Кто в чемонаде живет

Внимание! Это полная версия книги!

Кто в чемодане живет? | Дарья Донцова | страница 30

Борис посмотрел на меня.

– Дальше идет рассказ о том, какой он прекрасный педагог, приведен список его учеников, которые легко поступили в лучшие университеты мира.

– Приврал чутка, – хмыкнул Василий, – Мирон ни одной роли не исполнил.

– Если б только это, – вздохнул Борис, – все ложь.

– Так, – протянул я. – И кто у нас папа Мирона?

– Федор Эдуардович Стентин, – сказал мой помощник, – хитрый жук. Странно только, что он не понимает: если кто-то захочет проверить его биографию и пошарит в интернете, то любая выдумка мигом откроется.

Борис встал, открыл жестяную банку и начал осторожно насыпать заварку в чайник.

– Мать Федора отнюдь не графиня, Мария Григорьевна Стентина уборщица в музее. Отца нет. Москвич Эдуард Стентин никогда не существовал. Отчество сыну Мария дала, так сказать, от фонаря. Ей показалось, что Эдик звучит очень красиво, намного лучше, чем Петя, Сережа, Саша. Учился Федя в школе на отлично, поступил в институт, преподавал в разных учебных заведениях английский язык и литературу. Решил найти побольше учеников, назначить высокую цену за урок и прикинулся англичанином.

Я взял из рук Бориса чашку, над которой поднимался ароматный пар.

– Стентин стал называть себя Стен. Как это случилось?

– Точно не отвечу, – смутился Боря, – в соцсетях он сообщает, что прибыл в Москву в середине девяностых по приглашению фирмы «Норд». С тех пор живет в России. Точка. Никто из родителей детей, если только они не фээсбэшники или эмвэдэшники, глубоко копать не станут. Люди вообще склонны верить тому, что в интернете написано. Господин Стентин ни разу на брехне не попался, наверное, он на самом деле неплохой преподаватель. Федор Стентин – Филипп Стен указан в метрике отцом Мирона. А в графе «мать» ничего не стоит. И сведений о браке Стентина я не нашел. Ребенок от любовницы, которая не изъявила желания воспитывать малыша.

– Отлично. Филипп врун, – подвел итог беседе Василий, – не один год обманывает родителей учеников, выдает себя за этнического англичанина. До сих пор не попался, потому что реально хороший учитель. Ну и как эта информация поможет найти, где спряталась Нина? Мы ищем девчонку или хотим разоблачить мелкого лгуна?

– Занимаемся поисками девочки, – ответил я, – но поскольку Нина была в связи с Мироном, а парня убили, информация о том, что его отец пользуется чужой биографией, весьма полезна. Возможно, кто-то хотел наказать педагога за вранье, напал на Мирона и увез его. Нам надо поговорить с Ларисой и со Стентиным. Борис, добудьте мне их адреса и телефоны.

– Уже сделано, – ответил секретарь и положил передо мной лист бумаги.

Глава 23

– Василий, позвоните, пожалуйста, Филиппу-Федору, сообщите ему… – начал я.

– Нет, нет, нет, – испугался Бурмакин, – я не могу принести такую новость отцу. Иван Павлович, пожалуйста, сделайте это сами.

– Вася, тебе в дальнейшем не раз придется общаться с родственниками жертв, – вздохнул Борис, – надо научиться разговаривать с людьми в тяжелой ситуации.

– Не готов я сейчас к этому, – запаниковал следователь. – Ваня, будь человеком!

Я взял трубку домашнего телефона и позвонил.

– Алло, – ответил тихий женский голос.

Я откашлялся.

– Позовите, пожалуйста, господина Стена.

– Кто его спрашивает? – перешла на шепот незнакомка.

– Василий Федорович Бурмакин, – солгал я.

– Филипп не сможет подойти, – медленно ответила дама.

– Когда лучше позвонить? – продолжил я.

– Никогда, – всхлипнули в телефоне, – мой муж умер.

Я растерялся.

– Умер? Когда?

– Сегодня утром, – еле слышно уточнили на том конце провода, – инфаркт. Ночью ему стало плохо, «Скорая» супруга увезла, но врачи оказались бессильны. Вы, наверное, отец кого-то из учеников Фила?

– Нет. Следователь, – снова соврал я. – Простите, как вас зовут?

– Майя Капралова.

– А по отчеству?

– Не надо. Я не старая. Мне двадцать два года.

– Прошу прощения, но в документах господина Стена нет упоминаний о жене, – продолжал я.

– У нас гражданский брак.

– Учитывая ваш возраст, не вы мать Мирона, – произнес я.

– Нет! Стойте. Следователь! Что-то случилось? С Мироном?

– В морге сейчас находится тело молодого человека, – осторожно завел я, – у нас есть подозрение, что погибший – Мирон Стен. К сожалению, состояние трупа не позволяет провести его визуальное опознание, мы надеялись, что Филипп Эдуардович…

– Вау! Его переехал поезд? Или он попал в камнедробилку? – воскликнула Майя.

В голосе ее звучала такая неприкрытая радость, что я опять на секунду потерял самообладание.

– Надеюсь, подонку было очень больно, – продолжала собеседница, – замечательная новость.

Василий начал чесать нос, Борис опустил взгляд.

– Могу сообщить адрес квартиры, куда мерзавец жить переехал, едва деньги зарабатывать начал, – вещала тем временем любовница Стена, – наверное, там найдется его зубная щетка, расческа с волосами, сделаете анализ ДНК. Очень надеюсь, что вы не ошибаетесь и он на самом деле сдох!

– Мирон чем-то вас обидел? – уточнил я.

– Меня не может оскорбить грязная свинья, – отчеканила Майя, – он пытался убить отца и меня. Я, вопреки его стараниям, жива. А Филиппа ему удалось на тот свет отправить.

– Господин Стен скончался сегодня, а его сын умер до того, как у отца случился инфаркт. Мирон не мог лишить его жизни, – остановил я Майю.

– Ха! А кто довел Фила до сердечного приступа? Из-за кого мой любимый таблетки глотал? – закричала девушка. – Если хотите узнать правду о …, приезжайте завтра, я этого … лучше всех знаю. Он отца ненавидел! Он его на тот свет отправил. Сегодня я не могу с вами встретиться. Завтра. В десять утра. Всю правду про подлеца Мирона расскажу.

– Ну и ну, – протянул Борис, когда я положил трубку на стол. – Иван Павлович, вы прямо побледнели. От женщины такая густая волна ненависти летела, что она вас чуть с ног не сбила.

Слушал ее крик и одновременно исследовал закоулки соцсетей, пытаясь выяснить, куда Нина спрятаться могла. Мы с вами прервали беседу о тех, с кем Нина дружит в интернете, я ее сейчас продолжу. Девочка хочет обрести друзей в Сети, но у нее это плохо получается. Похоже, в гимназии она не пользуется популярностью. Из одноклассников у нее в подписчиках всего один человек – Илья Рыбаков. Класс не очень дружный, там каждый сам за себя. Нина подписана на знаменитостей, на модные журналы, на магазины, где торгуют одеждой, косметикой. А ее в друзья мало кто зовет. Новостями, которые выкладывает она, интересуются уже упомянутый Илья, Мирон Стен, несколько девочек ее возраста из разных городов, классная руководительница, но та просматривает аккаунты всех своих подопечных.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *