Лебединое озеро Ихтиандра

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 9

Лучше всего делать покупки в будний день, до обеда. Сейчас в торговом зале не было покупателей, правда, не нашлось и ни одного продавца. Я решила самостоятельно изучить ассортимент и, крепко прижимая к себе спящего Рипа, принялась открывать дверцы барабанов стиралок. На пятой машине у меня закружилась голова, на десятой к горлу подкатила тошнота, и вскоре стало понятно: все механические прачки одинаковы, выполняют свое предназначение – крутить белье. Производители надеются продать побольше изделий, вот и придумывают «серебряное покрытие», «экономный расход воды», «режим без порошка» и прочие чудеса. Надо перестать разглядывать бытовую технику, просто купить машину фирмы «Кок», которая подходит по размеру, и успокоиться.

Приняв решение, я, тем не менее, продолжала ехать в кресле вдоль бесконечного ряда помощников домохозяек, распахивала дверцы и заглядывала внутрь. Внезапно на дне одного барабана мелькнуло нечто прямоугольное. Я запустила руку внутрь и вытащила… паспорт в розовой блестящей обложке. Кто бы удержался и не раскрыл документ? Я уставилась на фото, лицо показалось мне знакомым. «Назарова Валерия Семеновна, 1980 год рождения». От неожиданности я привстала из коляски, оперлась на больную ногу, взвизгнула, поджала ее и снова уставилась в паспорт. Как он попал в стиралку? Или я ошибаюсь?

Меня всегда удивляет, ну каким образом пограничники всех стран легко узнают граждан по маленьким снимкам? Я в своем паспорте и я в жизни – совершенно разные люди. Во всяком случае, очень надеюсь, что это так. Тетенька средних лет с выпученными глазами, глупо приоткрытым ртом и всклокоченными короткими волосами – вот что увидит офицер, заглянув в паспорт гражданки Васильевой. А кто стоит у белой черты границы? Симпатичная женщина с умеренным макияжем и стильной прической. Я решила слегка отпустить волосы, и теперь при желании могу завязать хвостик. Вероятно, паспорт принадлежит другой Валерии, хотя, надо признать, она будто сестра-близнец матери глухой девочки. Я перелистала странички и нашла штамп прописки, а в графе «дети» стояло: «Анастасия». Имелась и отметка о бракосочетании с неким Владимиром Назаровым.

Забыв о стиральной машине, я поспешила к кассам, показала служащим паспорт и спросила:

– Девочки, вы видели эту женщину?

Кассирши переглянулись.

– Че, нажаловалась? – спросила одна и одернула футболку с бейджиком «Влада». – Она вам кто? Мы ничего плохого не сделали, правда, Мила?

– Не имеем права запускать посторонних в подсобные помещения, – запричитала Мила. – Вдруг товар испортят. И вообще, она ку-ку!

– Психичка, – резюмировала Влада. – А зачем она вам?

Я спрятала паспорт в сумочку.

– Девочки, эта женщина бросила глухую дочь, мне надо найти безответственную мамашу.

– Гадина, – возмутилась Влада.

– Как это бросила? – заморгала Мила.

– Оставила ее в приюте для бездомных, – вздохнула я, – удрала на море с каким-то мужиком. Вчера отчалила. Попробуйте вспомнить, с кем она была?

– А ты кто? – проявила бдительность Влада.

– Помогаю приюту, где оказывают помощь нищим, – пояснила я. – Настя пока у нас. Но долго мы не имеем права держать ребенка, к тому же девочке необходима дорогостоящая операция, ей можно восстановить слух, но без согласия матери хирург не приблизится к ребенку, следует срочно отыскать мамашу.

Влада сложила руки на груди.

– Думаете пристыдить ее? Ничего не получится! Стервы о родных детях не заботятся.

– Настя симпатичная и умная, – продолжала я, – есть шанс найти ей приемную семью, где полюбят несчастную девочку. Но пока Валерия в бегах, у ее дочери нет шансов на счастье. Официально Назарову прав на малышку не лишали, судьба Настеньки – жить в особом интернате для детей с дефектами. Там она проведет детство и отрочество. Я хочу найти Леру и прямо сказать ей: «Откажись от дочери, подари ей возможность обзавестись новыми родителями».

Мила всхлипнула.

– Вот крыса! Прибежала сюда вчера около половины двенадцатого дня, может, без четверти. Сначала с какой-то теткой вон там, у машин, говорила. Затем налетела на нашу клиентку, чего-то они обсуждали, потом та покупательница ушла, а Валерия кинулась к нам.

– Нагло заявила: «Где туалет?» – вмешалась Влада. – Мы ей вежливо ответили: «Ступайте в конец коридора, мимо магазина с посудой, там санузел для посетителей!»

Мила перебила коллегу:

– Мы всем так говорим, люди благодарят и уходят. А эта! Вцепилась в кассу и зашептала: «Мне туда нельзя, меня хотят убить. Где ваш сортир? Там есть окно? Я наружу вылезу!» Сразу понятно: сумасшедшая, из дурки слиняла.

Влада повернулась к Миле:

– Уж не знаю, чего ты там подумала, но поступила по-идиотски! Прикиньте, она ее утешать стала: «Не волнуйтесь, у нас охрана, посидите на стульчике, я принесу вам водички!»

Мила выпрямилась.

– Ты тут два месяца работаешь, а я пятый год на доске лучших сотрудников фигурирую. У нас семинары по обслуживанию проводят, приходят психологи и объясняют, как правильно с покупателем общаться. Очень полезные мероприятия. На одном занятии предупредили: столкнулись с идиотом – не спорьте. Сделайте вид, что поверили ему, попытайтесь успокоить, а сами незаметно вызывайте охрану.

– Вау, ты, типа, психотерапевтом заделалась, – не успокоилась Влада.

– Зато ты никого не жалеешь, – огрызнулась Мила, – шуганула бабу.

Влада вскинула голову.

– Я не посещала семинары, психологически не подковалась, зато вызубрила инструкцию: в подсобку посторонних запрещено пускать. Побьет идиотка пару теликов, кто платить станет? Или у нее СПИД, холера, туберкулез. Сунется в наш туалет и оставит заразу.

Мила дала задний ход:

– Я с тобой согласна. Не собиралась ей дорогу в служебный сортир показывать, но разрешила присесть, а ты на беднягу поперла, заорала: «Вали отсюда, пока цела». И что получилось? Психопатка перепугалась и в глубь зала бросилась!

Влада нахмурилась, а Мила трещала сорокой:

– Отойти от касс мы не имеем права, несем материальную ответственность за деньги. А охранник наш покурить убежал.

Влада встряхнулась.

– Ничего плохого не случилось! Она ушла.

– Ага! – торжествующе воскликнула Мила. – Унеслась прочь, а минут через пять подходит женщина, она утюг выбирала, протягивает мне сумочку и растерянно говорит: «Стою около витрины, подходит незнакомка, сует в руки эту вещь и шепчет: «Умоляю, сообщите всем. Меня хотят убить. Свекровь наняла киллера, она идет следом, где-то тут прячется, говорит мне в ухо: «Убью!» Она мне мстит. Ее зовут Анна Николаевна Назарова. Возьмите себе мою сумку, она дорогая, поднимите тревогу, позовите на помощь». Я растерялась, а женщина удрала.

Мила оперлась о кассу.

– Круто, да? Покупательница испугалась, даже про утюг забыла! Мы, между прочим, на проценте сидим. Зарплата копеечная, заработок к продажам привязан. Бросила тетка торбу нам и вон отсюда.

– И где сумка? – поинтересовалась я.

Влада нагнулась и вытащила на свет небольшой ридикюльчик.

– Вот.

– Вы никому не рассказывали о происшествии? – с легкой укоризной воскликнула я.

Влада заметно смутилась, а Мила оседлала боевого слона и ринулась в бой.

– Щаз! Шнурки поглажу и полечу. За свихнутой должны родственники смотреть! Это ихняя обязанность, не наша. И охраннику влетит, что курить вышел, и нам хозяйка в зубы насует, что дуру не успокоили, а за вызов милиции ваще уволят! Я не намерена хорошего места лишаться.

Мила решила встать на сторону коллеги.

– Сумка дешевая, из клеенки, подкладка рваная, ничего в ней нет. Мы не выбросили ее лишь по одной причине: думали, ненормальная домой смотается, таблетки выпьет, очухается, вернется и поднимет здесь бучу!

Мила фыркнула.

– Надеюсь, ты не права и мы никогда придурочную не увидим.

Я открыла кошелек.

– Продайте мне ридикюль.

– Три тыщи! – моментально назначила цену Мила.

Влада поморщилась.

– Забирайте так, все равно я хотела в обед ее выкинуть.

– Зачем она вам? – полюбопытствовала Мила.

Я ответила честно:

– Не знаю. Вдруг поможет найти Леру.

Влада заморгала.

– Постойте, а откуда у вас ее паспорт?

– Пришла купить стиральную машину и в одном из барабанов его нашла, – вздохнула я.

– Во, блин, крышу ей совсем снесло, – засмеялась Мила, – мания преследования. Хорошо, сама в СВЧ-печку или хлебопечку не забралась.

– Помада, – пробормотала Влада, – помнишь?

– Думаешь, она ее? – заморгала Мила. – Ну, ваще! Тушите свечи, несите венки.

– Помада? – переспросила я.

Влада опять нагнулась и продемонстрировала дешевый тюбик.

– Сегодня в десять утра у нас взяли микроволновку, из торгового зала, последний экземпляр. Покупательница открыла дверку, а там на стеклянном кругу, полюбуйтесь, это лежит.

– Скандал получился, – устало дополнила Мила, – женщина старшего менеджера вызвала и ну орать: «Ваши продавцы используют бытовую технику в качестве косметичек».

– Потом она успокоилась, – перебила подругу Влада. – Алексей ей спокойно объяснил: «Девушек среди консультантов нет, они сидят исключительно на кассе, но им запрещено покидать рабочее место. Кто-то из посетителей глупо пошутил. Предлагаю вам скидку». А вот я сейчас думаю: не той ли сумасшедшей это помада?

– За фигом ей косметику повсюду распихивать? – резонно спросила Мила.

– К сожалению, у человека с больной головой не работает логика, – протянула я, – думаю, Лера испытала сильный стресс и повела себя неадекватно.

Влада снова занырнула под кассу и вытащила потрепанный томик в бумажной обложке.

– Читали?

– О нет! – застонала Мила. – Не начинай про Смолякову! Меня тошнит от Милады! Орет из каждого радиоприемника, верещит по всему телику. Ну чего в ней хорошего? Без слез не взглянешь! Скелетина в оборках!

Мила бросилась защищать любимого автора.

– Плевать, как она выглядит, пишет-то интересно, не оторваться. Я прямо тащусь.

– Я тоже люблю Смолякову, – кивнула я. – Но при чем здесь ее детективы?

Влада ткнула пальцем в книгу.

– Читали «Медаль имени Буратино»?

– Пока не успела, – призналась я.

– Непременно купите, очень интересно, – посоветовала Влада.

– Ты пиаришь Смолякову, – принялась ехидничать Мила. – Надеешься на процент от продаж?

Влада дернула плечом.

– Не отказалась бы, да кто ж мне его даст? В книге рассказано, как героиня находит кошелек с запиской «Помогите»[6]. Девушка, которая ее написала, рассудила так: кошелечек всегда поднимут, найдут писульку и спасут ее.

Мила нахмурилась.

– Вот еще! Лучше не прикасаться к чужим вещам. Есть такие мошенники, они специально пустые бумажники роняют. Возьмешь его, а негодяй тут как тут, кричит: «Обокрала! Здесь миллион был!» И выставит тебя на бабки. Глупость у Смоляковой написана, как всегда. Лучше смотри по дивидюшнику романтические комедии.

Влада повысила голос:

– Я подумала: вероятно, сумасшедшая хотела привлечь к себе внимание. Вдруг за ней взаправду убийца гнался? А она тоже Смолякову любит, вот и поступила, как у той в книге написано! Если она, как я, фанат писательницы, то могла так сделать, за ней никто не бежал.

– Ой, не смеши, – отмахнулась Мила, – с базукой и пулеметом.

Но Владу оказалось трудно сбить с толку.

– Надо посмотреть в других приборах. Паспорт лежал в стиралке, помада в микроволновке. Но нам отойти от касс нельзя, охранник курит, а консультанты пошли кофе попить.

– Крысы, – разозлилась Мила, – мы безотлучно тут паримся и меньше получаем, чем нахалы, которые магазин бросили. Вот вы пришли стиралку купить, и кто вам поможет? Кричат постоянно о повышении продаж, а сами косячат.

– На час пропали, – неодобрительно поддакнула Мила.

Я развернулась и поехала в глубь зала.

– Покатаюсь немного, подожду, пока продавцы вернутся.

В автоматических машинах ничего более не нашлось, в чайниках, тостерах и хлебопечках тоже. Удача поджидала меня в холодильниках. В самом первом на второй полке обнаружилась пудреница. Воодушевившись, я начала обшаривать все, но больше ничего не нашла. Я направилась к кассам, столкнулась с парнем в форменной майке, купила стиральную машину и позвонила Софье.

Узнав о спонсорском подарке, хозяйка приюта пришла в восторг.

– Даша! Вы наш добрый ангел! Право, не стоило утруждаться! Пошли с больной ногой в магазин!

– Поехала, – поправила я, – на машине, не пешком топала. Подарок привезут вам через пару часов. В доме будет кто-нибудь из владельцев?

– Ну конечно, – поспешила заверить меня Софья, – мы никогда не оставляем приют без присмотра. Или Эдик, или я, или Вадим непременно встретят грузчиков.

– Вы не узнали насчет стоимости слухового аппарата для Насти? – спросила я.

Софья молчала.

– Алло, – повторила я, – плохо работает связь?

– Отлично слышу вас, – ответила Софья. – Дашенька, мы не можем разорять спонсоров. Оборудования для прачечной хватит за глаза! Дорогая и очень нужная для приюта техника. Огромное спасибо за помощь!

– Я обладаю достаточными средствами и хочу поучаствовать в судьбе Насти, – заявила я.

– Спасибо, – с жаром воскликнула хозяйка. – Вы когда вернетесь?

Я на секунду заколебалась. Рассказать Мурмуль про паспорт Леры и ее странное поведение в магазине бытовой техники? Из трубки раздался грохот и короткий вскрик.

6

Ситуация описана в книге Дарьи Донцовой «Ночная жизнь моей свекрови», издательство «Эксмо».

– Что случилось? – испугалась я.

– Дашенька, давайте поговорим позже, – зачастила Софья, – Николай Ефимович упал.

– Помогите! – донесся издалека мужской голос. – Ой, пожалуйста! Где я? Как меня зовут?

– Сейчас, голубчик, – крикнула в ответ Софья. – Достаньте ваш диктофон и послушайте запись…

Из трубки полетели короткие гудки. Оставалось лишь пожалеть Софью. Нелегко общаться с человеком с болезнью Альцгеймера.

– Вам помочь? – крикнула от кассы Мила.

Я помахала девушке рукой.

– Нет, все хорошо.

– Здесь связь глючит, – добавила Влада. – Рулите в середину коридора, там лучше слышно.

Я распрощалась с кассиршами и направила кресло к выходу. Влада с Милой побоялись помочь Лере, она показалась им сумасшедшей, но девушки ни на минуту не дали понять, что им неприятна женщина в инвалидном кресле. Общались со мной приветливо, лишь глагол «рулите», употребленный сейчас Владой, напомнил, что я лишена возможности самостоятельно передвигаться. Кресло на колесах неожиданно оказалось лакмусовой бумажкой: сидя в нем, сразу понимаешь, кто хороший человек, а кто негодяй, считающий инвалидов людьми пятого сорта.

Я доехала до центра галереи, вытащила мобильный и соединилась с Викой, одной из коллег Дегтярева. Знай полковник, какое количество моих, так сказать, шпионов окружает его, то, наверное бы, приуныл. За долгие годы дружбы с Александром Михайловичем я успела перезнакомиться с большим количеством его сотрудников. Самые полезные люди – это секретарши и лаборантки, они знают абсолютно все и обо всех. Начальство лишь подумало о чем-то, а верная Мария Ивановна, стерегущая дверь в кабинет босса, уже знает, какой приказ ей через некоторое время предстоит напечатать. Не секрет, что многие шефы охотно советуются с помощницами и по служебным, и по личным вопросам, просят их покупать подарки женам-любовницам, порой плачут в жилетку. Примерно год назад у Дегтярева стала работать Вика, и мы моментально с ней подружились. Викуля не просто очень хороший человек, она теперь и моя родственница по собачьей линии. У нее живут два щенка мопса, их отцом является наш Хуч, поэтому Вика зовет меня бабулей.

– Привет, бабулька, – донеслось из трубки.

– Здравствуй, мать моих внуков, – ответила я.

– Эй-эй, поосторожней с высказываниями, получается, что я жена Хуча, – засмеялась Вика, – Андрюше такой расклад не понравится!

– Забудь о супруге и узнай для меня информацию, – попросила я.

Вика протяжно вздохнула.

– Помню, помню твой запрос об Оле Ивановой. Ни отчества, ни адреса, ни года рождения. Ты злилась, как гюрза, когда я справедливо заметила: Олек Ивановых орда, как я пойму, которая тебе нужная? И кто у нас сегодня? Сергей Кузнецов? Таня Петрова? Маша Иванова?

– Злопамятность не украшает человека, – поддела я ее, – на этот раз Валерия Назарова. И отчество скажу, и год рождения, и адрес по прописке.

– Так зачем тебе я? – удивилась Вика. – Сама все знаешь.

– Нужен телефон и сведения о ее муже со свекровью. Желательно прямо сейчас! – воскликнула я.

– У тебя новый мобильный, – пробормотала Вика.

– Это временно, – ответила я, – в воскресенье вечером верну старый номер.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *