теперь капризные. Раньше, при советской власти, тут не Москва была, а колхоз «Знамя Ильича», вот тогда из поликлиники приезжала Ольга Савельевна с чемоданчиком. Утром прибудет, всех обойдет, кого надо осмотрит, уколет и ручкой нам помашет. Бесплатно. Так государство о людях заботилось. А теперь? Плати, Иван Степанович, за Лариску кучу рублей. За так нынешние фельдшеры не придут, да и в больничке у них прием платный. Конечно, прививку не обязательно делать, но вдруг Ларка заболеет и помрет? Нехорошо получится. Короче, помоги ее в седло устроить и до места довезти. А я тебе за это дорогу на Финишную покажу. Сама никогда не сообразишь, где она, даже местные путаются. По рукам?

Я попыталась избежать поездки на ненадежном драндулете.

– Дедушка, давайте я такси найму, сама заплачу по счетчику.

Иван Степанович гордо вскинул голову.

– Сказано уже: подарков мне не надо. Лариску шашечки не повезут.

– Почему? – не поняла я.

А старик похлопал рукой по седлу мотоцикла.

– Ты чего, боишься? Гляди, какой конь! Мой батя, царствие ему небесное, пригнал его из Германии в одна тысяча девятьсот… эх-ма, забыл, каком году. Я еще в школу тогда ходил. Немецкое качество вечное, вообще ничего механизму не делается. Сам я старый стал, а скакун мой все молодой. Смотри, он называется «Гигант», специально для ихних фермеров придуман, ехать могут аж четверо человек, багажник надежный, сиденье широкое. Году этак… э… тоже уж не помню, когда… я на нем гардероб из магазина доставил. И много чего другого припер – стиральную машинку «Эврика», холодильник «Саратов». Вот раньше вещи делали! Вечные! И за мое водительское умение не бойся. Я скоро шестьдесят лет за рулем, ни разу в аварию не попал, езжу тихо, не трясу, даже молоко от моей рулежки не скиснет. Ну, вы, молодые, хлипкие стали, а я б в твоем возрасте от радости пищал, предложи мне кто покататься. Трусиха!

Никому не нравится слышать обвинения в малодушии, и я стала оправдываться.

– Просто подумала, что Ларису, учитывая ее пятилетний возраст, лучше транспортировать в комфортных условиях. Вдруг она не удержится на повороте?

Дедуля водрузил шапку на макушку.

– Хитрая ты! Не пытайся старика обмануть, скажи честно: Иван Степанович, страшно мне на твоего коня залезать. И неохота время на вас тратить. Сам со своей проблемой справляйся. Недосуг помогать пожилому человеку». Я тебя не стану осуждать. Мы не знакомы, минут десять назад всего встретились. По-хорошему, мне дочка должна пособить, но у нее служба. Праздник, если доча раз в месяц прикатит и меня уму-разуму поучит. Да и какое тебе, внучка, дело до моей Лариски? Ну, помрет она от того, что укол сегодня ей не сделали. Так на все божья воля, расстраиваться не стоит. Тебя как величать-то?

– Степанида, – представилась я.

– Правда? – заморгал дедок. – Маму мою, земля ей пухом, гроб матрасом, так звали. Хорошее имя, счастливое. Все у тебя путем будет, и жених хороший встретится. Забудь про нас с Лариской. Старый я стал, оттого сейчас слабину выказал. Попросил помощи, а надо только на себя рассчитывать. Пошли, покажу, как к Финишной выйти. Ты рано из автобуса вылезла, надо было еще пять остановок проехать.

Мне стало стыдно.

– Иван Степанович, я с радостью вам помогу. Времени свободного навалом, контора, куда я иду, круглосуточно работает. Ведите Ларису.

– Ну спасибо, внучка! – обрадовался дед и порысил к сараю. – Ларка, свезло тебе! Собирайся к доктору!

Из криво сколоченного, щелястого сооружения донесся странный звук – то ли плач, то ли вой. Я попятилась. Иван Степанович держит пятилетнего ребенка в конуре, смахивающей на гигантскую собачью будку?

А старичок споро распахнул дверцу, и наружу выскочил… пес ростом с крупную козу. Нет, это был пони. Хотя, пожалуй, неправильно. В общем, таинственное животное крепко стояло на четырех мускулистых ногах, имело бело-черный окрас, длинный тонкий хвост, массивную голову с красивыми карими, чуть навыкате глазами, рожки и… вымя.

– Корова! – закричала я.

Лариса дернулась в сторону.

– Чего всполошилась? – укоризненно произнес дедушка. – Буренки не видела?

– Я не специалист по крупному рогатому скоту, – промямлила я, – но все ранее виденные мною коровки были намного больше. Лариса смахивает на бернскую овчарку или на дога. И я полагала, что вы говорите о девочке!

Иван Степанович ласково похлопал животное по боку.

– Мальчика Ларкой не назовут, не ошиблась ты, женского она пола. Ну, давай, сажаем красавицу в седло.

Я отступила на пару шагов назад.

– Извините, но буренки не ездят на мотоциклах. Вам в голову взбрела весьма странная идея.

– В маршрутку нас с ней не пустят, про метро вообще молчу, Ларка на эскалатор не встанет, – загудел дед. – И в такси никто ее не посадит.

– Корове надо ходить пешком, – промямлила я.

– Оно верно, – не стал спорить Иван Степанович, – но топать нам больно далеко и нужно в подземный переход спускаться. Четыре года назад я Лариску к доктору своим шагом повел, так уперлась моя девочка, не захотела по ступенькам вниз идти. Уж я ее пинал и толкал – ни в какую. Почапали мы с ней через проспект поверху. И тут же гаишник откуда ни возьмись появился, свистит. А Ларка от страха визитную карточку на асфальт шлепнула. Ох и досталось мне от парня в форме! Содрал штраф немаленький, сказал: «Обсер проезжей части запрещен правилами дорожного движения».

– Страж порядка вас обманул, – еле сдерживая смех, перебила я старика. – Очень сомневаюсь, что в упомянутом документе содержатся слово «обсер».

– А еще он объяснил: будь Ларка лошадью, ей можно было бы ходить по улице, гужевой транспорт нынче не используется, но и не отменен, а вот корове нельзя. – Иван Степанович завздыхал. – Где справедливость? Чем коняшка лучше буренки? В общем, обчистил нас гаишник. А спорить с ним бесполезно, при фуражке человек, власть у него в руках. Мы с Лариской рядом с ним кто? Даже не транспорт! Короче, приуныл я, когда прививка-то опять понадобилась, три дня думал. И вдруг меня осенило – мотоцикл! Не скажу, что сразу получилось идею в жизнь воплотить, но теперь все отработано до деталей. Не впервой едем. Вот только помощь, чтобы усадить Ларку, требуется.

– Неужели вас ни разу не остановили? Корова на мотоцикле – необычное зрелище, – только и смогла сказать я. – Вряд ли сельскохозяйственных животных разрешено перевозить столь экзотическим образом.

– Камуфляж! – загадочно сказал Иван Степанович. – На дороге Ларка не буренка, Лариса Петровна – женщина средних лет. Чего зря языком мотать, сейчас сама увидишь. Перво-наперво ей надо передние ноги связать.

– Зачем? – растерялась я.

– Вот торопыга! – укоризненно закряхтел старик. – Не лезь вперед. Лариска, зитцен!

Корова согнула задние ноги, уперлась передними в землю и села. И еще больше стала походить на собаку.

Иван Степанович принес из сарая веревку и осторожно замотал ноги Ларисы (или правильнее сказать – лапы?). В процессе работы он говорил:

– Шурин мой в юности в цирке конюхом работал, умеет зверье дрессировать. И меня обучил. Лариска понятливая, с ходу науку схватила.

– Таких коров не бывает, – тупо повторила я, – они здоровенные и сидеть на попе не умеют.

– Может, и не бывает, – неконфликтно согласился дедуля, – но вот сидит же, милая. Деверь мой карликовых телушек разводит. Не спрашивай, чего они у него мелкие родятся, Михаил хочет новую породу вывести, вот и химичит со стадом. Ларка еще крупная! А у деверевой тетки живет Зинка, так ту вообще под мышку взять можно. Но молока море дает.

Иван Степанович выпрямился.

– Хорошо. Теперь ты мотоцикл держи, а я Ларку в Ларису Петровну переодену.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *