Концерт для Колобка с оркестром

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 24

Олеся, открыв мне дверь, удивилась:

– Опять вы?

– Я.

– Вернулись?

– Верно подмечено.

– Зачем же? Забыли у нас чего?

– Забыла.

– И что?

– Спросить одну ерунду.

– Господи, – всплеснула руками Олеся, – ну неужели не понятно? Моя сестра пережила тяжелый стресс, а вы опять с расспросами! Дайте ей в себя прийти.

– Вы, очевидно, более крепкая, чем Ксюша, – ехидно улыбнулась я, – вам досталось не меньше, а выглядите вполне веселой и здоровой.

– Вы о чем? – насторожилась Олеся.

– На мой взгляд, отмывать лестницу и стены от крови так же трудно, как и тащить тело за ноги, – заявила я.

Олеся ухватилась за косяк.

– Что за чушь вы несете? Уходите.

– К вашему огорчению, я знаю все.

– О чем? – дрожащим голосом осведомилась Олеся.

– О доме свиданий, Саше-стилисте, поставлявшем вам клиентов, о черном ходе из «Паоло», в общем, о многом.

Лицо Олеси потемнело.

– Э… но… хотите денег?

– Нет.

– Мы хорошо заплатим, в валюте.

– Доллары мне не нужны.

– В евро.

– Вы не так поняли, мне ничего не надо.

– Ладно, тогда в рублях, нет проблем, – быстро пробормотала Олеся, – только в обменник смотаюсь.

– Речь идет не об оплате моего молчания, – заявила я, – если не хотите, чтобы все выплыло наружу, ответьте на несколько вопросов, но честно, больше не позволю водить себя за нос, ясно?

– Да, конечно, – засуетилась Олеся, – вы входите.

Меня снова провели на кухню и оставили одну.

Часы, висевшие на стене, мерно отщелкивали минуты. Сначала я сидела спокойно, потом заволновалась.

Куда подевались хитрые девицы? Может, они потихонечку убежали из дома?

И тут вошла Ксюша.

– Вы хотели о чем-то меня спросить? – холодно поинтересовалась она.

– Что говорила Людмила перед смертью?

– «Яна, Яна, Яна…»

– Больше ничего?

– Нет.

– Похоже, вы лжете.

– Я всегда говорю правду.

– Это смешно.

– Вы полагаете? На мой взгляд – нет.

– С кем встречалась у вас Людмила?

– У нас?

Тут даже Олеся поняла, что Ксюша ведет себя глупо.

– Мы ничего ведь плохого не делали, просто помогали тем, кто любит друг друга!

Ксюша зыркнула на разболтавшуюся сестричку, но ничего не сказала.

– Людмила приходила сюда не часто и пользоваться квартирой начала недавно, – продолжала Олеся.

Я обрадовалась, кажется, девицы решили стать откровенными.

– Попытайтесь вспомнить, что она бормотала, когда вы тащили ее?

Ксюша нахмурилась:

– Сначала стонала, потом завела: «Яна, Яна, Рома, у Ромы, Яна, Яна». Собственно говоря, это все, она твердила на разные лады два имени: Яна и Рома.

– Кто такой Роман? – в нетерпении воскликнула я.

Олеся ухмыльнулась.

– Ну… это ее пассия, Рома.

– Рома?

– Что вас удивило? – снисходительно осведомилась Ксюша.

– Вы так хорошо знаете имена любовников своих клиенток? Неужели они знакомили вас с ними?

– Нет, конечно, – пожала плечами Ксюша.

– Тогда откуда сведения про Рому?

Девицы переглянулись, потом Олеся уставилась в сторону, Ксюша в другую, мне, честно говоря, надоели их мимические упражнения.

– Послушайте, начали говорить, так рассказывайте. Мне от вас ничего не надо, объяснила же: ищу свою подругу, ее похитил человек, местонахождение которого с огромной вероятностью известно Яне. Бегу, словно борзая по следу, но безрезультатно, ей-богу, последняя надежда на вас. Ксюша, Олеся, помогите.

Девицы опять обменялись взглядами. Наконец Ксения выдавила из себя:

– Мы в бинокль за входом в подъезд наблюдаем. Уйдем в Сашкину квартиру, его окна как раз на вход глядят, ну и рассматриваем посетителей, просто так, из любопытства. Нам Саша велел с клиентками не сталкиваться, но интересно же.

– Но как вы понимали, что это ваша клиентура?

Олеся прищурилась.

– В нашем подъезде всего шесть квартир. На четвертом этаже теперь «новый русский» живет, он обе квартиры купил, ремонт сделал и отвалил, в Испанию, сюда не показывается, следовательно, к нему никто не придет. На втором Сашка обитает с дедом полоумным.

Старик гостей не принимает, в другой квартире Мария Степановна век коротает, вдова какого-то композитора, она одна-одинешенька, к ней лишь внучка заглядывает, мы эту девку размалеванную очень хорошо знаем. На третьем только мы остались, сосед построил дом за городом и съехал туда. Ясное дело, что те, кто в подъезд входят, с цветами, бутылками и конфетами, – наши клиенты.

Самым лучшим развлечением для девушек стало обсуждать чужих любовников. Людмила ездила на роскошном джипе, правда, к подъезду она подходила пешком, но Олеся с Ксюшей знали, кому принадлежит серебристый внедорожник, припаркованный в арке. Женщина выглядела элегантно, не носила ничего броского, аляповатого, ее бойфренд, брюнет, одевался как цыган, от его ярких рубашек и курток просто рябило в глазах.

Олеся и Ксюша всегда точно знали, на какое время снята квартира, Саша четко сообщал им: «До двух», – или: «Сегодня уйдут в четыре, а следующие явятся в пять».

За несколько минут до указанного времени сестрички вооружались биноклями и видели, как парочка покидает дом. Сначала, как правило, убегал мужчина, потом дама. Олеся и Ксюша мигом летели к себе, приводили хату в порядок, в процессе уборки они живо обсуждали своих постояльцев. Но примерно месяц назад произошел смешной случай.

Как всегда, первым на улицу выскочил парень, он сел в свою машину, потом вылез, открыл капот, снова полез внутрь… Дверь хлопнула, из подъезда появилась Люда.

– Эй, Роман, – донеслось из открытой форточки до подглядывающих девиц, – чего стоишь?

– Кабриолет умер.

– Ничего страшного!

– Меня выгонят с работы, заказы развезти не смогу.

– Вызови службу «Ангел».

– О…ь, – подпрыгнул Роман, – они бешеные бабки ломят.

– Возьми, – Людмила спокойно протянула ему купюру.

Потом она села в джип и укатила, юноша остался один на один со своей бедой, Олеся и Ксюша понеслись мыть «дом свиданий», через час ожидалась новая парочка. Но когда любопытные девицы, произведя уборку, вновь прилипли к стеклу, они увидели все того же Романа, который никак не мог уехать.

– Небось ему влетело! – злорадно подвела итог Ксюша.

– Да уж, его «Золотой рай» небось не пощадит, – подхватила Олеся.

– Кто? – не поняла я.

– Есть такая система дорогих супермаркетов «Золотой рай»! – объяснила Олеся.

– Первый раз слышу.

Олеся засмеялась:

– Еще бы! Они по каталогам работают. Клиент делает заказ по телефону, и продукты ему привозят.

Вот этот Роман там служит.

– Здорово устроился, – подхватила Олеся, – вместо того чтобы работать, по бабам шляется.

– Ага, – согласилась Ксюша, – всегда можно сказать: пробки на улице, застрял.

– Ну-ка, постойте, – попросила я, – не тарахтите. Хорошо, вы узнали имена клиентов, подслушав их разговор, но откуда сведения о месте работы Романа?

Ксюша прищурилась.

– Так машина, та, что сломалась, служебная, пикапчик такой, ярко-желтого цвета, весь исписан словами «Золотой рай – твой личный рай».

– Этот Роман простым шофером работает, – влезла Олеся, – водилой служит. Во как бывает, даму от богатого мужа на дерьмо потянуло.

– Зажралась совсем, – покачала головой Ксюша, – эх, получи я такого супружника, сидела бы тихо-тихо, ботинки ему чистила.

– Встречаются же такие сволочи, – подвела итог Олеся, – впрочем, она по заслугам огребла, небось ее этот Роман и кокнул. Кто еще, кроме него, знал, что Людмила сюда ходит?

Утром меня разбудила Томочка.

– Вилка, – тихо сказала она, – можешь приглядеть за Никитосом?

– Конечно, – зевнула я, – а сама-то куда собралась?

– За газовым баллоном, говорят, у магазина ими до десяти торговать будут.

Я моментально вскочила и схватила джинсы.

– Сама пойду.

– Лучше спокойно кофе попей, – попыталась возразить Томуся.

– Вернусь и попью, – пообещала я и порысила к сельпо.

У входа в магазин стояла большая, ярко-красная, похожая на пожарную машина, только вместо цистерны у нее была конструкция, напоминающая полку для хранения бутылок, множество отсеков, разделенных перегородками, из каждого торчал баллон.

– Здравствуйте, – вежливо сказала я дядьке, читавшему в кабине газету.

– Ага, – кивнул тот.

– Вы газом торгуете? Можно купить?

– Отчего нет? Плати и бери, с баллоном хочешь?

– А что, газ можно положить в сумку? – изумилась я.

Шофер крякнул.

– Во народ! Всякий выпендриться желает! Коли думаешь за один газ платить, тащи пустой баллон, нет, плати и за тару.

– Лучше вместе с упаковкой, – улыбнулась я и открыла кошелек.

– Забирай, – меланхолично сказал водитель и снова углубился в газету.

Я походила вокруг кузова, вернулась к кабине и спросила:

– Как брать?

– Руками.

– Но баллон тяжелый, мне его не вытащить.

– Мужика зови.

– Нету его.

– Давно обзавестись пора, в хозяйстве пригодится.

– Муж есть, но он на работе.

– И что?

– Между прочим, я заплатила, – начала я злиться.

– Так бери.

– Не могу.

– А я при чем?

– Достаньте мне баллон.

– Ща, разбежался! Каждому таскать – пупок надорвешь.

Я снова расстегнула кошелек.

Запихнув купюру в карман, грубиян спокойно вышел и ловким движением снял с машины и опустил на землю красный, высокий, почти с меня ростом, узкий цилиндр.

– Получи.

– Спасибо, а как его теперь до дома нести?

– На горбу.

Я попыталась сдвинуть баллон с места, но он даже не дрогнул.

– Не получится.

Шофер засвистел, влез в кабину, завел мотор, и не успела я охнуть, как красная машина, оглушительно гремя, унеслась по шоссе. Перед магазином в одиночестве осталась сладкая парочка: баллон и Вилка.

Минут десять я бродила вокруг емкости с газом, пытаясь сообразить, каким образом справиться с задачей. Напрашивалось простое решение: баллон нужно положить и катить, но опрокинуть его набок я просто не в состоянии.

Из магазина выглянула продавщица.

– Чего маешься?

Я ткнула в сторону баллона:

– Тяжелый очень.

– Эх, несчастные мы, бабы, – завела торговка, – бери его за вентиль, слегка наклони на себя и перекатывай донышко, я так завсегда поступаю.

Я последовала ее совету и неожиданно легко сдвинула цилиндр с места. Радость заполнила душу. Вот как ловко получается. Правда, двигаюсь я не прямо, а зигзагом, ну да это ерунда – главное, мы с баллоном медленно, но верно приближаемся к нашей избушке. Вдохновившись, я еще быстрее завертела цилиндр, докатила его до середины пути и услышала трель мобильного.

– Вилка, – радостно спросил Олег, – как у вас дела? Отдыхаете?

Я, старательно удерживая одной рукой наклоненный баллон, ехидно ответила:

– До полного опупения.

– Завидую.

– Есть чему.

– С какой стати злишься?

– Я?

– Ты.

– А с какой стати ты сюда ни разу не приехал?

– Работы полно.

– Даже ночью?

– Ну…

– Тебе просто неохота переть в Пырловку…

– Глупости.

– Боишься, что заставим по хозяйству помогать.

– Не пори чушь.

– Отвратительное невнимание…

– Вот поэтому я и не спешу в деревню, – взвелся Олег, – сижу тут в духоте…

– У вас в Москве жарко? Надо же, как тебе повезло, а тут, в паре километров от столицы, сильно похолодало, – ерничала я.

– Здесь сейчас дождь.

– Тогда о какой духоте речь?

– Я работаю!!!

– Я тоже!

– Ты – отдыхаешь, валяешься в деревне на кровати, – заорал Олег, – и портишь мне настроение звонками.

– Сам набрал мой номер! Между прочим, я пишу книги и зарабатываю больше тебя!

– Раз в году.

– В каком смысле?

– Да в прямом, тебе гонорары дают нечасто, а я каждый месяц деньги получаю. Ладно, наслаждайся, пей молоко, кушай сметану, поговорим потом, когда в себя придешь, – рявкнул Олег и отсоединился.

Меня заколотило от злости. Значит, я отдыхаю!

Таскаю воду из колодца, моюсь в автобусе или под дождем, бегаю под куст к унитазу и волоку неподъемную тару с пропаном! Ну сейчас Олегу мало не покажется!

Забыв, что держу баллон, я отпустила вентиль и стала набирать номер Олега.

Баллон качнулся, накренился и неожиданно упал набок. Я моментально сунула телефон в карман. Вот здорово! Не было бы счастья, да несчастье помогло!

Сейчас покачу его.

Наклонившись, я стала толкать баллон, сначала руками, потом включила в процесс ноги. Красный баллон резво покатился вперед, сначала я шла за ним, потом побежала, но не могла его догнать.

– Стой! – закричала я. – Погоди.

Но ярко-красное пятно мелькало впереди, потом послышался треск. Я припустила что есть мочи и оказалась в чужом дворе.

Баллон громоздился посреди любовно посаженного огорода. Мне стало нехорошо. Грядки, прополотые трудолюбивыми руками, почти погибли. Тяжелый баллон сломал забор и помял всю рассаду. Сейчас из дома выскочат разъяренные хозяева и устроят вселенский скандал, заставят меня оплатить погибший урожай и будут правы.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!
Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: