Клеопатра с парашютом

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 18

Офис фирмы «Бак» расположился в подвальном помещении и выглядел совсем не гламурно. Всего две комнаты, в одной из них за простым письменным столом сидела женщина лет шестидесяти, полностью погруженная в очередной роман Смоляковой. Услышав шаги, она тяжело вздохнула, отложила детектив и заученно произнесла:

– Здравствуйте, рада вас видеть. Чем могу помочь? Пожалуйста, присаживайтесь.

Я опустилась на серый, купленный в сетевом мебельном магазине стул и попыталась разведать обстановку.

– Я прихожу в «Бак» за продукцией не каждый день, уж извините, забыла ваше имя.

Тетка наклонила голову.

– Я всего вторую смену работаю, раньше мы с вами не встречались. Меня зовут Нина Бондарева.

– Степанида Козлова, – без опаски представилась я.

Очень хорошо, что администратор новенькая, потому что давняя сотрудница могла бы удивиться и спросить:

– Степанида? Козлова? Ну надо же! В нашей картотеке есть ваша полная тезка.

Но если тетушка служит без году неделю, она, скорей всего, не вникла еще во все тонкости дела, и я могу попытаться сыграть в свою игру. Поэтому быстро заявила:

– Я пришла сообщить о смене места жительства.

Нина заморгала.

– Зачем?

Я изобразила удивление.

– Мне, когда заполняла анкету, объяснили, что если перееду на другую квартиру, надо сообщить для исправления данных в базе.

Бондарева смутилась.

– Да? Уж извините, я недавно тут сижу, не в курсе всех тонкостей. Козлова, Козлова…

Повторяя на разные лады мою фамилию, администратор принялась медленно тыкать пальцем в клавиатуру ноутбука и спустя мгновение растерянно воскликнула:

– Ерунду он показывает. Вместо русских букв вылезают английские.

– Переключите язык, – посоветовала я.

Щеки Бондаревой порозовели.

– Сейчас, сейчас… Ага… Не получилось!

– Нажмите одновременно клавиши «альт» и «шифт», – подсказала я.

– Что? – жалобно спросила женщина.

Я обошла стол, наклонилась над ноутбуком и выполнила необходимую операцию.

– Теперь набирайте.

Бондарева занесла правую руку над клавиатурой и замерла, повернув голову влево. Я посмотрела в том же направлении и увидела лист бумаги, на котором круглым детским почерком было написано: «Как открыть базу сотрудников».

– Нажать на «enter»… – забормотала Бондарева. – Где здесь такой?

– Давайте помогу, – улыбнулась я.

Нина издала тяжкий вздох, я перегнулась через ее плечо, быстро напечатала «Козлова Степанида», щелкнула мышкой, увидела перечень дилеров, чьи фамилии начинались на «К», пробежалась по нему, нашла себя и обрадовалась. Еще секунда, и я получу адрес мошенницы. Вот он… Ничего себе! Там написано: Московская область, гостиница «Кошмар в сосновом лесу»!

– Глупо получилось, – бормотала обиженно Бондарева. – Мне работа нужна, но после сорока пяти хорошее место не найти. Я раньше в троллейбусном парке диспетчером сидела, да сократили меня. Вот и пристроилась сюда, решила – большой разницы нет. Раньше с водителями дело имела, теперь с распространителями, да суть одна: выпустить человека на линию. И здесь намного проще, чем с шоферюгами, ведь если дилер выпивши, он никого не задавит, и я ответственности за чужие жизни не несу. Но вот компьютер! Спросили, когда нанимали: «Владеете навыками пользователя?» Я и соврала: «Да». Мне младшая дочка сказала: «Мама, ничего хитрого в этом нет, я все тебе объясню». И действительно растолковала, даже шпаргалку составила. Я вроде все поняла, а вы сейчас пришли, и вся наука вон выветрилась. Похоже, тупее меня на свете никого нет.

– Просто вы не имеете опыта, – утешила я Нину, рассматривая на экране свои паспортные данные. – Ничего, десять раз с трудом откроете список, в одиннадцатый на автомате получится. Тут никакого ума не требуется. Вы умеете готовить?

– Конечно, – улыбнулась Бондарева, – пеку хорошо.

– Рецепты наизусть помните? – продолжала я.

– Большую часть даже спросонья продиктую, – засмеялась Нина.

– Компьютером пользоваться все равно, что пирог печь, – пояснила я. – Надо соблюдать последовательность действий, зазубрить «рецепт», и пойдет как по маслу.

– А как вносить изменения? – спросила администратор.

– Очень просто, – воскликнула я, – смотрите.

– Боюсь, не овладею машиной… – вздохнула Бондарева.

– Неужели за два дня сюда пришла только я? Как же вы заказы оформляете? – задала я очевидный вопрос.

Нина открыла ящик стола и вытащила листок.

– Ручкой записываю. В прошлую смену дочка сюда перед школой заглянула и помогла мне их правильно оформить. Завтра она опять забежит, мы в соседнем доме живем. Хотите взять косметику?

– А что есть? – заинтересовалась я.

– Все в наличии, – отрапортовала администратор, – утром с генерального склада продукцию доставили, свеженькую, прямо из Америки.

– Косметику «Бак» производят в США? – уточнила я.

Нина опять смутилась.

– Честно сказать, где находится завод, я понятия не имею.

– Здрассти! – донеслось от двери. – Опять вы переехали…

Я обернулась – в подвал вошла полная женщина в пронзительно красном платье.

– Товар нужен, – громко заявила она. – Лето на дворе, а хорошо продается. Что же вы, хоть бы пару лишних стульев поставили, посидеть людям надо, пока другие затариваются.

– Проходите, – предложила Нина и растерянно посмотрела на меня.

– Обслуживайте, пожалуйста, дилера, – пропела я, – пока я подумаю, что мне надо.

– Савельева Мария Глебовна, – представилась посетительница. И протянула Нине пластмассовый кружок. – Вот мой жетон, по нему положена скидка пять процентов. И список до кучи. Только не перепутайте коробки! Месяц назад я просила тональный крем в маленьких упаковках, а мне положили четыре больших.

– Я работаю тут всего второй день, – поджала губы Нина и ушла.

– Так я и не говорю, что вы накосячили, – крикнула ей в спину Мария Глебовна. – Ну народ! Ни на что обижается.

– Ваш жетон дает скидку на приобретение товара? – поинтересовалась я. – А как его получить?

– Заслужить надо! – гордо ответила Савельева. – Я второй год их косметику распространяю. У нас в Рязани работу найти трудно, слава богу, мне про «Бак» подсказали. Набираю и катаюсь по всей области. Прибыли когда густо, когда пусто, но все же капает копеечка. Народ теперь поумнел, не хочет у цыганок губную помаду брать, ею отравиться можно. Лучше подороже взять, но качественную продукцию.

– А в фирменный бутик «Бак» вы не заглядывали? – спросила я.

– Нет. Зачем? – удивилась женщина. – Там ведь намного дороже. При первой покупке меня сразу предупредили: магазины для индивидуальных покупателей плюс тридцать процентов к оптовой цене накидывают. Чего я там забыла?

Все понятно. Зайди Савельева в центральный магазин, она бы знала, что тональные кремы «Бак» имеют все одинаковую дозировку, ни маленьких, ни больших тюбиков нет.

– Проверяйте тщательно! – приказала Бондарева, возвращаясь в комнату с картонным ящиком. – После того, как выйдете на улицу, претензии не принимаются.

– Тушь, тени… – забормотала Мария Глебовна, выкладывая на стол коробочки.

Я внимательно наблюдала за Савельевой.

Все гениальное – просто. Некоторые весьма уважаемые фирмы работают исключительно по каталогам, ориентированным на человека с не самым тугим кошельком, но поставляют качественный товар. К сожалению, в Интернете много обманщиков, которые прячутся под чужим именем и торгуют дрянью. А теперь мошенники окончательно обнаглели. Где-то явно работает заводик, штампующий подделки под «Бак». Из чего там делают губную помаду, тени, тушь, кремы и прочие средства, даже черту неизвестно. Полагаю, сырье обходится производителю в копейки. Да и упаковка сляпана из самых дешевых, вполне вероятно, даже токсичных материалов. Почему женщины покупают подделку? Так они искренне считают, что им продают элитную косметику фирмы «Бак» по оптовой цене!

И что самое интересное: ни дилеры, ни администраторы этого офиса даже не подозревают, что торгуют подделкой, им раздают каталоги, жетоны на скидку, они видели объявления в газетах. И те, кто пользуется эрзац-косметикой, не заходят в дорогие магазины. Зачем им туда? И уж совершенно точно покупатель, никогда не державший в руках ничего из ассортимента подлинной фирмы «Бак», не осведомлен о некоторых тонкостях. Но я – бьюти-модель, поэтому знаю: у банок с кремом для лица крышка имеет посередине углубление, а в нем нарисована бабочка. Сейчас же я вижу очень похожую пластиковую упаковку, и изображение насекомого присутствует, а вот вдавленного участка нет, махаон намалеван просто на крышке. Еще «Бак» не производит палетки из шести теней, только из четырех. Серия губной помады «Яркое лето» была лимитирована, продавалась только в прошлом году, и в нынешнем сезоне не повторялась. Но вот же она, лежит на столе!

Мария и Нина, не обращая на меня внимания, азартно обсуждали тушь с эффектом накладных ресниц. Я взяла один из разложенных на столе каталогов и тихо ушла, не сказав женщинам «до свидания».

Я не люблю садиться в метро на сиденье. Только устроишься с комфортом, как в вагон втиснется толстая тетка, вцепится рукой в никелированную штангу под потолком и нависнет над тобой, пыхтя. Удивительно, почему эти особы не действуют на нервы мужчинам, а всем своим видом укоряют девушек? Может, они знают, что мужиков таким трюком не смутить? Представители сильного пола откроют айпады, вперятся взглядом в мобильные или по старинке раскроют книгу, газету и отключаются от всего. Мне не нравится быть объектом откровенных манипуляций, поэтому я предпочитаю стоять даже в полупустом поезде.

Чтобы не видеть пассажиров, я закрыла глаза, в голову сразу полезли неприятные мысли. Надежда узнать, кто скрывается под «псевдонимом» Степанида Козлова, с треском лопнула. Негодяйка указала в анкете данные моего, а не своего паспорта. Желая получить ответ на вопрос, я лишь расширила их число. Вот откуда, спрашивается, мой клон знает номер и серию моего же паспорта?

Увы, есть лишь один ответ, и он меня совершенно не радует. Я говорила, что храню бордовую книжечку на работе в сейфе. Ключей от него всего три: у Франсуа, Лены Водовозовой и у меня. Кроме моих документов, в том же сейфе хранятся всякие мелочи, ценные исключительно для их владельцев и не нужные другим людям. Деньги мы туда не кладем. Для них, как и для дорогих в прямом смысле этого слова штучек есть еще один сейф, расположенный в кабинете Франсуа, и мы с Водовозовой не знаем шифра электронного замка.

Каким образом мошенница могла залезть в запертый несгораемый шкаф и вытащить мой паспорт? Увы, я не очень осторожна, подчас забываю его на столе. Большинство командировок бьюти-модели проходят за границей, но по России мы тоже путешествуем. Например, ездили в Питер, Новосибирск, не так давно летали во Владивосток. «Бак» расширяет количество своих магазинов, и на открытии новых Роман Глебович не экономит – закатывает фешенебельные праздники с показом модных коллекций и демонстрацией макияжа. Я могла отдать паспорт в транспортный отдел и получить назад через день вместе с распечаткой электронного билета. Хотела убрать его в сейф, но тут меня кто-то позвал, и я убежала, бросив все на виду. А Лена частенько забывает запирать офис. В наше отсутствие кто-то вошел в кабинет, отксерил нужные станицы и преспокойно оформился дилером под моим именем. Администратор не требует предъявлять ей паспорт, распространители косметики сами заполняют анкету, чем и воспользовалась самозванка. Вывод: мой клон служит в нашем бутике.

Хотите возразить? Полагаете, что заглянуть во временно пустой офис мог случайный человек, например, покупатель, который отправился искать туалет и заплутал в коридорах? Этот вариант не исключен, но тогда бы аферистка схватила паспорт и живенько удрала. Ей же не известно, надолго ли обитатели кабинета покинули его. Но мой паспорт в целости, значит, некто переписал данные или воспользовался копировальным аппаратом, а на обе эти операции нужно время. Кстати! Ксерокс у нас находится в одном из шкафов, не на виду, и сразу его не найти. Нет, орудовал кто-то из своих.

А этих самых «своих» мимо нашего с Ленкой кабинета за день проходит достаточно. Чуть дальше нашего офиса находится грузовой лифт, на котором со склада доставляют продукцию, к нему постоянно кто-то бегает. Правда, сотрудницам категорически запрещено пользоваться им, для нас есть эскалаторы, но коробки поднимают регулярно, а забирают их люди. Не думаю, что негодяйка имеет зуб на меня лично, я ни с кем в «Баке» не конфликтую. Пройда схватила мой документ просто потому, что он лежал на виду. Брось Ленка свой паспорт, появилась бы дилер Водовозова.

Я вздохнула. И вот вам еще одно очко в пользу того, что любительница ловить рыбку в грязном пруду – штатная сотрудница корпорации Звягина. Обычная тетка спокойно записалась бы в распространители под собственным именем. А нашей работнице так поступить нельзя. Тайное всегда становится явным! Выползла же на свет информация про коробейницу Степаниду Козлову. Что сделает руководство «Бака», выяснив, что человечек, которому платят достойную зарплату, параллельно внаглую обманывает простых покупательниц и лишает прибыли родную фирму, торгуя фейком?

Раздалось громкое шипение, я открыла глаза, увидела, как через расходящиеся в стороны двери вагона входит девушка, машинально отметила, что у нее в руках подделка от Луи Вюитона, снова прикрыла веки и – вздрогнула. Сумка! Сначала украденная, а потом брошенная под прилавок с ароматическими свечами! Дорогой аксессуар тоже взял кто-то из своих. Константин сказал, что вор не попал в поле зрения охраны. Да, в бутике есть камеры, но на всех этажах попадаются «слепые» места, и работники прекрасно о них осведомлены. Много раз я видела продавщиц, которые, встав вне зоны видимости шпионской аппаратуры, прыскают на себя духами из тестеров или накладывают макияж при помощи тональной пудры и румян, предназначенных для посетительниц. Те имеют право обливаться хоть из всех пробников и обмазаться любой косметикой, а вот сотрудницам это строго-настрого запрещено.

Кстати, знаете, почему в большинстве магазинов кремы в банках, ну те, что можно попробовать на своей коже, имеют неприятный прогорклый запах? Раз в две недели (во всяком случае в бутике «Бак» так) выставленную для общего пользования продукцию предписано менять, независимо от того, насколько опорожнена упаковка. Продавщица, получив новую коробку, обязана списать старую. Но на деле частенько бесплатный крем девушка берет себе, оставляя на стенде прежний образец, вот он и тухнет потихоньку.

Поезд стал притормаживать, я пошла на выход.

Итак, у нас в коллективе завелась крыса. Вот только никаких доказательств у меня нет. За руку-то я вора не поймала! И, между прочим, доказать, что с аферистами я не сотрудничаю, трудно. Боясь разоблачений, эрзац-фирма постоянно переезжает и увольняет прежних администраторов. Наиболее активных распространителей прощелыги предупреждают эсэмэсками, сбрасывают им новый адрес конторы, а на тех, кто покупает товар от случая к случаю, им плевать. Объявления в газетах и Интернете приведут новых сотрудниц!

Я вышла на платформу и замерла. Почему только сейчас я вспомнила про сотовый? Отчего не выяснила у администратора Нины – может, лже-Степанида тоже одна из ударниц капиталистического труда, активно торгует подделками, и ее номер есть в базе данных? Глупее меня только барабан из военного оркестра! Придется возвращаться на Финишную улицу. Но сейчас почти девять вечера, а мне надо поговорить с полицейским Якименко. Не очень-то приятно знать, что где-то в холодильнике морга лежит труп девушки, на ноге которой болтается бирка с именем «Степанида Козлова»…

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *