Клеопатра с парашютом

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 33

В самый разгар беседы Игоря с Карелией у меня запищал мобильный. Я быстро прошмыгнула в коридор и тихо сказала:

– Привет, Ленка.

– Ты где? – заголосила Водовозова.

– У зубного, – ляпнула я первое, что пришло в голову, – пломбу надо поставить.

– Немедленно возвращайся, – потребовала она. – К нам едет Франсуа, он уже на пути из аэропорта «Шереметьево» в бутик. Надеюсь, ты успеешь примчаться раньше Арни.

– Он же в отпуске… – ахнула я.

Ленка перешла на шепот.

– Шеф поругался с друзьями. Ну, с теми, на чьей вилле кайфовал. Что у них там случилось, понятия не имею, но Франсуа злее всех людоедов мира, с клыков пена капает. Не обнаружит тебя в офисе и устроит нам Армагеддец. Лети скорей!

– Спасибо, что предупредила, – выпалила я. И заглянула в комнату: – Мне надо уйти.

– Нет, тебе нельзя уйти, – отбрил Якименко.

Я сообщила о внезапном возвращении босса и заныла:

– Франсуа редкостный каверзник, очень зависит от своего настроения. Мне влетит по полной программе! Следующие десять лет Арни будет напоминать, что я ушла из офиса в разгар рабочего дня.

Якименко взялся за телефон.

– Невзоров! Отвезешь Степаниду на службу. Ну да, естественно… Иди вниз, у подъезда ждет машина, тебя быстро доставят куда надо.

Последнюю фразу Игорь Сергеевич произнес, глядя в мою сторону. Я, забыв поблагодарить следователя, выскочила на лестницу.

Едва я выбежала из подъезда, как из черной иномарки с наглухо затонированными стеклами выбралась знакомая фигура и замахала рукой.

– Степа, сюда!

– Миша? – попятилась я. – Как ты тут очутился? Погоди, ты приехал вместе с Якименко? Работаешь в полиции? Вот это совпадение! Или…

Я лишилась дара речи. Я ничего не понимала. Парень быстро впихнул меня на переднее сиденье, сам пристегнул ремнем, ткнул пальцем в кнопку зажигания и, поворачивая руль, сказал:

– Только давай без эмоций, ладно? Сейчас все объясню.

– Попробуй, – пробормотала я, – интересно послушать.

– Для начала ни я, ни Якименко не работаем в полиции…

– Здорово! – воскликнула я, перебив его. – Для начала не следует врать. Я собственными глазами видела Игоря Сергеевича в отделении, беседовала с ним в кабинете.

Миша поднял руки.

– Ну просил же, давай без нервов…

– Держи крепче руль, – приказала я, – не хочу стать жертвой ДТП.

– Если человек находится в конторе, то это совсем не значит, что он там служит, – завел Михаил.

Но я опять не дала ему договорить.

– Супер! И кто же тогда Якименко? Дворник? Между прочим, меня к нему отправили, когда я позвонила дежурному. Хочешь сказать, что надо мной подшутили? Предложили потрепаться со слесарем или разносчиком пиццы?

Миша закатил глаза.

– Ну и характер! Китайский фейерверк отдыхает!

– Смотри на дорогу! – рявкнула я. – И мои личностные качества не предмет для обсуждения.

Михаил быстро перестроился из ряда в ряд.

– В Москве орудует серийный убийца, его поисками занимается Игорь Сергеевич, Якименко поручают дела, связанные с маньяками. Он получил два высших образования: юридическое и психологическое. В участке он временно сидел потому, что три убитые девушки проживали рядом друг с другом на территории того отделения полиции. Труп, сначала ошибочно опознанный как тело Степаниды Козловой, приехавшие по вызову опера посчитали очередной жертвой маньяка и сообщили о нем Якименко. Но шеф сразу понял: что-то тут не так. Видишь ли, каждый серьезный преступник имеет свой почерк. Поэтому его и ловят.

Я заморгала. Михаил нахмурился.

– Не стану сейчас сообщать детали. Не имею права, и в этом нет необходимости. Просто поверь. Игорь Сергеевич сообразил, что убийца последней девушки не серийщик. Он имитатор.

– Кто? – жалобно пискнула я.

– Это человек, который по разным причинам повторяет действия какого-то преступника, – пояснил Миша.

– Зачем? – не поняла я.

Миша пожал плечами.

– Например, хочет прославиться, или стать похожим на своего кумира, являясь фанатом известного убийцы, пытается скрыть собственное преступление, замаскировав его под чужое… Причин много. Но не читать же мне весь курс лекций на тему «Психология убийцы»? Уясни одно: проститутку лишил жизни не серийный маньяк. Похоже, охотились именно на тебя, ведь девица оказалась в квартире неожиданно. Это раз. И два. Имитатор достаточно удачно повторил действия киллера, но все же не смог со стопроцентной точностью воспроизвести почерк настоящего преступника, и можно было бы подумать, что мы имеем дело с социопатом, начитавшимся газет и насмотревшимся телепрограмм. Журналисты постоянно пишут о непойманом маньяке, назвали его «Московский ужас», смакуют подробности убийств. Однако есть детали, о которых прессе неизвестно. Так вот, из десяти меток, которые серийщик оставлял на трупах, подражатель использовал в случае с ночной бабочкой всего восемь.

– Наверное, забыл об остальных, – прошептала я.

– Это невозможно, – отрезал Миша, – почерк не меняется. А еще имитатор не взял трофей. С каждого места убийства преступник забирал себе определенный сувенир, а у проститутки не взял, Якименко сразу понял: Степаниде Козловой грозит опасность, ее непременно попытаются убить еще раз, поэтому необходимо внимательно следить за девушкой, чтобы схватить убийцу. Понимаешь, о том, что серийщик оставляет на телах десять меток и какой он прихватывает предмет на память, знают лишь три сотрудника. Только они в курсе, что это за отметины, где ставятся и что собой представляет взятая вещь. А подражатель точно повторил лишь восемь знаков и, повторяю, ничего не унес. Значит, тот, кто пытался в случае с проституткой косить под маньяка, знаком с ним и знает, чем он занимается. Но подражателю нужна именно ты. И вот Якименко решил: будем приглядывать за девушкой, возьмем мерзавца, а тот сдаст нам маньяка.

Я чуть не задохнулась от возмущения.

– Вот здорово! А меня не предупредили об опасности! Превратили в наживку!

– Да нет же, – возразил Миша. – Игорь Сергеевич велел не выпускать тебя из поля зрения и приказал любыми способами заставить снять браслет с ключами. Я всю голову сломал, все думал, как выполнить задание. А потом увидел на кассе пакетик, и меня осенило.

– Ай, молодец! – воскликнула я. – Супер-идея! А где ты был, когда на меня налетел борсеточник? Не выпускал меня из поля зрения? Внимательно наблюдал за нападением?

– Ну, сглупил немного, – честно признался Михаил. – Подумал, если стану навязываться тебе в знакомые, чего доброго ты обозлишься. Решил общаться дозированно. Я позвонил Игорю Сергеевичу, хотел отчитаться, что заставил тебя убрать ключи с запястья, и тут – этот мужик! Знаешь, мне показалось, что он твой лучший друг. Вы вроде нежно обнимались… Короче, ты причина двух моих строгих выговоров от Якименко. Очень надеюсь не заработать третий, иначе могу из спецподразделения вылететь. Я у Якименко на испытательном сроке и так облажался.

– Первый втык ты, полагаю, огреб за нападение на меня грабителя, – ухмыльнулась я. – Правильно, так тебе и надо! А второй?

– Я не заметил, как ты из магазина «Бак» сегодня улизнула, – неохотно признался недотепа. – Караулил у входа, а ты все не появлялась. В конце концов решил проверить, чем ты занимаешься, вошел внутрь и выяснил, что ты уехала. Ну как ты мимо меня проскочила?

– Якименко просто обязан вытурить идиота, который не сообразил, что торговый центр имеет как минимум два входа, один из них служебный, – язвительно пояснила я. – Не работать тебе с асами по поиску маньяков, твоя судьбинушка сидеть в деревне участковым, ловить похитителей куриц… И шеф еще не в курсе всех твоих промахов. Ты, зая тупая, во время нашего разговора сказанул: «Какие лекарства принимает твоя бабушка?» И откуда постороннему человеку знать, что у меня есть гранд-маман?

– Ну… я просто предположил, – замямлил Миша, – у всех есть бабули.

– Вовсе нет, – зашипела я. – Более того, у некоторых и родителей нет. И я еще не договорила. Беседуя с тобой, я произнесла фразу: «Белка таблетки не пьет». Не помню точно, но это и не важно, главное слово «Белка». Тебе как минимум полагалось удивиться: «Белка? У вас дома живет зверек?» Так реагируют все, при ком я впервые произношу домашнее прозвище бабули. Но ты даже глазом не моргнул. Почему? Потому что знал о существовании Изабеллы Константиновны и как ее называют близкие. Жаль, все эти соображения пришли мне в голову не сразу. Миша, ты плохой сыщик, сплошные проколы и косяки. Тебе надо работать не в спецподразделении, а, допустим, массажистом в бане. Думаю, шевелить руками тебе будет легче, чем напрягать извилины. Наденешь белый халат… Погоди! Ты наврал мне, что имеешь диплом врача!

– Честное слово, нет! – запричитал Михаил. – Потом покажу тебе корочки. Я по образованию терапевт, очень хороший. Лучший! Поэтому Якименко меня и отобрал из многих претендентов.

Я расслабила спину.

– Зря мне Игорь Сергеевич понравился. Похоже, он хочет навсегда избавиться от меня, раз приставил ко мне такого недотепу… А теперь слушай внимательно. Войдем в торговый зал, не шагай рядом, отойди чуть в сторону. И вообще сделай вид, что мы не знакомы.

– Я не собирался рассекать по магазину с тобой под ручку, – обиделся дурачок. – Но чем я так тебя раздражаю?

Я поджала губы.

– Всем. Для начала внешним видом – надел белые носки.

– Лето на дворе, когда ж их носить? – искренне изумился балбес.

– Никогда! – отчеканила я. – Исключение – теннисный корт. И брюки надо гладить.

– Они измялись, – попытался оправдаться Михаил.

Я пропустила его слова мимо ушей.

– Обтягивающую майку выбрось, ты для нее слишком толст, похож в ней на сардельку. И вообще, одежду в облипку предпочитают мужчины нетрадиционной секс-ориентации.

– Это мышцы! – возмутился парень. – Я мастер спорта по…

– Поеданию пончиков, – перебила я. – Судя по твоим щекам, которым позавидует даже хомяк, это так. Держись от меня в магазине на расстоянии. Не хочу, чтобы наши подумали, будто Степанида Козлова завела себе жуткого кавалера. Тормози, приехали…

Вечерами в нашем бутике народу в разы больше, чем утром и днем. Я начала протискиваться сквозь толпу покупателей и налетела на Константина, который стоял около стенда с мылом.

– Привет! – обрадовалась я. – Как дела?

– Супер! – ответил главный охранник. Вытащил из кармана круглую коробочку, добыл оттуда леденец, засунул себе в рот, а потом протянул жестяную упаковку мне. – Хочешь? Угощайся. Обожаю их, называются «Безумная лакрица». Купил в Турции, здесь таких нет.

Мне в лицо пахнуло до омерзения знакомым запахом – тем самым, что исходил от борсеточника.

– Это была не жвачка! – воскликнула я и прикусила язык.

Костя вскинул брови.

– Нет, конфеты. Попробуй.

Я оглянулась, увидела на расстоянии вытянутой руки Мишу и крикнула:

– Он! Скорее, это он!

Стажер бросился вперед, покупательницы завизжали, я нырнула под прилавок, уткнулась головой в колени и застыла в позе эмбриона, стараясь отключить слух.

Костя! На меня около супермаркета совершенно точно напал начальник охраны!

Господь не отсыпал мне никаких талантов. Когда души еще не рожденных младенцев получали от доброго Боженьки музыкальные, танцевальные, литературные и прочие способности, моя душенька дрыхла под яблоней. Очнулась она в тот миг, когда отец небесный вытащил из мешка бонус с табличкой «редкое обоняние». Моему умению различать запахи позавидует акула (где-то я читала, что эта хищная рыба чует добычу за много километров). С одной стороны, это хорошо. Если меня выгонят из фирмы, я всегда смогу устроиться «болонкой» на таможню – буду обнюхивать багаж пассажиров на предмет наркотиков. С другой, мне очень плохо в метро или рядом с человеком, который вылил на себя пригоршню туалетной воды. Да, да, встречаются люди, которые обожают обливаться одеколоном с ног до головы в немереном количестве. К чему это отступление? Я никогда не перепутаю запахи, запоминаю их навечно. Спустя десять лет уловлю некий аромат и мигом скажу, от кого, когда и при каких обстоятельствах так же пахло. Я все пыталась понять, чем знакомым тогда повеяло от борсеточника. Жвачкой, как у Павла? Похоже, но не ею. И тут Костя с его конфетами «Безумная лакрица»! Конечно, их мог съесть кто угодно, но почему-то внутри меня сидит твердая уверенность: в роли борсеточника выступал именно Константин. Надеюсь, я не ошиблась.

Под прилавок заглянул незнакомый мужчина.

– Жива? Вылезай!

– Никогда! – ответила я. – Позовите Игоря Сергеевича Якименко, на худой конец – Михаила. Если попытаетесь вытащить меня силой, я заору так, что все стекла в зале полопаются.

В зоне видимости возникли две ноги в мятых брюках, потом голова Миши. Он протянул мне руку.

– Поднимайся.

– Сама справлюсь, – пропыхтела я, выползая на четвереньках из-под прилавка. – Отойди подальше. Не желаю находится рядом с парнем, который щеголяет в белых носках.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *