Концерт для Колобка с оркестром

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 21

Дом, где погибла Людмила, и правда находился в самом центре Москвы, в трех минутах ходьбы от метро «Маяковская». Совсем близко шумело Садовое кольцо. Но в небольшом колодцеподобном дворике было совершенно тихо. Я подошла к серому пятиэтажному, возведенному, скорей всего, в середине тридцатых годов прошлого века зданию и потянула на себя тяжелую дверь. Ее украшала огромная, чуть ли не полметра длиной рифленая ручка с бронзовыми нашлепками. Очень странно, но тут не было домофона, в просторный, гулкий, выложенный бело-коричневой мелкой плиткой холл мог попасть любой желающий.

Идеальное место для ограбления. На первом этаже квартир нет, похоже, их в доме мало, здесь небось просторные апартаменты, и на лестничных клетках найдется одна, от силы две квартиры. Тут можно орать во весь голос, и никто вас не услышит.

Внезапно дверь гулко хлопнула. Я вздрогнула и прижалась спиной к резным перилам. В холл вошла женщина, увидав меня, она ойкнула и попятилась.

– Не бойтесь, – быстро сказала я, – вы, наверное, живете тут? Не подскажете номер квартиры Ксении Николаевич?

Женщина поставила на пол пакет.

– Теперь каждый раз дергаюсь, когда сюда вхожу, все эта несчастная мерещится.

– Вы Ксения? – обрадовалась я.

– Нет, ее сестра, Олеся.

– Мне очень надо поговорить с Ксенией.

Олеся вздохнула:

– Это невозможно.

– Но почему?

– Сестра напугана, мало того, что она увидела изуродованную женщину, так на нее сначала налетела милиция, а потом журналисты. Впрочем, первые были вежливы, а вот вторые… Ну просто кошмар! Совсем у людей соображенья нет! Видят же, что Ксюша в полуобмороке, неужели не понятно: плохо женщине, оставьте ее в покое. Так нет, суют в нос микрофоны, фотоаппаратами щелкают, вопросы идиотские задают. Ксюша растерялась, потом с ней истерика приключилась. Сейчас она отказывается с кем-либо разговаривать, поэтому вам лучше уйти.

– Я не из газеты.

Олеся недоверчиво улыбнулась:

– Да? Одна девушка к нам сегодня утром пыталась прорваться в квартиру, позвонила в дверь и сообщила: «Из домоуправления, проверяем газовые трубы». Я впустила, а она фотоаппарат вытащила, еле ее вытолкала. Так что извините. Ксюша никого видеть не желает, уходите.

– Я правда не журналистка, у меня пропала подруга, Аня, а Ксюша может помочь ее найти.

Олеся подошла к лестнице.

– То есть вы не по поводу той несчастной?

– С одной стороны – да, с другой – нет, если позволите, я попытаюсь объяснить.

Олеся привалилась к перилам:

– Ну, попробуйте.

В квартиру к Ксении я попала примерно через полчаса.

Олеся поставила сумку в прихожей на стул и крикнула:

– Ксюня, выйди!

Из длинного коридора вынырнула худенькая фигурка, замотанная в халат.

– Ксюта, – ласково сказала Олеся, – знакомься, это Виола, у нее случилась большая неприятность, и, похоже, ты тот человек, который может ей помочь.

Начатый у двери разговор был продолжен на кухне. Войдя в нее, я с изумлением воскликнула:

– Вот уж не думала, что в московских квартирах бывают такие кухни! Сколько же здесь метров?

– Тридцать, – улыбнулась Ксюша.

– У вас, наверное, большая семья, – вырвалось у меня.

– Мы живем вдвоем, – тихо сказала она.

Я быстро прикусила язык. Какое мне дело, сколько человек тут прописано и чем занимаются Олеся с Ксюшей, ухитрившиеся заработать на покупку, ремонт и меблировку гигантских апартаментов.

– Так что вы от меня хотите? – зябко кутаясь в халат, спросила Ксюша.

– Извините, но вам придется вспомнить неприятный момент. Вы вошли в подъезд и увидели Людмилу, убитую…

– Нет.

– Нет?

– Не увидела.

– То есть? Разве она не лежала у лифта?

– Лежала.

– Значит, вы вошли в парадное, наткнулись на труп…

– Нет. Несчастная была жива, и я ее сразу не заметила.

– Да? Вот странно.

– Ничего удивительного, – вздохнула Ксюша, – эта Людмила была на втором этаже.

– На втором?

– Ну да, ближе к лестнице.

– Странно, – протянула я.

Сестры переглянулись, потом Олеся опустила глаза, а Ксюша пробормотала:

– Ну… почему же… я всегда пешком хожу, у нас лифт такой ненадежный, старый, он плохо работает, застревает, один раз просидела в нем пару часов, пока аварийка приехала, ну вот и решила…

– Да нет, – перебила я ее, – меня поражает другое, почему Люда на втором этаже оказалась.

Ксюша промолчала, Олеся уставилась в окно, реакция сестер слегка удивляла, но меня, в конце концов, интересовало не то, где обнаружили Людмилу.

– Хорошо, она лежала на втором этаже, вы подошли…

– Нет.

– А как дело было?

– Сначала я закричала, – монотонно завела Ксюша, – а уж потом поняла, что несчастная жива, она стонать начала.

Ксения вытащила мобильный и вызвала «Скорую», больше всего потом ей хотелось убежать домой, но останавливали два момента: чтобы попасть в собственную квартиру, требовалось подняться еще на один этаж, сделать это можно было лишь, переступив через Люду, и второе – несчастная что-то бормотала.

Подавив в себе ужас, Ксюша приблизилась к залитой кровью женщине и дрожащим голосом сказала:

– Не волнуйтесь, все хорошо, я вызвала доктора.

Но несчастная явно не поняла, что ее хотят приободрить.

– Яна, Яна, – шептала она, – Яна, не надо, Яна.

Ксюша попыталась было вступить в разговор с бедняжкой, но потом поняла – это бесполезно, поэтому она просто стала ждать врачей.

– Это все, что она сказала? – разочарованно спросила я.

– Да, – кивнула Ксюша.

– Откуда же вы узнали, что пострадавшую зовут Людмилой?

– При ней паспорт нашли, – ответила Олеся.

– Значит, больше она ничего не произнесла?

– Нет.

Находиться далее в квартире Николаевич было бессмысленно, я поблагодарила девушек, спустилась вниз, завернула за угол дома и увидела большую вывеску «Салон красоты «Паоло». В голове мигом созрело решение: надо зайти сюда, отыскать мастера, который всегда причесывал Людмилу, и порасспрашивать его. Клиентки, как правило, бывают откровенны с тем, кто стрижет им волосы.

Недолго думая, я толкнула стеклянную дверь, оказалась перед рецепшен, увидела мило улыбающуюся девушку и внезапно подумала: «Ну и зачем я сюда явилась? Скорей всего, тут нет человека, знающего, где находится Яна».

– Вы записаны? – защебетала администратор.

– Нет.

– Тогда предлагаю вам подождать, – с заученно приветливым выражением на лице продолжала девушка, – только скажите, что бы вы желали сделать: радикальную смену имиджа, просто прическу, маникюр?

– У вас причесывается Людмила Мирская, моя подруга, – осторожно сказала я.

В глазах девчонки мелькнула тревога, но она, продемонстрировав профессиональную выучку, не стала вскрикивать: «Ой! Вы разве не знаете, что случилось с Людмилой?» Нет, администратор спокойно кивнула:

– Да, она наша постоянная клиентка.

– Мне очень хочется попасть к мастеру, который ее причесывал.

– К Саше?

– Да, да, именно к нему.

– Александр освободится через полчаса, вас записать?

– Спасибо, – кивнула я.

– Можете подождать в нашем кафе, – предложила администратор. – Сережа, проводи.

Шкафоподобный охранник услужливо распахнул дверь, ведущую в небольшую комнату, заставленную столиками.

– Саша придет за вами, – крикнула администратор.

Я села в мягкое кресло, заказала себе кофе капуччино, взяла лежавший на столике толстый модный журнал и стала перелистывать страницы. Есть же такие женщины, у которых нет необходимости работать. Интересно, как они живут? Каковы ощущения человека, который может себе позволить проснуться в полдень, а потом потребовать: «Принесите кофе и приготовьте ванну»?

Я бы, наверное, не сумела жить в окружении прислуги, мне было бы неудобно отдавать приказания людям. Хотя, очевидно, если с детства за тебя все делают чужие, наемные руки, тогда к этому можно и привыкнуть. Вообще говоря, кое-какие домашние дела я бы с огромным удовольствием передоверила кому-то другому. Допустим, смену постельного белья на кроватях.

Я ненавижу путаться в пододеяльниках-мешках, как ни старайся, одеяло в них всовывается комком… Впрочем, в чистке картошки тоже нет ничего романтичного.

– Здравствуйте, – произнес тихий, приятный баритон.

Я подняла глаза от журнала. Около столика стоял юноша. Белокурые волосы его собраны в хвост, в ушах висят сережки-колечки, глаза слегка подведены, на щеки явно наложен тональный крем. Над губой его чернеет тоненькая, едва заметная полоска усов.

– Я Александр, – улыбнулся мастер, – пойдемте.

Впрочем, если вы не успели допить кофе, я подожду.

Сам хотел чашечку выпить.

– Садитесь, – я показала на второе, свободное кресло.

Саша устроился в подушках и, быстро окинув меня оценивающим взглядом, сказал:

– Похоже, вы не из тех, кто излишне озабочен своей внешностью!

– Верно, я редко хожу в парикмахерскую.

– Что же сейчас привело вас к нам? Особый случай? День рождения?

– Нет, скажите, Людмила Мирская давно вас посещает?

– Достаточно, а что?

– Знаете про несчастье?

Саша помешал ложечкой поданный кофе.

– Конечно, вот ужас, она в тот день прямо от меня навстречу смерти пошла. Веселая такая, красивая, радостная. Еще попросила: «Санюля, сделай меня роскошной!» Ну я и постарался изо всех сил. Мне Нина с рецепшен сказала, что Людмила ваша подруга.

Я молча кивнула.

– И сильно дружили? – спросил Саша.

– Достаточно тесно, – ответила я, – собственно говоря, прическа мне не нужна.

Саша похлопал подкрашенными ресницами.

– Зачем тогда вы сюда пришли?

– Можете вспомнить, о чем Людмила говорила перед смертью?

Внезапно парикмахер хитро улыбнулся.

– Ой, врете вы, никакая Люда вам не знакомая!

– Почему вы так решили?

– Она вообще приятельниц не имела, мне порой жаловалась, что очень одинока, никому не доверяет.

Вы ведь из милиции?

– От вас ничего не скроешь, – усмехнулась я.

Саша подозвал официанта, заказал себе еще чашечку кофе и сказал:

– Знаете, глупо являться в «Паоло» и прикидываться клиенткой. У нас глаз наметанный, сразу видим, ухаживает дама за собой или раз в году прическу делает.

– Ну, может, я решила начать новую жизнь, стать красивей!

Мастер еще раз окинул меня взглядом.

– Думается, вы бы в таком случае нашли салон попроще, а не такой, где простая укладка на сто баксов тянет. Опять же, похоже, вы пешком пришли, не на машине приехали. Нет, вы точно из ментуры.

– Да вы просто Шерлок Холмс, – решила я польстить парню.

Комплимент пришелся ему по вкусу.

– Детективы очень люблю! – воскликнул парикмахер. – Ну прям все перечитал, одно время даже хотел пойти в уголовный розыск работать, да вовремя одумался!

– Книги Арины Виоловой видели?

– Фигня, – сморщился Саша, – даже не берите!

Жуткую дрянь пишет, совершенно не правдоподобные сюжеты, язык кондовый, вот Смолякова – это да! Это класс! Супер!!!

Я ожидала от него совсем другой реакции и уже собралась представиться любителю криминального жанра по всей форме, но, услыхав столь нелицеприятное мнение о своем творчестве, закашлялась, а потом сказала:

– Ну ладно, не станем тут спорить о литературе.

Прошу вас вспомнить, что говорила Людмила при последней встрече.

Саша принялся кусать нижнюю губу.

– Да ничего особенного, – выдавил он наконец, – жаловалась, что прибавила несколько килограммов, села на диету. Еще платье ей не подошло, купила в бутике, а оно оказалось «паленым», самошвей подсунули.

Ну такое порой случается… О чем еще болтали? А, про помаду новую суперстойкую. Фигня, на мой взгляд…

– Все?

– Вроде бы.

– А по какому случаю Люда делала прическу?

Саша снисходительно взглянул на меня.

– Она к нам три раза в неделю приходила волосы укладывать. Жена такого человека должна всегда хорошо выглядеть.

– Какого?

– Вы не знаете, кто ее супруг? Он владеет крупным издательством, – оживленно заговорил Саша, – столько детективов выпускает. Людмила была очень щедра, всегда хорошие чаевые оставляла и иногда, зная мое увлечение, приносила книги. Вы последнего Акунина читали? Я его обожаю, просто конкретно фанатею. Лучше его никто не пишет.

– Людмила когда-нибудь произносила при вас имя «Яна»?

– Может, и говорила, да мне не к чему запоминать, – ответил Саша.

– Вы ее проводили?

– Когда? Куда?

– Ну… в тот день, до двери?

– Конечно.

– И не видели, с кем она разговаривала на улице?

– Нет, Людмила за угол завернула.

– Она была без машины?

– Что вы! Наши клиенты пешком не ходят.

– Но вы только что сказали: она завернула за дом.

– Правильно.

– Следовательно, она не уехала?

Саша улыбнулся:

– Вы сами-то машину водите? – – Нет.

– Тогда понятно. В центре трудно припарковаться, вот клиенты и хитрят, кто где автомобиль бросает.

Одни возле супермаркета пристраиваются, другие пытаются на Тверской оставить, Людмила же самая хитрая оказалась, она во двор дома въезжала, под арку, там и парковалась.

– Значит, ничего особенного вы не заметили? – безнадежно спросила я.

– Нет, – ответил Саша, – даже и помыслить не мог, что все так ужасно завершится, ничто ведь не предвещало беды. Она к машине шла, а на дороге грабитель попался, втолкнул ее в подъезд…

На улице снова начался мелкий, нудный дождь.

Я неторопливо пошла к метро, не зная, что теперь делать.

– Эй, милиция, постой!

Я шла не оглядываясь, старательно избегая луж.

– Милиция, погоди!

Впереди возникла шумная Тверская.

– Да куда вы так бежите, – с возмущением воскликнул женский голос, и в ту же секунду я ощутила, как цепкая рука схватила меня за плечо.

– Ору вам, ору, – сердито произнесла девочка, по виду младше Кристины, – прете вперед, словно танк.

– Вы меня звали?

– Ну да, оборалась вся! Прям визжу: «Милиция, милиция». Это ж вы сейчас с Сашкой в кафе трепались?

Я кивнула.

– Да. А как ты узнала, что я работаю в МВД?

– Так уж весь салон гудит, – захихикала девочка, – Нинка с рецепшен растрепала. И о чем вы с Сашкой говорили, а?

Я посмотрела на подростка.

– Вы слишком любопытны, с какой стати я должна разглашать информацию? Вернитесь на работу, небось клиенты ждут.

– Я ученица, – затрясла головой девочка, – мне пока ничего не доверяют, только пол мету и раковины мою, а Сашка вроде моего учителя, только он гад и врун, слова правды вам не сказал. Что бывает тому, кто милицию обманывает, а? Их же в тюрьму сажают, верно?

В глазах девочки светилось пламенное желание навредить мастеру.

– Вы можете что-то сообщить по данному делу? – сухо-официально поинтересовалась я. – Или просто решили свести счеты с коллегой?

Собеседница фыркнула:

– Ну я такое про него знаю, Сашка удавится!

Только пообещайте его наказать! Ладно, в тюрьму не сажайте, хотя он такой гад, что этого еще и мало!

Штрафаните за брехню!

– Отчего ты, деточка…

– Меня Рита зовут, – перебила меня она.

– С какой стати ты, Рита, решила, что Саша мне наврал?

– А он вам про телефон рассказал? Мобильный?

Как он Людмилу покрывал? Про туалет? То-то! – торжествующе воскликнула Рита.

– Пошли на Тверскую, – быстро сказала я, – тут есть кафе?

– Угу, – кивнула она, – но там дорого!

– Наплевать, идем скорей.

Шмыгая носом, девочка пошлепала по лужам за мной.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *