Лебединое озеро Ихтиандра

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 19

Когда Назарова ушла, я заказала себе латте и начала ложечкой ковырять взбитую пену. Попробую проанализировать добытые сведения. Антонина Антонюк впадает в депрессию после смерти любимой бабушки. Старушка обожала внучку, боялась, что девочка-инвалид останется одна-одинешенька, и решила пристроить школьницу к доброй родственнице. Бабушка хотела как лучше, но вышло плохо. Тоня сильно переживала кончину старушки, Зоя оказалась эмоционально холодной, не поддержала девочку, злилась на нее. И Зоя, и Виктор мечтали о покупке трешки. Своими детьми они не обзавелись, опыта общения с ними не имели, поэтому искренне считали: никаких проблем с подростком не будет. Ну, нальют они девочке супа, купят какую-нибудь одежду. Но Антонина начала вести себя странно, и Виктор привел психотерапевта.

Я отложила ложечку и уставилась на чашку. Однако странный специалист. Не хочу обидеть представителей многочисленного отряда психотерапевтов, вероятно, среди них много милосердных людей, способных оказать бесплатную помощь малоимущим. Но все мои знакомые, посещавшие душеведов, платили им большие суммы. И я не могу припомнить случая, когда подобный специалист приезжал к больному на дом. Как правило, вы сами приходите в кабинет и откровенничаете там строго определенное время.

Ладно, пусть Лев не такой, как его коллеги. Но лекарство! «Добрый Айболит» раздавал очень дорогие таблетки бесплатно?

История Валерии как две капли воды смахивает на ситуацию Антонины. У нее агорафобия в тяжелой форме. Если вспомнить рассказ свекрови о том, как ее невестка лишилась чувств, оказавшись одна во дворе, то станет понятно, что Лере было очень плохо. Психотерапия успешно работает с фобиями, Лев взялся помочь больной и работал с ней за копейки, щедро делясь все теми же головокружительно дорогими пилюлями.

Я поманила официантку, заплатила по счету и пошла к машине. Итак, Зоя помогла Анне Николаевне, свела ее со Львом, психотерапевт у Тони и Леры был один, поэтому к девочке и молодой женщине применили идентичную методику: врач приезжал и щедро угощал их дорогущим препаратом. Пусть этот Лева невероятный альтруист, а «Адапвенон» ему доставался задарма. Но возникает новый вопрос. Куда подевались невестка Назаровой с дочкой и Тоня Антонюк? Лера с девочкой очутились в «Приюте доброй Клары». А мне дали на временное пользование коляску Антонины, которую убежищу якобы пожертвовал некий таинственный незнакомец. Несколько странное совпадение, не находите? И где сейчас Антонина? Местонахождение Валерии, к сожалению, известно – ее тело лежит в судебном морге.

Я открыла заднюю дверь машины, увидела, что у собак опустела миска, и пошла к ларьку за бутылочкой минералки.

– Даша! – крикнули сзади.

Я обернулась. Неподалеку от меня находилась станция метро. На площади у входа в подземку бурлила толпа людей, одетых по-осеннему в серо-черно-коричневые плащи и куртки. Вдруг от этой массы отделилось ярко-красное пятно и двинулось в мою сторону. Мне стало ясно, что это женщина. На незнакомке был тренч малинового цвета, но он не вызвал у меня приступа мигрени. Я уже объясняла, что эта болезнь непредсказуема, она меня подкосила сегодня с утра, когда я увидела Патрика, разодетого, словно цыган на Пасху, но потом мигрень живо прошла. Сейчас головная боль даже не шевельнулась, хотя девушка выглядела словно спелая ягода калина.

– Привет-привет, – закричала незнакомка и внезапно обняла меня.

Ее лицо почти вплотную приблизилось к моему, я даже заметила на одной из бровей небольшой шрам – крохотный участок без волос.

Я очень не люблю, когда люди лезут ко мне с поцелуями, поэтому быстро отпрянула в сторону и сказала:

– Добрый день!

– Господи! – засмеялась девушка. – Ты меня не узнала? Я так плохо выгляжу? Даша, очнись!

Я порылась в памяти. Где я могла видеть блондинку, которая всем цветам предпочитает красный? Про плащ я уже упомянула, но на незнакомке красовались сапожки кораллового оттенка, кокетливый беретик, напоминающий клюквенную мармеладку, а в руках она сжимала сумочку, о которой мечтают Барби всего мира. Ридикюльчик напоминал кусок телячьей печени, обрамленный ядовито-розовой каймой.

– Даже обидно, – понизила голос девушка, – ты загордилась! А когда-то мы нравились друг другу. Ну как меня зовут? Ну? Ну?

Вдобавок незнакомка интенсивно размахивала руками. Перед моим взором мельтешили длинные, словно окровавленные, ногти.

– Ну? Ну? Ну? – повторяла она. – Как меня зовут?

Я уперлась спиной в капот джипа, наступила на вывихнутую ногу и ойкнула.

– Больно? – с сочувствием спросила девица.

– Ерунда, – отмахнулась я.

Девушка склонила голову к плечу, притронулась пальцами к правому уху, ее глаза приобрели странное выражение, потом она вдруг сказала:

– Ага. Я ухожу! Но мы скоро встретимся. Непременно приду за тобой. Очень-очень скоро! Знаешь, кто я?

И тут ожила мигрень. В затылок медленно ввинтился раскаленный гвоздь, веки потяжелели, желудок поехал к горлу. Я почти опрокинулась на джип спиной, а девушка нависла сверху.

– Тебе плохо? – злорадно осведомилась она.

– Голова заболела, – помимо воли сказала я.

Незнакомка снова по-птичьи склонила голову, чуть прищурилась.

– Ага.

Потом отошла от меня.

– Так лучше?

Я выпрямилась.

– Фу! Простите, похоже, я заболеваю гриппом. Боюсь показаться невоспитанной, но подскажите, где мы встречались?

Девушка прижала руки к щекам.

– О! Я твоя хозяйка! Я за тобой пришла!

Тут только до меня дошло, что это сумасшедшая. Увы, на московских улицах можно встретить человека, по которому плачет дурдом. Дарья – распространенное имя, несчастная случайно обратилась ко мне правильно.

– Ты обязана мне подчиняться, – голосила ненормальная. – Иначе случится беда! Ты будешь выполнять мои приказы. Потом решу, что с тобой делать дальше! Поняла?

Спорить с безумной опасно, если я закричу: «На помощь!» – никто из прохожих не обернется, зато психопатка бросится на меня, и не факт, что я смогу ее побороть. Единственный способ избавиться от спятившей – это соглашаться с ней.

– Поняла? – повторила девушка.

– Да, конечно, – кивнула я.

– Если будешь слушаться, я могу быть доброй и не накажу тебя, – улыбнулась бедняга.

– Хорошо, – улыбнулась я в ответ.

– Хочешь жить долго? – помрачнела девушка.

– Думаю, мало кто ответит на этот вопрос отрицательно, – миролюбиво ответила я и очень осторожно, сантиметр за сантиметром, стала пятиться к краю капота. Надеюсь, мне удастся незаметно переместиться к дверце, а потом я резко распахну ее и впрыгну в салон.

– Слушай меня внимательно… – зашипела девушка, взвизгнула и пошатнулась.

Я не преминула воспользоваться моментом: за долю секунды преодолела расстояние до двери, очутилась в машине и посмотрела в окно. Девушка в красном сидела на асфальте, а от нее быстро улепетывал малыш на роликовых коньках. Ребенок наехал на безумную, повалил ее, испугался содеянного и поспешил прочь.

Господи, благослови того, кто придумал ролики. Я перевела дух. Девушка медленно встала и побрела к метро.

– Не надейся избавиться от меня, – услышала я в ухе ее голос.

На секунду мне стало страшно, но я строго сказала себе:

– Дашенька, ты просто переволновалась, успокойся, тебе это почудилось, психопатки рядом нет, она уже далеко.

Девушка исчезла в толпе. От тротуара отъехали темно-серые «Жигули»-«десятка», за ними стартовало красное «Рено». На освободившееся место мигом запарковался синий «Порше». Я вытащила из подставки бутылку с водой, сделала пару глотков и повернулась к собакам.

– Как дела?

Рип весело помахал хвостом.

– Ты опять вырос, – удивилась я.

Афина опустила голову на лапы и тихо заскулила.

– Что случилось? – насторожилась я.

Собака как-то странно дернулась и затрясла головой.

– Солнышко, ты хорошо себя чувствуешь? – занервничала я.

Афина заколотилась, словно в ознобе, потом подняла вверх морду и завыла.

– Хозяйка с тобой, с тобой! – произнес голос в моем ухе.

Я вцепилась в сиденье. Что это? Тем временем большая псина, казалось, впала в истерику. Фина издавала жуткие ноющие звуки, а женское вкрадчивое сопрано шептало:

– Езжай вперед, до улицы Катукова, там оставь автомобиль. Помни: ты обязана мне! Всегда! При любых обстоятельствах!

Афина начала кататься по сиденью, скинула миску, вода вылилась на пол. Рип в полном недоумении смотрел на подругу. А в моей голове не утихал голос:

– Думаешь спастись? Я везде тебя найду! Вперед! Да прибавь скорость!

Меня охватил ужас. До сего дня я считала себя спокойным, уравновешенным человеком, не склонным ни к истерике, ни к буйству. Я почти никогда не швыряю об пол тарелки, ну, может, прибегла к посудотерапии раза два за всю жизнь. Я не дерусь, предпочитаю выяснять отношения вербально, мне больше по душе спокойная беседа, чем вопли. И я не верю в привидения, не вызываю духов и понимаю: никто не может быть моей хозяйкой. Но голос-то я слышу, он отчетливо звучит в моем мозгу.

– Езжай, если хочешь жить, я с тобой. Я рядом. Я невидима. Я здесь. Я повсюду. Я твоя хозяйка!

Афина изогнулась и изо всей силы ударила передними лапами в дверь. Та распахнулась, собака вывалилась на тротуар и сайгаком понеслась в сторону рынка, раскинувшегося чуть поодаль.

– Фина! Стой! – закричала я, поковыляв следом за ополоумевшей по непонятной причине псиной. Слава богу, у меня хватило ума запереть джип.

Дойдя до рынка, я растерялась и начала оглядываться. Куда делась Афина? Надо непременно найти ее и отвезти к ветеринару. Бывают ли у собак припадки безумия? Могут ли псы лишиться рассудка?

– Куда прешь? – заорали сзади, я в испуге обернулась.

Впритык к палатке, в которой симпатичная девушка торговала конфетами, запарковались темно-серые «Жигули», «десятка».

– Охренел? – вопила продавщица. – Там ящик с трюфелями! Кто мне за него заплатит? Гад! Раздавил товар!

Боковое стекло машины слегка опустилось, из него высунулась рука, на запястье сверкнул браслет. Несмотря на нервную обстановку, я отметила, что человек за рулем носит дорогие часы – я случайно знаю, сколько они стоят. На Новый год Аркадий подарил Дегтяреву хронометр. Наивный Александр Михайлович тут же стал нахваливать Кешу:

– Ну, спасибо, ну, угодил! Как ты понял, что я мечтаю о новом будильнике?

– Меня раздражал твой, – откровенно ответил наш адвокат. – Сколько лет этому ужасу на ремешке?

Полковник обиделся и погладил пальцем циферблат.

– Я купил их, дай бог памяти, э… э… в семьдесят девятом году. Все время ходили нормально, а в начале декабря забарахлили.

– Носи новые, – улыбнулся Кеша.

– Сам выбирал? – поинтересовался Дегтярев.

Аркадий постучал в грудь кулаком.

– Лично!

– Молодец! – одобрил полковник. – Хорошо, что Дашу в советчики не взял. Ее глючит на дорогие вещи. Подарила мне мобильный! С камерой, выходом в Интернет и прочими радостями. Зачем, а? Я в нем не разобрался, зашел в салон, хотел попросить продавца кое-что растолковать. Увидел цену трубки и чуть не умер. Дарья транжира. А ты умница. Мне не нужен будильник стоимостью в хороший телевизор. А ты выбрал великолепный вариант! Простой. Без наворотов. Четкие цифры, красивый стальной корпус. Ремешок супер, под крокодила. А это что за штучка? В окошечке?

– Турбийон[8], – после паузы ответил Кеша.

– Как? – переспросил наивный полковник. – Турбина в часах? Зачем?

– Не парься, – остановил Дегтярева Аркадий, – просто радуйся подарку.

Счастливый Александр Михайлович уехал на работу, а я сказала Кеше:

– Очень скоро кто-нибудь из коллег объяснит полковнику, что корпус «простеньких» часиков не из стали, он платиновый, а на ремешок пошла шкура настоящего аллигатора. Найдутся люди, знающие, что фирма, чье название указано на циферблате, специализируется на выпуске очень дорогих мужских ходиков. Может, лучше тебе самому сообщить Александру Михайловичу, что он не прав, сравнивая цену твоего презента со стоимостью жидкокристаллического телевизора? За сумму, оставленную тобой в магазине часов, можно приобрести весь завод по выпуску теликов.

– Авось обойдется, – ухмыльнулся Кеша, – и полковник будет считать меня разумным, экономным человеком.

Почему я вспомнила эту историю? Да просто увидела точь-в-точь такие же часы. Шофер потрепанных «Жигулей» протягивал продавщице несколько купюр в качестве компенсации за раздавленные конфеты. Судя по радостной улыбке торговки, последняя весьма довольна полученной суммой.

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *