Концерт для Колобка с оркестром

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 15

Пока я хлопала глазами, а Кристина, Лена и Томочка визжали от ужаса, Семеныч вздрогнул, икнул и сообщил:

– Во шандарахнуло! Ну и тряхануло, прямо весь хмель вышибло. Вот беда, словно и не пил совсем! Голова тверезая.

– Ты жив? – отмерла я.

– А че мне сделается? – меланхолично спросил мужик, спускаясь вниз. – Грей воду. Вот как подключаться надо! И кипятильник работает, и деньги на ветер не уходят. Я, промежду прочим, почти ничего в Мосэнерго не плачу! У меня и телик, и холодильник, и утюг, и плитка – все к столбу подведено.

Я пошла в дом, чувствуя в желудке дрожь, наверное, мои нервы окончательно расшатались. Ну зачем мы поддались Аниным уговорам и поехали в Пырловку? Нет, вот только найду подругу и выскажу ей абсолютно все! Наврала с три короба: и водопровод есть, и туалет… Хотя, с другой стороны, ни слова не правды Анюта не сказала. Трубы-то разведены по дому, просто я не спросила, каким образом в них попадает вода. И унитаз имеется, правда, на улице, под кустом, но ведь это настоящий унитаз, а не «очко».

Тяжело вздыхая, я выпила чаю и решила посмотреть телевизор.

– Вилка-а-а! – полетел крик.

Я выбежала из дома.

– Что еще случилось?

На улице стало почти темно, поднявшийся было ветер совершенно стих, птицы замолчали, в воздухе повисла тяжелая, плотная духота. Потом сверху упала одна капля, вторая, третья…

– Вода кончилась! – завопила Кристина, высовываясь из автобуса.

– Совсем? – глупо спросила я.

– Да, – возмутилась девочка, – стою вся в пене!

Намылилась гелем, нашампунила голову, и брык! Все иссякло! Мне волосы еще кондиционером обмазать надо! И вообще! Я только-только начала мыться!

Я смотрела на бушующую Кристину. Конечно, мы с Томочкой сами виноваты. Откуда девочке, всю жизнь, кроме некоторого времени, проведенного в невзгодах 3, прожившей в комфортных условиях, знать, что в летнем душе нужно мыться, экономно расходуя воду? Гелем для купания, мылким, дающим обильную пену, здесь пользоваться нельзя. Следовало взять кусочек мыла и быстро поводить им по телу. Какой кондиционер для волос?! Чтобы смыть его, потребуется цистерна воды!

– Налейте еще в бачок, скорей, – топала ногами Кристя, – мне холодно! Мыло щиплется!

И тут дождь хлынул стеной. Я взвизгнула и бросилась в дом. Томочка же поступила иначе, мигом скинув с себя халат, она вылетела во двор, таща за собой Никитоса.

– Давай, Никицын, – кричала подруга, размахивая губкой. – Ну-ка, поворачивайся. Дождик-то теплый, лучше душа, сейчас тебя вымою в пять минут.

Мальчик, никогда до этого не купавшийся на улице, пришел в бурный восторг. Весь покрытый мыльной пеной, он скакал по лужам, размахивая руками. Через секунду к нему присоединилась Кристина. Я схватила с полки бутылочку с жидким мылом и тоже вылетела во двор. Теплый дождь шел стеной, надо использовать момент, чтобы хоть как-то привезти себя в порядок.

Очень хорошо, что начался ливень, а то ведь мне пришлось бы привезти еще три-четыре баклажки. Я мылась с лихорадочной скоростью, не понимая, почему средство для мытья рук сейчас безумно пенится и пахнет не ромашкой, а чем-то другим, страшно знакомым. Но раздумывать было некогда, бежать в дом, в ванную, разыскивать шампунь тоже. Стремительно начавшийся дождь мог так же внезапно закончиться.

Недолго думая, я налила себе на голову хорошую порцию желеобразного геля для рук, какая разница, в конце концов! Мыло, оно и есть мыло! В экстремальных условиях можно обойтись и без шампуня.

Вода падала с неба сплошным потоком, мы, голые, с мочалками в руках, метались перед избой словно молнии, наконец «банный день» завершился. Вбежав на терраску, все начали вытираться полотенцами.

– Какой ужас! – заныла Кристина. – Скажу кому из девчонок, не поверят! И что? Нам теперь постоянно мыться во дворе?

– Будем наливать душ с утра, – сказала Томочка, – за день он нагреется, и, пожалуйста, купайтесь.

Мы сегодня сглупили.

– Там воды мало, – не успокаивалась Крися, – не хватит даже умыться.

– Надо аккуратно ее расходовать, – сердито прервала ее я, – когда намыливаешься – воду выключай, нечего ей просто так вытекать! И не бери всякие сильно пенящиеся штуки.

3

История жизни Кристины рассказана в книге Дарьи Донцовой «Черт из табакерки», издательство «Эксмо».

– Ага! – возмутилась Крися. – Предлагаешь песком тереться?

– Вовсе нет, можно воспользоваться простым мылом, оно быстро смывается. Воды уйдет меньше, – объяснила я.

– Фу, – скривилась Кристина. – Гадость! Хочу мыться гелем!

– Не капризничай. Вернемся в Москву, и пользуйся им сколько влезет!

– А летом как?

– Мылом.

– Не хочу!

– Альтернативы нет. Бачок маленький.

– Еще налейте! Пока я моюсь, вторую баклажку нагрейте.

Я обозлилась. Иногда Кристина становится невыносимо капризной.

– Ладно, только тебе придется самой ездить за водой к колодцу, а потом втаскивать ведро на крышу.

Мы с Томочкой способны проделать сию процедуру лишь один раз.

– Вот ты какая! – в сердцах закричала Кристина. – Значит, сама моешься гелем, а остальным предлагаешь пользоваться всякой дрянью?

– Знаешь, Кристина, – сурово заявила я, – надо уметь стойко переносить лишения. Между прочим, только что на твоих глазах я мылась средством для рук.

Взяла его лишь по одной причине, оно не дает пены, хотя сегодня отчего-то жутко пузырилось, и воды для смывания много не потребуется!

– А не ври-ка! – воскликнула Крися. – Меня не обманешь, ты мылилась своим любименьким. Вот оно!

Я глянула на стол, куда поставила, войдя на террасу, бутылочку, и выронила полотенце. На красной клеенке белел пластиковый цилиндр со средством для мытья посуды.

– Я что, мылась этим?

– Да, – кивнула Кристина, – вся в пене стояла.

Меня упрекала, а сама…

– Средство для посуды? С ума сойти! Надеюсь, ты не думаешь, что я всегда пользуюсь им? – возмутилась я. – Так вот почему от губки так пахло!

– У каждого свои причуды, – фыркнула Кристина, – я же не делаю тебе замечаний, не поучаю, не талдычу: «Вилка, выброси гель для посуды, он хорош только для тарелок». Нет, понимаю, каждый выбирает средство себе по вкусу. И с какой стати ты мне запрещаешь брать любимый гель, а?

Я судорожно пыталась сообразить, что ответить девочке, но так и не нашла нужных слов. Самое интересное, что мое тело чувствовало себя просто расчудесно, его не надо было мазать кремом. Может, теперь всегда принимать ванну с этим средством? А что, дешево и хорошо.

– Кстати, – ехидно сообщила Кристина, – могу дать замечательный совет.

– Какой? – растерянно спросила я.

– Если опрыскивать волосы средством из баллончика для подкрахмаливания рубашек, то прическа продержится пару месяцев, – спокойно заявила Крися, – ты сходи в хозяйственный, поброди между стеллажами. Можно небось много чего найти, кучу денег сэкономишь! Ну, например, освежитель для туалета спокойно заменит духи, полироль для мебели – крем.

Главное, творческий подход и фантазия.

Я замотала голову полотенцем и отправилась в свою спальню. Ну спутала, случайно схватила не ту бутылочку, торопилась во двор, боялась, дождь закончится. С каждым случиться может, Кристя же теперь будет долго надо мной потешаться.

Следующее утро началось как обычно. Сначала поход к колодцу, потом возвращение верхом на баклажке. Еще одна дыра в заборе, парочка сломанных кустов во дворе и грузовик, с ревом пролетевший мимо нашей избы, когда я, встав на ноги, подсчитывала царапины. Выпив кофе, я с самым серьезным видом сказала Томочке:

– Мне пора.

– Ты куда?

– В издательство, надо решить пару вопросов.

– Поздно не возвращайся, – засуетилась Томочка, – постарайся пораньше завершить дела.

– Не волнуйся, вернусь засветло.

– Пожалуйста, не езди по ночам на электричке.

– Ладно, – пообещала я и побежала на станцию.

Для того чтобы попасть в Мирск, мне пришлось сначала приехать в Москву, добраться до другого вокзала и опять сесть в электричку. Ехать следовало до станции с милым названием Козюлино, находилась она на границе Московской области, и поезд со всеми остановками тащился до нужного мне пункта два часа с лишним. Я сидела на жесткой скамейке и смотрела в окно. После вчерашнего дождя, который плотным одеялом накрыл Москву и окрестности, резко похолодало, народ, разбалованный неожиданной майской жарой, решил, несмотря на понижение температуры, не надевать куртки. Я тоже оказалась непредусмотрительной и теперь тряслась от холода в футболочке и джинсах. Правый локоть крепко прижимал сумочку, где лежала толстая пачка долларов.

Внезапно в кармане ожил мобильный.

– Вилка, – зачастил Олег, – как вы там? Наслаждаетесь воздухом? А у нас, в Москве, ужасно! То солнце палило, а теперь холод накатил.

– В Пырловке, учитывая, что она в паре километров от столицы, – язвительно ответила я, – все обстоит иначе. У нас стабильно плюс двадцать два, светит солнце, цветут розы, а на огороде наливаются соком шоколадные конфеты.

– Ты сердишься? – насторожился Олег, и тут связь оборвалась.

Я посмотрела на бесполезный мобильный. Наверное, нужно поменять оператора.

– Следующая станция «Козюлино», – ожило радио.

Я пошла в тамбур, нежно обнимая сумочку. Никогда в жизни не путешествовала с такой огромной суммой. Очень надеюсь, что никто не заподозрит, сколько денег сейчас имею при себе.

На площади в Козюлине я попыталась найти автобус, шедший в Мирск, и узнала, что маршрут отменили.

– А чего туда кататься? – ответил на мой вопрос один из водителей, рыжий парень в крупных конопушках. – Никакого смысла нет. Надо с шоссе съехать и хрен знает куда пилить. Ради кого? В Мирске три убогих бабки живут.

– Прямо-таки три, – вздохнула я.

– Ладно, пять, – уступил шофер, – все равно незачем.

– И как же туда добираться?

– Ну… пехом, от дороги, десять километров.

– Сколько? – испугалась я, ежась от холода.

– Десять, – повторил парень, – или вон такси стоят, договаривайся, может, свезет кто.

Я пошла к припаркованным невдалеке разбитым «Жигулям». Их водители плотной группой стояли возле первого автомобиля. Услышав, что мне требуется попасть в Мирск, мужики загудели.

– Не…

– На один бензин сколько уйдет.

– Я заплачу вам.

– Не, далеко, мы здесь клиентов найдем, – хором ответили «извозчики».

В полном отчаянии я пошла было назад к автобусам и была остановлена маленькой девочкой, лет семи с виду.

– Тетенька, – заговорщицки улыбаясь, прошептала она, – вам в Мирск?

– Да.

– Папа свезти может, за триста рублей, туда и обратно, – прошептала девочка.

– Вот здорово!

– Ой, тише.

– Почему?

Малышка кивнула в сторону курящих шоферов.

– Кабы эти не услышали, ругать начнут.

– Какая им разница? – удивилась я. – Подходила к ним, отказались везти.

– Они цену набивают, – пояснила кроха, – сейчас вот сами за вами побегут и предложат, а папа мало берет. Вы за угол ступайте, за магазин, увидите там «Мерседес», оранжевый.

– «Мерседес»?!

– А что? Хорошая машина, – спокойно ответила девочка и убежала.

Я постояла пару секунд, потом осторожно раскрыла сумочку, незаметно для окружающих вытащила пачку долларов и сунула ее себе под футболку, под мышку. Ни за что теперь не отведу руку от туловища.

Сумочку легко выхватить, а попробуйте отнимите пачку, спрятанную на теле, под майкой. Неудобно, правда, зато надежно. Кто его знает, этого странного водителя «Мерседеса», колесящего за триста рублей по области.

– Девушка, – крикнул один из водителей, – если уж очень надо, садись, свезу. Все-таки не зверь! Десять километров от шоссе переть! Задолбаешься! За сто баксов отволоку, в один конец.

– Спасибо, не надо, – ответила я и пошла через площадь к магазину.

За углом оказалась улица, забитая машинами, но ничего даже отдаленно похожего на лаковый «глазастый» автомобиль не было. Я было подумала, что девочка обманула меня, но тут услышала тоненький голос:

– Тетенька! Топайте сюда!

Я пошла на зов и обнаружила ребенка возле странной машины оранжевого цвета. Длинная ржавая развалина походила на «Чайку», если кто из вас еще помнит это суперпрестижное в семидесятые годы авто.

– Садитесь, садитесь, – засуетился водитель, – не сомневайтесь, «персик» изумительно ездит.

– Кто?

– «Персик», – хихикнул дядька, – я его так зову.

– Это «Мерседес»?

– Самый настоящий, – заверил шофер, – шестьдесят второго года выпуска, зверь-агрегат, весь железный, никакой пластмассы. Вы сзади устраивайтесь, там удобно.

– Папочка, – влезла в разговор девочка, – ей лучше спереди, а то с управлением не справиться.

– А и правда, – хлопнул себя по бедрам дядька, – ну дал бог ребенка! Восемь лет всего, а ума как у Ломоносова. Вы знакомьтесь, это Лизок, отличница, моя помощница! Сама нужного клиента найдет и приведет.

Лучшая девочка на свете. Кстати, меня Назаром зовут, ну что, тронулись?

Я влезла на переднее сиденье и решила покориться обстоятельствам. Будем надеяться, что этот пращур «шестисотого» способен развить скорость до сорока километров в час.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: