Клеопатра с парашютом

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 34

На следующий день часов в пять я сидела в кабинете Якименко. Нет, не в маленькой комнатке, расположенной в обшарпанном здании полицейского участка, а в хорошо отремонтированном офисе – старинном особняке неподалеку от магазина «Бак».

– Еще кофе? – радушно предложил Игорь Сергеевич.

– Это будет шестая чашка, – отказалась я.

Якименко потряс плетеной корзиночкой.

– Печенье? Очень свежее.

– Нет, – решительно ответила я. – Оно вкусное, спасибо, но модели надо всегда помнить о фигуре, а курабье не способствует стройности. Ни есть, ни пить мне не хочется, лучше ответьте на мои вопросы. Сама я уже все вам рассказала. Три раза. А вот вы увиливаете от конкретных ответов. Ужасного Николая к Зинаиде подослала Ирина Марковна? Женщины действительно сестры? Клюева картежница?

Игорь Сергеевич поставил пустую кружку на кофемашину.

– Клюева сразу решила все рассказать честно. И правильно поступила, иначе б быстро и честно заговорил Константин. А эта парочка попала в такие обстоятельства, когда не до церемоний, каждый сам за себя и надо спасать свою шкуру. Ладно, учитывая оказанную тобой следствию помощь, попробую удовлетворить твое любопытство. Да, Ирина Марковна – сводная сестра Зинаиды. То, что Алла Борисовна состояла в связи с хозяином и чья она в действительности дочь, Клюева узнала от матери только накануне ее смерти. Перед кончиной Алла объяснила, где спрятана папка с анализами крови и письмами Бориса Анатольевича, подтверждающими его отцовство, и добавила: «У Борьки большое наследство, коллекция солдатиков стоит немерено, главная же ценность – собрание Карла Первого, хранится в сейфе за картиной. Несправедливо, что все достанется Зинке, потребуй свою долю». Но Ирина решила для начала хорошенько осмотреться. Она не торопясь изучила биографию Паниной, поняла, что та практически одинока, не имеет подруг, кроме Карелии Варгас, и только тогда начала действовать. Тут стоит упомянуть, что госпожа Клюева очень любит деньги. Она служит в фирме «Бак», часто ездит в командировки за границу, лично встречает в магазине вип-клиентов. Ну и каково ей после Милана, Парижа, Лондона, Нью-Йорка, пожив в шикарных отелях, куда ее селят, учитывая занимаемую должность, или пообщавшись с дамами, замотанными в соболя, возвращаться в убогую двушку в Бескудникове, где Клюева не может сделать тот ремонт, который она хочет?

– Ирина говорила, что у нее есть мамина жилплощадь, причем в центре, – перебила я Игоря. – Квартира небось дорогая.

Якименко сел за стол и отхлебнул кофе.

– Дом, где жила Алла Борисовна, располагается во дворе за большим зданием, поэтому жильцы никогда не видят солнца. Три этажа, лифта и мусоропровода нет. Ну да, чертоги возвели в одна тысяча восемьсот каком-то году, они принадлежали богатому купцу, но после большевистской революции сто раз перестраивались. В конце семидесятых прошлого века там были коммуналки. Марк, муж Аллы, соорудил отдельную квартиру из своих двух комнат. Одну он превратил в симбиоз кухни и туалета, вторую оставил под жилье. Ванной нет. И уж как Клюев умудрился юридически оформить документы на владение ими, я не понимаю. Но нам важен факт: да, от Аллы осталась жилплощадь в самом центре, в двух шагах от станции «Маяковская». Высота потолков четыре двадцать. Но! Комната четырнадцать квадратов, одну стену в ней занимает гигантское окно, коридора-прихожей нет, прямо с порога попадаешь на кухню, где выгорожен крохотный санузел – унитаз с раковиной. Круто? Капитальный ремонт в последний раз в здании делали сорок лет назад, трубы текут, батареи не греют. Соседи сплошь алкоголики. Знаешь, Степа, дом в центре Москвы не всегда с мраморными полами и со швейцаром в ливрее. Пенаты Клюевой не купит даже сумасшедший. Если жильцам повезет и здание приглянется какому-нибудь банку, тогда их расселят. Но пока претендентов на дом нет. Ирина прозябала в Бескудникове, мечтала о собственном загородном доме с роскошным интерьером и новом внедорожнике, хотела иметь шубку из соболя. Но где взять денег? Вот она и принялась окучивать Зину. Причем оказалась отличным психологом – подружилась с единокровной сестрой, устроила Панину на отличную работу, рассорила с Карелией и начала вытягивать из нее средства.

– Почему директриса сказала ей о карточных долгах? – удивилась я. – Людям не особенно нравятся те, кто оставляет на зеленом сукне большие суммы. Лучше прикинуться больной, просить деньги на лечение.

Якименко улыбнулся.

– К каждому человеку нужен свой подход. Ты пожалеешь инвалида, я не останусь равнодушным при виде обиженного ребенка, а кто-то спокойно пройдет мимо избитого малыша, но зарыдает от сочувствия к голодной собаке. В случае с Зинаидой карты были лучшим выбором. Борис Анатольевич любил сразиться в преферанс, по субботам в его доме собиралась компания приятелей. Огромных сумм никто не спускал, играли по скромным ставкам, проигрыш и выигрыш были символические. Зина тоже порой играла в бридж или в покер с женами друзей своего отца. После смерти стоматолога из дома исчезли все, кто назывался его товарищами. Зинаида впала в депрессию и стала захаживать в казино. Но там-то счет шел не на копейки. Пару раз проиграв большие суммы, Панина запретила себе переступать порог игорных заведений. Мужественный поступок, свидетельствующий о силе ее характера, ведь мало кто способен остановиться – игра затягивает. Но для Зины преферанс, покер, бридж навсегда остались связанными с отцом. Поэтому когда Ирина соврала о своей страсти к игре, Панина ее очень хорошо поняла, восприняла это как лишнее доказательство их родства. Ну разве могла Зиночка бросить единственную сестру в беде? Они ведь так похожи! Клюева-то заботится о ней, устроила на престижную работу. А Ира умело выжимала из Зины деньги, складывала их в банк под проценты – копила на загородный дом. Помогал ей Константин.

– Что могло связывать необразованного парня с директрисой? – удивилась я.

Игорь Сергеевич отодвинул пустую чашку.

– Деньги и секс. Две движущие силы многих преступлений и предательств. Клюева – одинокая дама, Константин – молодой сильный самец. Особых иллюзий насчет чувств друг друга они не питали. Ирина познакомилась с мачо случайно, он ей очень понравился внешне и подошел по темпераменту в постели. А Константин отсидел срок за разбой и не мог найти работу.

– Клюева устроила в бутик бывшего уголовника начальником охраны?! – возмутилась я.

– Ну, сначала она оформила его кладовщиком, – ухмыльнулся Якименко, – а уж потом парень сделал карьеру. Ирина Марковна сама подбирает сотрудников, совет директоров «Бака» ей доверяет. Вот Константин и стал командовать секьюрити. Парочка вполне была всем довольна. А потом Ира поняла, что Зина, отдав все коллекции, ни за что не расстанется с самым дорогим набором. Она придумала сценарий спектакля, и ей потребовался человек на роль бандита, который придет за долгом. Тогда Константин предложил ей:

– У меня есть близкий друг, Коля. Если ему заплатить, он согласится на любую работу. Убьет и не чихнет.

– Прекрасно, – одобрила Ирина Марковна. – Но предупреди его, что я не желаю Зине вреда. Можно стукнуть ее разок, но это все. И твой Николай не должен ничего знать обо мне. Ему надо проявить актерские способности – придется переодеваться, играть разные роли, иначе Панина заподозрит неладное. Хоть моя сестренка мямля и дура, но все-таки не совсем идиотка. Твой друг справится?

Костя стал нахваливать приятеля.

– Да он учился на актера! Снимается сейчас во всякой рекламе, в основном для мелких фирм. Никак не пробьется. Жены нет, детей тоже, из друзей только я. Колька не болтун.

Костя рассказал Ирине всю биографию неудачливого артиста, утаил лишь одну деталь: неболтливый Коля – маньяк.

– Тот самый, убивающий молодых женщин? – подскочила я.

– Верно, – вздохнул Якименко. – Константин знал о «хобби» дружбана и об оставляемых им знаках на жертвах.

Я пыталась прийти в себя.

– И не побежал в полицию! Общался с убийцей! Пил с ним чай!

Игорь Сергеевич опять пошел к кофемашине.

– Ну да. «Я друзей не сдаю», – вот что Костя заявил в ответ на мой вопрос, понимал ли он, что смерть несчастных в некотором роде и его вина. Поймай мы Николая пару месяцев назад, его последние жертвы остались бы живы.

– А Ирина? Она что? – боясь упасть в обморок, пролепетала я.

– Клюева ничего не знала о тайне Николая, никогда не встречалась с ним. И, кстати, Ирина Марковна понятия не имела, что Костя влюбился. Правда, не в нее. Клюева-то была для него источником денег.

– Разве монстр способен на сильные чувства? – воскликнула я.

Якименко вернулся за стол.

– Ну насчет силы его чувства ничего сказать не могу. Да и как его измерить? Термометра для страсти не существует. Константину очень понравилась одна девушка из магазина «Бак». Секьюрити намекнул ей на свое отношение, но очень аккуратно – не хотел, чтобы Ирина начала ревновать, опасался потерять ее расположение, а вместе с ним работу, перспективы и деньги – Клюева отстегивала ему процент от выманенных у Паниной средств. Но сердцу не прикажешь! Константин предложил предмету своей страсти сходить в ресторан. Девушка вежливо отказала, ответив: «Я пока не готова к серьезным отношениям, все мысли исключительно о карьере, но мне будет приятно с тобой дружить».

– Элегантно послала парня на легком катере, – фыркнула я.

– Не совсем, – уточнил Игорь Сергеевич, – они действительно стали тайно встречаться. А потом девушка попросила Костю о помощи, и тот не отказал. Но об этом позднее. Вернемся к Николаю.

Я начала накручивать на палец прядь волос.

– Не понимаю!

– Что? – спросил следователь.

– Маньяк Николай находился более суток наедине с Зиной и Карелией и вначале не проявлял к ним ни малейшего интереса. Да, он привязал их к стульям, но водил в туалет, давал пить. Потом, правда, изнасиловал Карелию. Почему же именно Варгас?

Якименко ответил пространно.

– Николай маньяк, но он не вступал со своими жертвами в прямой сексуальный контакт, наивысшее удовольствие получал, лишая человека жизни. Пойми, у каждого извращенца есть пунктик. Педофил желает лишь маленькую девочку, и если перед ним очутится прекрасная, обнаженная взрослая женщина, он даже пальцем ее не тронет. Лесбиянке не нужен мужчина, подойди к ней Брэд Питт – она пошлет его куда подальше. Гомосексуалиста не возбудит Мисс Вселенная. Маньяки реагируют только на свой тип. Николай охотился за стройными, не старше двадцати пяти лет, светлокожими, с маленьким бюстом девушками-блондинками с волосами до плеч. Кажется, такая прическа называется каре. Коротко стриженные могли идти лесом. Если убийце попадался подходящий по всем параметрам объект, но со вторым, третьим и более размером груди, преступник отворачивался и начинал искать новую жертву. Ему требовалась стиральная доска. Извини, Степа.

– Ничего, – пробормотала я, – никогда не переживала из-за своих скромных объемов. Кстати, если в заповеднике фэшн-мира встречается модель с аппетитной грудью, то она точно вшила импланты.

– Зинаида и Карелия совершенно не подходили Николаю ни по возрасту, ни внешне. Он их не воспринимал, как объект влечения, – продолжал Игорь Сергеевич. – Он просто согласился на не особо пыльную работу – запугать тетку, вытащить из нее информацию. И повторяю: главное его удовольствие убийство, а не секс. Варгас он изнасиловал, чтобы заставить Зину рассказать, где коллекция, и, кстати, сделал это по приказу Ирины – та велела затащить Калерию в спальню. Клюевой надоело ждать, вот она и прибегла к радикальной мере. Но сестру приказала не трогать. Она не могла предположить, что Калерия приедет мириться с Паниной именно в тот день, когда заявится бандит. Сначала Клюева разозлилась, а потом решила использовать Варгас как способ давления на Зинаиду, однако просчиталась, та не сломалась. Наоборот, в ней проснулся зверь. Николай тоже недооценил Панину.

– Хорошие специалисты работают в полиции, – ехидно сказала я. – Приняли взрыв за несчастный случай! По их мнению, что-то поломалось в моторе…

– Не следует нападать на экспертов, – укорил меня Якименко, – они пока не дали окончательного заключения. Быстро в случае взрыва не разобраться. Была выдвинута первая рабочая версия о неисправности бензопровода. Именно ее и озвучили Ирине Марковне, которая весьма настойчиво спрашивала у следователя: «Что случилось? Вы не знаете, почему Зинаида поехала на бензоколонку? Она была больна! Лежала дома, я ее навещала!» Родственники всегда настойчиво пытаются узнать о деталях происшедшего, но Клюева выглядела слишком испуганной. Это насторожило сотрудников полиции. Еще один факт – погибший мужчина сидел на заднем сиденье. Как правило, если дама за рулем, кавалер устраивается рядом. Сзади может сесть случайный пассажир, но ведь Панина не подрабатывала извозом.

– Муж одной моей знакомой всегда забивается в дальний угол салона, – сказала я, – прячется за спиной супруги, когда та рулит. Боится смотреть на дорогу, не доверяет жене как водителю.

– Случается такое, – кивнул Игорь Сергеевич, – но не часто. Обычно пара располагается рядом. И экспертам удалось-таки определить личность покойного: Крылов Николай Андреевич, был осужден за драку, отсидел срок, с тех пор более не привлекался. По профессии слесарь-сантехник. Родители умерли, имеет младшего брата, Крылова Константина Андреевича, сотрудника магазина «Бак». И мы поняли: начальник охраны связан со взрывом.

Я вскочила со стула.

– Что?

– Сядь, пожалуйста, – попросил Якименко. – Определение личности человека, погибшего при взрыве, сложная задача, ее нельзя решить за пару часов. А с того момента, как автомобиль Зины взлетел на воздух, прошло мало времени. Но вот сегодня днем мы наконец получили необходимые данные. Наши люди приехали в магазин «Бак» за младшим Крыловым. И тут ты с криком: «Это он». Да, Николай – ближайший родственник Кости. Но начальник охраны представил его любовнице-директрисе как приятеля. Некоторые маньяки считают себя художниками, им мало удовлетворять свое желание убивать и получать разрядку. Серийщик такого типа испытывает острую потребность рассказать о том, что совершил, ему нужна слава. Кое-кто звонит сам в полицию и заявляет: «Поймайте меня! Давайте, ищите как следует!» Похоже, Николай из их числа. Но у него был брат, которому маньяк и описывал в деталях все свои «художества».

– Они оба сумасшедшие! – воскликнула я, опускаясь на стул.

– Визит к психиатру у Константина впереди, – сказал Якименко, – но сейчас он ведет себя вполне, на мой взгляд, разумно.

– Удивительно, что Карелия осталась в живых, – пробормотала я. – Нет, я все равно не могу понять, почему Клюева и Костя не убили Варгас? Она могла вывести полицию на след Ирины.

Следователь потер шею.

– Во-первых, директриса не знала, что Зина догадалась, кто подослал к ней Николая. Клюева полагала, что сестра ей верит, а Варгас просто оказалась в недобрый час в неурочном месте. Во-вторых, Ирина с Костей растерялись. Они знали, что Николай поехал с Зиной на дачу за солдатиками, и посчитали взрыв автомобиля несчастным случаем. Ирина впала в панику и не понимала, как себя вести. Тюремщики не знали о том, что Зинаида ослабила путы на руках и ногах Варгас и Карелия убежала домой. Ирина была уверена – свалившаяся, словно снег на голову, подружка ее сестры до сих пор находится у той дома. И что делать? Послать Костю отвязать ее? Это опасно. Сделать вид, что пришла взять какие-то вещи для лежащей в клинике Зины и самой «найти» Карелию? Еще хуже. Варгас немедленно бросится в полицию, опишет Николая, составят фоторобот. И в квартире полно отпечатков пальцев старшего Крылова. Даже далекий от мира криминала человек сразу поймет, что в этом случае быстро установят личность преступника, а от него ниточка потянется к самой Клюевой. Следующий вариант – убить Варгас. Нет, Ирина не хотела никого лишать жизни, в ее планы входило всего лишь отнять деньги. Договориться с Карелией? Перерыть дачу Бориса Анатольевича, доставшуюся Зине по наследству, найти во что бы то ни стало сейф и заплатить Варгас за молчание? Ирина находилась в состоянии истерики и никак не могла определиться.

– То-то она устроила скандал в нашем офисе… – протянула я. – Прямо вразнос пошла. Ну и сволочь! Она не знала, как себя вести, а Карелия, значит, сиди голодная, без воды, привязанная к стулу? Нет, Клюева вам соврала. Она хотела, чтобы Варгас умерла от измождения. Потом бы Ирочка как-нибудь избавилась от тела. Нашла бы другого пособника. И Костя, значит, тоже спокойно ходил на работу!.. Вот гады! У меня просто нет слов!

Якименко смахнул ладонью со стола невидимые крошки.

– Ты решила, что у тебя хотят отнять браслет, потому и нападают?

– А разве не так? – удивилась я.

– И да, и нет, – загадочно ответил Игорь Сергеевич, – Костя, который по приказу Ирины Марковны играл роль борсеточника, действительно пытался снять украшение. Хотя почему пытался?

– И снял. Да только опять не тот браслет оказался. И он же толкнул меня в люк! – закричала я. – Ирина Марковна – умелая манипуляторша, так построила разговор, что я побежала именно той дорогой, где шел ремонт.

– Степанида, ты же умная девушка… – Якименко вздохнул. – Вспомни: по мнению Ирины, ключ от «увержу» был у тебя.

– Да! – с энтузиазмом подтвердила я.

– И зачем же тогда устраивать падение в яму владелицы столь нужной ей вещи? – мягко спросил следователь.

– Неужели ты не понял? – От негодования я даже перешла на «ты». – Чтобы добыть браслет.

– Ох, Степа, – укоризненно произнес Якименко. – Ты же рухнула бы с большой высоты вместе с побрякушкой. Как ее потом получить? На место происшествия прибудет «Скорая», примчится полиция, ни к тяжелораненой, ни к трупу посторонних не подпустят. Ключ уедет в больницу или в морг, его спустя довольно длительный срок отдадут вместе с вещами родственникам. Где логика? В толпе можно незаметно приблизиться к девушке и сорвать браслет. Можно толкнуть ее, повалить – и опять же сдернуть украшение. Есть много вариантов. Нападение борсеточника вполне подходит. К сожалению, в Москве действует не одна группировка, отнимающая как у водителей, так и у пешеходов ценные вещи. Но в люк отправляют, только когда хотят убить или, как принято говорить в наших кругах, нанести стойкий вред здоровью.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *