Клеопатра с парашютом

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 31

Было воскресенье. Зина оказалась дома, сразу взяла трубку, и, услышав робкие слова Карелии: «Привет. Как дела?» – разрыдалась и затем прошептала:

– Очень плохо.

Карелия за минуту собралась и примчалась к ней. Первое, что она заметила, войдя в гостиную, – пустые шкафы. Все фигурки исчезли.

– Ты полностью распродала коллекцию! – ахнула Варгас.

Зина снова заплакала. Потом повела рассказ. Ирина села за карты с какими-то шулерами, не вставала из-за стола несколько дней, хотела отыграться, но увязала все больше и больше. В конце концов примчалась сюда, упала на колени со словами: «Если сегодня к восьми вечера я не заплачу долг, меня убьют».

– И ты ей поверила?! – закричала Карелия. – Кто же станет лишать жизни должника? Разве мертвец заплатит? Прощайте тогда денежки навсегда!

– Ты не знаешь их обычаев, – всхлипнула Зинаида, – если человек спустил все и не может отдать долг, его никогда не оставят в живых – чтобы других проигравшихся напугать.

Карелия не поверила своим ушам.

– Ты отдала ей все коллекции?

– Долг был громадный, – пояснила Панина, – а у меня одна сестра.

«Лучше б тебе никогда ее не знать», – чуть было не ляпнула подруга, но удержалась. Лишь повторила:

– Ты отдала всё! А вдруг лишишься работы или заболеешь? Что тогда?

Зина глубоко вздохнула и впервые поведала Карелии про солдат Карла Первого. Уникальная коллекция не стояла на виду, Борис Анатольевич хранил ее в сейфе.

Год назад Панина, повинуясь ей самой не понятному импульсу, вдруг испугалась и подумала: «Сейф, установленный папой, старый, открыть его ничего не стоит. Надо заказать более надежное хранилище». Она внимательно изучила рынок, узнала про компанию, которая производит «увержу», и приобрела один экземпляр.

– Ирина в курсе, что у тебя есть такая ценность? – поинтересовалась Карелия.

– Да, сестра знает о раритетном собрании, – пролепетала Зина. – Ира оплатила долги, приехала сюда, увидела пустые шкафы и так плакала!

– Ах она бедняжка… – не выдержала Варгас.

Но Панина не уловила ехидства и добавила:

– Она была вне себя от горя. Еще спросила: «А хоть самые любимые папины солдатики живы? Они в сейфе?» Я ответила: «Да, на месте». Но почему-то не сообщила про «увержу». Что меня остановило? Не пойму!

В эту минуту раздался звонок в дверь. Зинаида, не ожидая ничего плохого, открыла, как обычно, не спросив, кто там. В квартиру ворвался мужчина. Подруги и глазом не успели моргнуть, как оказались связаны. А незнакомец заявил:

– Гоните солдатиков! Ирка опять проигралась, сказала, сестра заплатит.

– У нее ничего нет, – быстро заявила Карелия. – Клюева уже все подчистую спустила.

Мужик больно ущипнул ее за плечо.

– Не бреши. И не тебя спрашивают. Ирина говорила про сейф в стене. Где он?

– В гостиной, за картиной, – не давая Зине рта раскрыть, ответила Варгас.

– Ну-ну, пойду гляну… – вполне мирно пробубнил незнакомец и вышел из комнаты.

– Зина, – зашептала Карелия, – молчи про «увержу»!

– Они убьют Ирочку, – всхлипнула Панина.

– А если ты отдашь им фигурки, погибнем мы, – справедливо заметила подруга. – Нас не оставят в живых. Если мерзавец получит ценности, мы будем ему не нужны.

– Где ключи? – крикнул уголовник, возвращаясь.

– В столе, – тихо ответила Зинаида.

– В тайнике ничего нет, честное слово! – сказала Карелия. – Ирка вас обманула! Она уже все спустила, и…

Договорить Варгас не успела – бандит начал избивать женщин, ясное дело, сейф оказался пуст.

– Молчи, молчи, молчи про «увержу», – шептала Варгас Зинаиде, когда мучитель уходил на кухню подкрепиться. – Если расколешься, мы покойницы, включая Ирину. Ее не отпустят, заграбастают ценности и придушат всех.

На самом деле Карелии было плевать на Клюеву, но она понимала: жизнь ее и подруги зависит от их молчания, а ради обожаемой сестры Зина согласится прикусить язык.

Выяснив, кто такая Карелия, бандит куда-то позвонил и явно получил новые указания, он перестал щипать и пинать женщин, принес трубку, дал ее Карелии, приставил ей к горлу нож и велел:

– Звони на работу, говори, что сломала ногу. Если попытаешься вякнуть другое, зарежу на месте.

Перепуганная Варгас выполнила приказ. Подонок забрал мобильный и почти ласково сказал:

– Значитца, так! Меня зовут Коля, и я буду тут жить, пока вы не расколетесь, куда подевалась коллекция. Жратвы нет, от стульев вас не отвяжу. Вам будет хреново.

– Мне надо в туалет, – попросила Зина.

– Ходи под себя, – заржал мучитель.

Но потом все же отвел ее в уборную.

Сутки Зиночка и Карелия сидели в комнате голодными, хорошо хоть мерзкий Коля давал им пить. Сам бандит устроился прекрасно – смотрел на кухне телик. Варгас очень устала, у нее ломило спину, связанные руки и ноги затекли, в голове шумело. И вдруг до нее донесся тихий голос Зины:

– Я придумала план, как нам спастись.

Карелия страшно удивилась, потому что сама уже была почти готова сдаться. А у подруги откуда-то появилось мужество.

– Надо его убить, – шептала Панина, – но так, чтобы нас никто не заподозрил. Я долго думала и поняла: Ирке ничего не грозит, она с этим чудовищем заодно. Уж и не знаю теперь, на самом ли деле она постоянно в карты проигрывала или просто таким образом деньги у меня вытягивала. Очень уж быстро она все захапала! Господи, какая я дура…

– Что способствовало твоему прозрению? – спросила Карелия.

Зинаида посмотрела ей в глаза.

– Помнишь, Николай дал тебе трубку? Велел предупредить сотрудников салона, что ты сломала ногу, не хотел, чтобы там всполошились и начали искать тебя. Но мне он сотовый не принес. Почему?

– Не знаю, – пробормотала Карелия.

Зиночка поморщилась.

– Отчего гад велел тебе позвонить на работу, но про меня забыл, не дал трубку? А представляешь, что в бутике должно твориться? Директора нет, Ирину же, как нам сказали, где-то держат в заложниках, одна из управляющих исчезла… Получается, чуть не половина руководства магазина отсутствует, а никто и не чешется? В моей квартире телефон должен просто разрываться, а звонил всего пару раз. Сообразила, почему так?

– На службе полагают, что ты заболела! – воскликнула Карелия.

– Тише, – шикнула Панина. – Точно. Но кто им сообщил о моем внезапном недуге?

– Николай? – одними губами произнесла Варгас.

Зина заерзала на стуле.

– Нет. Ему бы не поверили, обязательно стали бы сюда трезвонить. И, кстати, к тебе на работу он сам не звонил, тебя заставил врать. Полагаю, о моей неожиданной болезни всем сообщила Ирка. Нас с ней считают теткой и племянницей – мы не хотели говорить, что являемся сводными сестрами, чтобы не позорить память родителей, – и если Клюева объявит, что я занедужила, никто не усомнится. Я абсолютно уверена, что сестрица с Николаем заодно. Ну, подумай, мерзавец здесь постоянно торчит. Неужели бандиты его сменить не могут? И раньше сюда за долгами криминальные морды не являлись, сама Ира прибегала. А сейчас приперся этот Коля. Почему? Небось Клюева скумекала: раз я ей в последний раз все, кроме тех королевских солдатиков, отдала, то, чтобы заполучить их, надо меня запугать. Никакого проигрыша нет! Просто Ирина с Николаем решили отобрать у меня последнее. Я очень люблю криминальные сериалы, а там часто показывают, как из людей вымогают деньги и ценности. Связывают несчастных, натягивают им на голову мешки, или глаза заматывают, рты скотчем заклеивают. Берут паяльники, утюги…

– Прекрати! – простонала Карелия. – И так очень плохо.

– Нет, послушай, – не остановилась Панина. – Подручные главарей безжалостные, матерые уголовники, без чувства сострадания. И тебя они бы убили сразу.

Карелия заледенела от ужаса.

– Почему?

– Ты им без надобности, – хмыкнула Зина, – случайный свидетель. Кстати, Ирка очень радовалась, когда узнала, что мы с тобой поругались. Повторяла: «Чем ближе подруга, тем больше гадостей жди от нее, только родная сестра может искренне любить». Как я раньше ее не раскусила? Загипнотизировала она меня, что ли? Ну да, сначала на хорошую работу пристроила, заботилась, как мама родная… А потом начались истории с долгами. Меня весьма элегантно обокрали, вынудили саму отдать коллекцию в чужие руки. И еще мерзавец Коля-то не профи. Рты нам не заткнул, бил аккуратно – зубы у нас с тобой целы, даже синяков не осталось. В лицо кулаком не тыкал, в основном ногами по телу лупил. Знаешь почему?

– Нет, – стараясь не упасть в обморок, вымолвила Варгас.

– Чтобы после того, как я ему коллекцию отдам, мы спокойно на работу вернулись, и коллеги вопросов не задавали, – пояснила Зина. – Обрати внимание: негодяй не шумит, мебель не ломает, посуду не бьет, из пистолета не стреляет, ведет себя тихо. Явно боится привлечь внимание соседей. Так братки себя не ведут. Ему следовало тебя убить, и я бы сразу от ужаса сдалась. А нас просто привязали к стульям.

– Еды не дает… – всхлипнула Карелия.

– Зато пить можно сколько хочешь, – сказала Панина. – Без пищи человек может прожить сорок дней. Николай, если только это его настоящее имя, точно не бандит. И никогда ранее людей не похищал. Я знаю, как его обмануть! Но тебе придется мне помочь. Слушай внимательно…

Карелия смотрела на подругу и впадала во все большее изумление. Это Зиночка? Тихая, интеллигентная, не способная даже прихлопнуть тапкой таракана? Откуда у Паниной решимость, злость, агрессивность и какое-то бесшабашное бесстрашие? Выходит, Варгас не так уж хорошо изучила характер близкой подруги. Карелия считала Зину аморфной, излишне податливой, опасалась, что хитрая Ирина полностью подмяла под себя сестру. И вдруг такой поворот!

Разговор был прерван появлением Коли.

– Ну, что, курицы, – почти ласково заговорил он, – долго еще молчать будете? Где дорогие солдаты? Не хотите отвечать? Ладненько, тогда я с вами поодиночке побеседую. Начну с твоей подруги, Зинка. А ты пока подумай, чего тебя ждет!

Карелия не успела ойкнуть, как грязные руки поволокли ее в спальню. Она закричала. Но Коля заткнул ей рот какой-то тряпкой, чуть не удушив. Потом швырнул ее на кровать и, пригрозив: «Будешь сопротивляться, убью!» – изнасиловал.

Затем подонок притащил свою жертву назад в комнату, где сидела Зина, привязал к стулу и сказал:

– Зинка, ты следующая. Я пойду пожру, а ты готовься.

– Зинулечка, – еле слышно зашептала Кара, когда негодяй ушел, – все, надо сказать ему правду, иначе он и с тобой сделает то же, что со мной. Черт с ними, с солдатиками! Пожалей себя. Если ты не скажешь, я сама…

– Нет, – хрипло перебила ее Зина. – Прости, Кара, я не предполагала, что сволочь тебя изнасилует. Думала, Ирка ему запретила нас трогать.

– Тебя – да, а меня можно, – выдохнула Варгас. – Я Клюевой никто, она меня только как фактор давления на тебя использует. Зина, я боюсь! Вдруг он опять ко мне полезет? Скажи ему!

– Боюсь, нас все же убьют, когда получат коллекцию, – мрачно обронила Панина. – Понимаю теперь: Ирка меня никогда не любила. Держись, Кара! Я придумала план. Ошиблась насчет меня Ирина Марковна, ох, как ошиблась! Во мне живут два человека. Я очень долго безответно терплю, когда меня обижают, оправдывая тех, кто делает мне гадости. А потом – бац! И я готова убить окончательно охамевшего человека. И в этом я очень похожа на папу. Вот тебе пример его трансформации. Отец прекрасно относился к Алле, хотя она порой вела себя нагло. Сейчас, когда я знаю, что они были любовниками, уже не удивляюсь, но, будучи школьницей, поражалась, почему отец не ругал ее. Попросит он на обед куриный суп, а Алка сварит борщ и говорит: «Цыпленка не было, зато залежался кусок говяжьей грудинки. Надо его съесть». Так вести себя может жена, а не наемная работница, которая обязана выполнять распоряжения хозяина. И таких косяков было много. Но папа деликатно помалкивал. В конце концов Алла решила, что имеет право на все, и устроила солдатикам баню. Вот тут отец не выдержал – выгнал бабу. Раз и навсегда. И я такая же. Коплю, коплю обиды, складирую их в чулан своей памяти, утрамбовываю… Бумс – взрыв! Все, Ирины для меня более нет, она враг… Не плачь. Карочка, я за тебя отомщу. Теперь поняла, кто мне истинный друг, и убью подонка, который тебя изнасиловал.

Карелия испугалась. Подруга совершенно внезапно раскрылась с другой стороны, и эта сторона казалась темной и страшной, как подпол дома, куда спускаешься из ярко освещенной кухни.

– Николай меня в последний раз, когда из туалета привел, плохо к стулу привязал, – продолжала Зина, – я могу руки освободить, потом распутать ноги и встать.

– Ой, не надо! – задрожала Карелия, которую окончательно покинуло мужество. – Мужик здоровенный, с нами двумя элементарно справится. И мы не сможем в полицию позвонить – гад телефоны куда-то унес. Звать на помощь бесполезно – девятый этаж, хоть оборись, внизу, на шумной улице, нас не услышат, зато Николай живо прибежит на крик.

– Нет, – недобро улыбнулась Панина, – полиция мне не нужна, и обращаться туда глупо. Ну, задержат Колю… Так он откупится, там все взяточники и воры. Про коррупцию в полиции и газеты пишут, и телик сообщает. Нетушки, сами разберемся. Отомщу я за тебя и за себя по полной. Итак, слушай. Ты сейчас попросишься в туалет. Николай, как всегда, будет рядом стоять, караулить. Твоя задача – подольше там просидеть. Изобрази колики, корчи. Пусть сволочь подумает, что у тебя кишечный спазм. Я освобожусь, возьму в аптечке презерватив, насыплю в него…

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *