Лебединое озеро Ихтиандра

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 15

– Верно, мадам, – понизил голос Николя, – Адам был нашим генеральным директором. Три месяца назад он умер от СПИДа.

– Очень жаль, – пробормотала я, – непонятно, как его коляску занесло в Россию.

– Нет, мадам, Адам не пользовался креслом на колесах, – нараспев произнес Николя, – он был очень сострадательный человек. Некоторое время назад Рю посетил Россию. Наша фирма оказывала милосердную помощь одному из московских интернатов, где содержатся дети, у которых проблемы с движением. Адам привез туда десять наших колясок. Его потрясла бедность места и стоицизм малышей, о которых забыли родственники. У многих воспитанников есть отцы, матери, но они предпочли не иметь дел с инвалидами. В особенности тронула сердце Адама история пятнадцатилетней Антонины Антонюк. Девочка воспитывалась бабушкой, подавала большие надежды как музыкант, играла на рояле, мечтала поступить в консерваторию. Надежды разрушил пьяный водитель, он несся прямо на малышку на большой скорости на зеленый свет по «зебре». Мать рванулась вперед, оттолкнула свою дочь, а сама угодила под колеса. Но и Антонина получила травму.

– Неужели бабушка тебя бросила? – возмутился Адам, услышав рассказ малышки.

– Нет, – кинулась на защиту девочка, – у нас квартира на пятом этаже, нет лифта, я не могу спускаться вниз и посещать школу. В интернате хорошо – я получу аттестат о среднем образовании, но мне очень хочется такую коляску, чтобы играть на рояле, обычная не подходит.

– Ты получишь самую потрясающую технику, – пообещал Адам и не обманул.

Рю свозил Антонину в Марсель. История целеустремленного подростка ошеломила сотрудников фирмы. Для Антонюк создали уникальную конструкцию, аналога ей во всем мире не найдется.

– Хорошо, что ты прилежно изучаешь в школе французский, – радовался Рю, – отлично поймешь, что будет говорит Лаура.

Антонина улетела в Москву в чудо-стуле. Естественно, ее снабдили набором инструментов, инструкцией и всеми телефонами. Адам созванивался с Тоней, переписывался с ней, общался по Интернету и знал, что девочка счастлива, она занимается в музыкальной школе, свободно передвигается по улицам, посещает театры, а все благодаря фирме «Колсин».

В январе этого года Рю скончался, связь с Антонюк оборвалась.

На этой стадии беседы Николя заволновался:

– Минуточку, если сработал парашют, значит, была спешная эвакуация! Девочка жива? Кто вы?

– К сожалению, я ничего не знаю про Антонину, – осторожно ответила я. – Мне ее коляска досталась случайно, в «Приюте доброй Клары». Хозяева убежища даже не подозревают, какая уникальная вещь пылилась у них в чулане. Они милосердные люди, помогают бездомным, но не владеют французским.

– О, мадам, вы меня пугаете, – зачастил Николя. – Что произошло с Антониной? Я пытался связаться с девочкой весной, но мои имейлы не проходят, а ее телефон отключен. Я подумал, что подросток с бабушкой сменили жилплощадь. Но вы говорите о приюте? Если Тоня попала в беду, фирма «Колсин» ей поможет, мы восхищены девочкой!

– У вас есть ее адрес? – спросила я.

– О да, мадам, – обнадежил меня Николя, – улица Ченкова, дом шесть, квартира двадцать. Бабушку зовут Руфина Юрьевна.

– Съезжу выясню подробности и перезвоню вам, – предложила я.

– Запишите мой личный мобильный, – засуетился Николя, – будем вам крайне признательны. Но как вы проследуете по городу? С незаправленным парашютом Лаура не работает.

– На машине, – успокоила я Николя, – у меня простой вывих. Больно, но не трагично.

Не успела я отсоединиться, как телефон зазвонил. На экране возникла фамилия «Титов».

– Привет, Юра, – сказала я.

– Как ты догадалась, кто звонит? – удивился новый сотрудник Дегтярева.

Замечательный вопрос для человека, который собрался делать карьеру следователя!

– На трубке включен определитель.

– Верно, – протянул Юра, – на сложные вопросы всегда есть простые ответы. Спасибо.

– За что? – не поняла я.

Титов громко прочистил горло.

– Леонид похвалил меня за быстрое установление личности Валерии Назаровой. Ты не права.

– В чем?

– Пришел отчет патологоанатома. Она умерла естественной смертью.

– Нет, ее убили, – заспорила я, – естественной смертью эксперты называют кончину по старости или болезни.

– Еще ДТП, – не к месту уточнил Юра.

– Нет, – снова запротестовала я, – тогда в протоколе пишут «несчастный случай». Что указал Михалыч? Какой недуг был у Назаровой?

– Ну… типа… она здоровая, – загундосил Юра, – без патологии. Назарова молодая, состояние организма соответствует ее возрасту. Хронических болячек не имела.

– Назови причину ее смерти, – перебила я Титова.

– Не знаю, – буркнул Юра.

Я покрепче сжала сотовый. Дашенька, не теряй самообладания. Юрий неопытный сотрудник, у него первое самостоятельное дело, раньше он исполнял поручения старших коллег, сейчас ему приходится самому принимать решения.

– Дорогой, посмотри в протокол вскрытия, – зачирикала я, – что написал Михалыч?

– Ну, вроде видимых следов насильственной смерти нет, – забурчал Юрий, – ни ран, ни синяков, всяких там следов побоев и прочего. Токсикология чистая, правда, она, похоже, принимала «Адапвенон»[7].

– Это что за зверь? – не поняла я.

Титов зашелестел бумагой.

– Адапвенон – средство, которое невропатологи прописывают при депрессии. Производится в США, медикамент последнего поколения, с малыми побочными эффектами. Устраняет агрессию, налаживает сон, улучшает настроение. Основной компонент – специфический ингибитор обратного захвата серотонина. Не обладает средством к мускариновым, серотонинергическим, допаминергическим, адренергическим, гистаминергическим ГАМК или бензодиазепиновым рецепторам.

– Сам-то хоть понял, что прочитал? – хмыкнула я. – Все слова правильно произнес?

– Вроде да, хотя, может, где и оговорился – выдохнул Юра, – Михалыч слишком умный, и я ему не нравлюсь. Он такую рожу корчит, когда меня видит, начинает кашлять, а потом заявляет: «Молодой человек, подождите в коридоре, вам вынесут протокол».

Похоже, ему противно, когда я рядом стою. И, если честно, я в этих его рецепторах не разбираюсь, лексику не понимаю.

– Ты пользуешься одеколоном? – спросила я.

– Люблю туалетную воду, – подтвердил Титов, – с цитрусовыми нотами: грейпфрут, апельсин, лайм, лимон – или древесные ароматы. А что?

– Михалыч всегда выставляет за дверь тех, кто облился духами, – вздохнула я. – Он считает, что в кабинете эксперта не должно быть никаких посторонних запахов. У него сотрудники даже кофе не пьют, боятся получить от босса по шапке.

7

«Адапвенон» – название придумано автором. В продаже имеется препарат аналогичного действия.

– Черт, меня никто не предупредил, – расстроился Юра, – а я еще перед тем, как вниз пойти, интенсивно брызгался, думал, перебью местные миазмы. У Михалыча там не очень приятно попахивает.

– Проехали, – велела я. – Валерия принимала антидепрессант?

– Да, – подтвердил Юра, – в нехилой дозе. Но это не все. Михалыч мне странную вещь сказал.

– Повтори, – встрепенулась я, отлично зная, что эксперт никогда не ляпнет ничего просто так.

– Умерла, словно ее выключили, – процитировал Юра, – как свет тушат. Горела лампа, щелкнули выключателем, и конец. А я ему возразил: «Неправильное сравнение. Люстру зажечь можно, а человека не оживить».

– Ну и как Михалыч отреагировал на твои слова? – осторожно поинтересовалась я.

– Надул щеки и сердито загудел: «Молодой человек, официальное заключение у вас на руках. Следов насильственной смерти нет. По некоторым признакам, описывать которые вам не стану, все равно вы не поймете, могу предположить, что Назарова перед кончиной испытала стресс». И завел чего-то про адреналин. Начал швыряться словами типа «кортизол» или «корбизол»? Извини, не запомнил. Короче, он мне еще четверть часа мозг полоскал, довел до офигения. Вроде по-русски говорит, а смысл я не понимаю. Вредный он. Уж не знаю, может, ты и права, парфюм его мой разозлил, он все нос бумажным платком тер. Но, думаю, я ему просто не понравился, Михалыч себя исключительно умным считает. В конце концов вообще такое ляпнул, такое…

Титов примолк.

– Немедленно продолжай, – приказала я.

– Синдром жены Лота, – зачастил Юра. – Кто она такая? Да еще добавил: это неофициально, возможно, Назарова наткнулась на крысу. Ну и при чем тут грызун? Короче, Валерию не убивали, дело можно закрыть.

– Юрий! – раздался вдалеке голос Леонида. – Чем ты занят?

– Перезвоню позже, – шепнул Титов и отсоединился.

Я запрыгала на одной ноге к шкафу. Михалыч никогда не делает пустых заявлений. Определение причины смерти человека – очень трудная вещь. Конечно, бывают случаи, когда у эксперта нет сомнений. Огнестрельная рана в сердце. Цианид в крови жертвы. Травмы, не совместимые с жизнью, полученные в результате автомобильной аварии. Но порой случается, что патологоанатом не может сообщить ничего определенного. Слова Михалыча про выключенный свет свидетельствуют о том, что прозектор не исключает возможности убийства. Чтобы лишить комнату освещения, кто-то ведь должен нажать на выключатель. Хотя лампочка может перегореть и сама.

Я встала и попрыгала к стулу, на котором стояла сумка. Надо собраться и поехать в город. Не знаю, как остальным женщинам, а мне необходимо иметь при себе разные мелочи. Непременно должна быть упаковка бумажных носовых платков, расческа, губная помада, пудреница… Я начала засовывать в ридикюль все необходимое. Так, не забыть мобильный, упаковку цитрамона, права и документы на машину, блокнотик, а еще понадобится ручка. Я, кстати, постоянно их теряю, поэтому не покупаю дорогие, обхожусь ерундовыми, из прозрачного пластика. И где она, спрашивается? Я оглядела стол, увидела на нем ручку, на секунду удивилась, откуда у меня взялась такая, с никелированной пупочкой на тупом конце, и сунула ее в матерчатый кармашек на подкладке. Потом взяла костыли и поторопилась во двор к машине.

Ладно, вспомним про синдром жены Лота. В Библии приведена легенда о праведнике, которого Господь, насылая смерть на города Содом и Гоморру, погрязшие в разврате, предупредил о своей операции по зачистке и велел спешно удирать из опасного места. Лот выпросил разрешение прихватить с собой дочерей и супругу.

– Ладно, – согласились добрые ангелы, которым велели увести Лота, – но предупреждаем: ни в коем случае нельзя оглядываться.

Семья побежала по дороге, но жена Лота не выдержала, обернулась посмотреть на гибнущий родной дом и превратилась в соляной столб.

Так вот, синдром жены Лота – это смерть от стресса. В учебниках по судебной медицине описаны случаи, когда люди умирали при виде крысы. А хирурги подчас сталкиваются с кончиной пациентов накануне совсем не опасной для их жизни операции.

Дегтярев рассказывал об одном деле, когда подростки решили напугать противную пожилую соседку по коммуналке, обмотались простынями, влезли в ее комнату, завыли, изображая привидение, и старуха лишилась жизни.

От чего погибают несчастные? Грубо говоря, от страха. Но криминалистика точная наука. Можно сколько угодно строить предположения, что гражданка N погибла, увидав мышь. Нужны улики, свидетельствующие о том, что она видела грызуна и до ужаса боялась полевок. Похоже, у Михалыча в отношении смерти Назаровой есть некие неофициальные соображения. Он думает, что Валерия чего-то испугалась и это что-то было ну очень для женщины страшным. Вот только не ясно, образно говоря, случайно та крыса попалась ей на дороге или хвостатую тварь выпустил кто-то, отлично знающий: женщина до дрожи боится серых обитателей мегаполиса. В первом варианте кончина ненасильственная, во втором – убийство, но доказать его невероятно трудно.

Я влезла за руль и удивилась тому, как легко Рип запрыгнул в джип. Еще вчера ему для того, чтобы попасть в машину, требовалась помощь. Сбоку послышалось сопение. К автомобилю подошла Афина и уставилась на меня. Псина явно хотела покататься.

– Ну уж нет, дорогая, – возмутилась я, – тебя не возьму.

Фина опустила голову, сгорбилась, прижала уши, подогнула хвост и отчаянно заскулила. Весь ее вид говорил: «Ну разве честно везде таскаться с Рипом и ни разу не пригласить других? Чем я хуже щенка? Несправедливо и обидно».

Я нажала на кнопку, задняя левая дверь внедорожника приоткрылась, Фина взлетела на сиденье. К моему удивлению, Рип ретировался с коленей и перебрался к подруге. Моя нога отпустила педаль тормоза, внедорожник двинулся к воротам.

– Поедем вместе, – сказала я, глянув в зеркало заднего вида, – но вы будете спать внутри, на улицу я вас не выпущу.

Афина зевнула и вытянулась на кожаной подушке, Рип заполз приятельнице на спину и незамедлительно захрапел. Щенок не боялся автомобиля, он еще очень мал и легко приспосабливается к любым обстоятельствам. А Фина взрослая особь и, похоже, раньше часто ездила в машине.

Угодив в пробку, я набрала номер Оксаны.

– Что у тебя с телефоном? – забыв поздороваться, начала возмущаться Ксюта. – Зачем ты выключила мобильный? К городскому не подходишь. И Бурдюк вне себя!

– Он тебе звонил? – насторожилась я.

– Провод оборвал, – пожаловалась Оксанка. – Сначала спросил: «Ксюнечка, Даша не у тебя?»

– И что ты ответила? – вздохнула я.

– Правду, – удивилась Оксанка, – что не разговаривала с тобой пару дней.

– А он? – не успокаивалась я.

Ксюта издала странный звук.

– Приехал ко мне вечером, около одиннадцати, без предварительного звонка.

Я начала барабанить пальцами по рулю, Оксанка продолжала недоумевать:

– Ладно бы кто другой! Но Бурдюк тоже хирург, отлично понимает: оперирующий врач встает в шесть утра, в восемь он уже со скальпелем у стола. Я ложусь в полдесятого. И вообще, с чего ему взбрело в голову прикатывать в Куркино? Мы встречались всего один раз, на твоем дне рождения, он мне не близкий друг.

Оксана воспитанный человек, поэтому она впустила наглого Бурдюка, а тот спросил:

– Даша здесь?

– Конечно, нет, она в курсе, когда я укладываюсь спать, – не удержалась Ксюта.

– Очень хорошо, – кивнул Бурдюк, – не хочу, чтобы Дарья узнала о моем визите. Надо побеседовать. Разрешите мне сначала руки помыть?

Оксанка не усмотрела в просьбе ничего странного. Хирурги помешаны на стерильности. Она указала на дверь ванной, но незваный гость толкнул соседнюю створку и улыбнулся:

– Простите, я ошибся, попал в туалет.

Затем все-таки ополоснул руки и нагло заглянул сначала в комнату к Оксане, а потом в спальню Дениса.

– Какая у вас шикарная квартира, – загудел он, – я не сдержал любопытства, захотел полюбоваться интерьером. Странно, здесь нет ни одного шкафа для одежды.

– У меня гардеробная, – пояснила Ксюта.

– Можно взглянуть? – прищурился хирург. – Собираюсь начать ремонт и посматриваю, как другие люди устроились.

Оксана очень гордится новой квартирой. Дизайнера она не нанимала, все, вплоть до мелочей, продумала сама, потому продемонстрировала Бурдюку место, где хранится одежда, показала застекленную лоджию, маленький балкончик, который приспособила под сушку белья, впустила в свою личную ванную и похвасталась книжным стеллажом, который катается на полозьях.

Гость повсюду засунул нос, устроился в столовой и стал пугать Оксану.

– Даша, похоже, заболела. Она прибежала ко мне в истерике, то смеялась, то плакала, говорила глупости, а потом убежала. Ее машина в сервис-центре, в Ложкине она не появляется, телефон отключила. Я очень волнуюсь, поэтому примчался к вам, разбудил, думал, она здесь.

Оксана всполошилась, схватилась за телефон, попыталась соединиться со мной, потерпела неудачу и позвонила Маше.

– Тетя Оксана, Бурдюк рядом? – спросила девочка.

– Да, – прошептала моя лучшая подруга.

– Гоните его вон, – закипела Маруська и вкратце изложила историю.

Тут только до Ксюши дошло: хирург не собирается обновлять свои апартаменты, он нагло обыскал ее квартиру, специально явившись на ночь глядя. Рассчитывал застать в Куркине сбежавшую невесту.

– Объясни, что происходит? – требовала у меня подруга. – Бурдюк ушел злой, словно голодный осел. Он, похоже, лишь прикидывается милым обаяшкой, а в душе хам трамвайный.

– Непременно введу тебя в курс дела, – пообещала я, – но чуть позже. А сейчас скажи, ты слышала про лекарство «Адапвенон»?

– Это антидепрессант, – ответила подруга, – хороший. Только очень дорогой, до неприличия. Мало кто в России может отстегнуть почти десять тысяч за одну упаковку, которой хватает на двадцать дней. Учти, антидепрессанты лекарства не мгновенного действия, они накопительные, начинают давать эффект на четвертую-пятую неделю после начала приема. Максимальный эффект достигается через пару месяцев, а курс лечения рассчитан минимум на год. «Адапвенон» отличное средство, оно не вызывает повышения веса, хорошо переносится, но кто его себе может позволить? Только богатые люди, основное население обойдется более доступными медикаментами.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *