Лебединое озеро Ихтиандра

Внимание! Это полная версия книги!

Глава 22

Купив следующий номер, я ощутила себя настоящим Джеймсом Бондом и поковыляла к седану. Афина и Рип даже не пошевелились, когда я втиснулась за руль и расчихалась от вони дезодоранта. Страстно захотелось отодрать флакончик от торпеды и вышвырнуть в помойку. Остановила меня мысль о том, что неудобно наводить свои порядки в чужой машине. Придется кататься в клубах аромата, авось нос привыкнет и перестанет чесаться.

Безостановочно чихая, я завела мотор.

– Как меня зовут? – спросил голос.

– Петр Иванович, – живо ответила я, но ничего не произошло.

– Извините, Иван Петрович, – быстро поправила я.

И снова ни малейшего эффекта.

– Сергей Иванович? – уже без уверенности предположила я.

Машина молчала.

– Андрей Петрович?

Ни вздоха, ни шуршания.

– Алексей Николаевич?

Седан по-прежнему прикидывался мертвым. Я стукнула по рулю.

– Лучше бы тебя звали Бенедикт Тигрович! Такое имя легко застрянет в голове! Сейчас позвоню Боре! Неохота выглядеть дурой, но другого выхода нет!

Если неприятность должна случиться, она непременно произойдет. В моем случае закон Мерфи срабатывает бесперебойно.

– Абонент находится вне зоны действия сети, – прозвучало из трубки.

Я решила не сдаваться и звякнула в офис, где работает парень.

– Компания «Майор», – ответил мягкий баритон, – продажа и обслуживание автомобилей. Михаил.

– Позовите Бориса, мастера из ремзоны, – попросила я.

– Его нет, – сообщил Михаил, – он закончил смену. Если срочно нужен, представьтесь, я попытаюсь его найти.

– Мобильный Бориса отключен, – вздохнула я.

– Тогда я бессилен, позвоните завтра, – вежливо предложил служащий.

Я зачастила:

– Мишенька, вы хорошо знаете Борю?

– Работаем в одной фирме, – ушел от конкретного ответа парень.

– Как зовут его автомобиль?

Из трубки донеслось покашливание.

– Вроде у него сейчас «Волга» тюнингованная, но точно не скажу, могу ошибиться.

– Не марка, а имя, – уточнила я.

– Имя? – переспросил Миша. – Простите?

– К вам надо обращаться Мишенька, – объяснила я, – ко мне Дашенька, а к машинке Боречки как? Сергей Петрович?

С менеджера слетела профессиональная серьезность.

– Марь Ивана, – сдавленно ответил он и стал издавать странные, булькающие звуки.

В «Майоре» требовали деликатного отношения к клиентам, поэтому Миша поостерегся ржать во весь голос.

– Нет, у него мужчина, вроде Алексей Петрович, – разочарованно вздохнула я.

– Извините, – опомнился Михаил, – информация о сотрудниках не разглашается.

Я швырнула трубку на пассажирское сиденье. Куда подевался Боря? Впрочем, это несущественно. Намного важнее вопрос: как сдвинуть с места чертову колымагу?

С заднего сиденья донеслось сопение. Рип с полузакрытыми глазами переполз на мои колени. Я не стала возвращать щенка на прежнее место и продолжала называть разные сочетания имени и отчества:

– Петр Алексеевич? Николай Петрович? Игорь Федорович? Сергей Александрович? Павел Андреевич?

В стекло постучали, я повернула голову. Ну вот, только сотрудника ДПС не хватало. Может, он уйдет?

Но тот и не собирался отпускать жертву. Он в упор смотрел на меня. Я нажала на кнопку, и когда стекло опустилось, спросила:

– Что не так?

– Ваши документы, – потребовал гаишник.

Но я решила так просто не сдаваться.

– Я ничего не сделала, сижу тихо.

– Под знаком «Остановка запрещена»! – буркнул сержант. – Попрошу права, страховку, техталон.

– Аптечка на месте, – язвительно сказала я, – огнетушитель и знак аварийной остановки в комплекте. Если хотите, проверьте срок годности лекарств.

– Машина затонирована, – нашел повод придраться патрульный.

Я указала на бумаги.

– Я не являюсь хозяйкой, взяла ее у приятеля на пару дней и не могу нести ответственность за пленку.

Мент обрадовался:

– Рукописная доверенность выдана на имя Дарьи Васильевой, вы временная владелица автомобиля.

– Гриша, – крикнул, высовываясь из патрульного «Форда», парень в форме, – гляди, чего фура выделывает.

Григорий тут же забыл обо мне, поспешил на середину проезжей части и начал сердито размахивать жезлом. Я погладила руль и пробормотала:

– Дорогой, сделай одолжение, заведись! Что за кретинская идея давать тачке имя! Ты Павел Михайлович? Андрей Владимирович? Олег Евгеньевич? Сергей Александрович?

– Уезжайте, гражданочка, – велел гаишник, тот самый, что отправил коллегу разбираться с дальнобойщиком.

Парень вышел на дорогу и приблизился ко мне.

В отличие от мрачного Гриши, этот постовой весело улыбался и казался вполне довольным жизнью.

– Укатывайте, – предложил он.

– Она не заводится, – призналась я.

– Бывает, – кивнул патрульный, – уж не молодой олень, лет ему восемь-девять. Я кредит взял и купил себе новый мотор. Лучше банку платить, чем вон так на дороге маяться, небось в пробке закипаешь?

Я вздохнула.

– Нет. Стою тихо, не злюсь. Какой смысл кипятиться? Только нервы испортишь, быстрее не поедешь.

Гаишник расхохотался.

– Ну ты приколистка! Люблю людей с чувством юмора.

– Чего тут? – буркнул Гриша, который уже отпустил фуру.

– Слышь, – продолжал веселиться его коллега, – спросил ее: «В пробке закипаешь?» А она ответила: «Стою тихо, не злюсь, зачем кипятиться? Только нервы испортишь!»

– Гражданочка, уезжайте, – сурово приказал Григорий, – а ты, Влад, успокойся. Чего смешного услышал?

Я опять погладила руль, авось автомобиль поймет, что я отношусь к нему прекрасно, и заведется.

– Я у нее спросил: «В пробке закипаешь?» – согнулся от хохота Влад, – а она ответила: «Нет, стою тихо, не злюсь».

Григорий моргнул и стал удивительно похож на старую черепаху.

– И чего смешного?

– Я у нее спросил: «В пробке закипаешь?» – с упорством неисправного диктофона повторил Влад, – а она…

– Не поняла? – перебил его Гриша. – Не вижу юмора и сатиры. Проезжайте, гражданочка, не испытывайте мои нервы.

– Она не заводится, – залебезила я.

Григорий закатил глаза.

– Ну бабы! Бензин-то есть?

– Наверное, – после некоторого колебания ответила я.

Влад зашелся в новом приступе хохота.

– Ой, не могу! Наверное! Наверное!! Наверное!!!

– Чего смешного? – стандартно отреагировал коллега.

– Ты у нее спросил: «Бензин-то есть?» – ржал Влад, – а она: «Наверное»!

– И где смешно? – совсем помрачнел Гриша.

Я снова погладила руль. Похоже, в отделе кадров ГАИ нет штатного психолога, который подбирает служащих в пару. Гриша и Влад – словно плюс и минус, одному постоянно весело, второй видит мир исключительно в черных тонах. Интересно, сколько раз за смену Григорий испытывает желание отдубасить Влада по башке жезлом?

– В цирк ходить не надо, – заливался Влад, – че тока на дороге не услышишь! Гриша, помнишь того, с ржавым колесом?

Григорий беззвучно пошевелил губами. Я поняла, какие слова не стал произносить вслух суровый гаишник, и снова нежно потрепала руль.

– Долго стоять намерены? – вздохнул Гриша. – Ушами болеете, оттого мои слова про отъезд не восприняли? Или цыплят высиживаете?

Влад захохотал и уронил фуражку. Я решила объяснить Грише, в чем дело. Мой монолог длился минут пять. По мере того, как я говорила, Влад ржал все громче, а Григорий все ниже опускал уголки рта.

– Дай-ка я попробую, – неожиданно попросил хохотунчик и, не дожидаясь разрешения, распахнул дверь водителя и наклонился к рулю.

И тут настал час мирно дремавшего на моих коленях Рипа. То ли щенка рассердили звуки, издаваемые парнем, то ли он со сна не понял, что происходит, и решил защитить хозяйку, но едва лицо Влада приблизилось к баранке, как Рип клацнул зубами и схватил патрульного за нос.

Сказать, что я испугалась, значит не сказать ничего. Действия Рипа можно классифицировать как нападение на сотрудника правоохранительных органов при исполнении служебных обязанностей. Хватит ли у меня налички в кошельке, чтобы уговорить жертву не затевать скандал? Кредиткой я воспользоваться не смогу, Бурдюк моментально вычислит, где я нахожусь.

Руки действовали быстрее мозга. Я дернула Рипа за хвост, щенок обиженно засопел и разжал зубы.

– Безобразник! – сердито выговорила я. – Разве можно цапать за нос сотрудника ДПС? Ты заслуживаешь самого серьезного наказания! Влад, простите, он щенок!

Парень схватился за лицо и начал тереть укушенный нос. У меня отлегло на сердце: крови не видно. То ли Рип не сжал как следует свои острые зубки, то ли решил всего-то напугать Влада.

– Ой не могу! – заржал Гриша, хватаясь за крышу моей машины. – Держите меня семеро!

– И где смешно? – пробурчал коллега, осторожно ощупывая совершенно целый нос. – Гражданочка, вы в курсе, что перевозка крокодилов в частном автомобиле, не оборудованном, как специальная машина, категорически запрещена?

– Ой, не могу, – стонал Гриша, – ты хоть сам себя слышишь? Где здесь аллигатор? Это щенок. От хохма! От парням расскажу!

– И где смешно? – покраснел Влад.

Я опустила глаза и закусила губу. Гаишники стихийно поменялись ролями. Теперь Гришу душит хохот, а Влад превратился в мизантропа. Главное сейчас – мне не рассмеяться.

– У вас есть бумажный платок? – сквозь смех проговорил Гриша. – А то он пальцами нос теребит.

Я взяла с пассажирского сиденья пакет и вывалила: бутылку минералки, две упаковки грызальных косточек, мятные конфетки. Отлично помню, что утром, когда покупала для собак мелочовку, получила в качестве сдачи одноразовые платочки.

– Вы тоже этот паштет уважаете? – неожиданно спросил Григорий, которого поступок Рипа привел в благодушное настроение.

Я с удивлением посмотрела на консервную банку, которую сама вынула из пластиковой сумки.

– Паштет?

– Ну да, – кивнул Гриша, – я его вот уже месяц ем. Утром и вечером по паре бутербродов делаю. Жена где-то купила. Вкусная штука! Пахнет приятно, сверху слой желе, затем куриный мусс.

Я растерялась:

– Вы употребляете продукт именно в такой упаковке?

– Точно, – подтвердил Григорий. – Раньше не верил рекламе типа: «Наши продукты хорошо повлияют на ваше здоровье». Но как начал этот паштет рубать, сразу лучше себя почувствовал. Бегаю без одышки, ногти не ломаются, сплю кирпичом, волосы новые растут. Прямо молодильная жрачка.

– Он не из курицы, – выдавила я из себя. – В составе индейка, овощи, витамины и минералы.

– Индюшка – это большая цыпа, – отмахнулся Григорий.

– Это корм для собак, – выпалила я. – Видите, написано: «Вкусный обед из птицы с морковью и брокколи, давать из расчета одна банка на двадцать кило веса».

Григорий разинул рот, а Влад заржал:

– Ой, не могу! Харч для бобиков! Где ты его взял?

– Лариска принесла, – растерянно произнес напарник. – Целый ящик взяла по дешевке.

– Ларка экономная, – хохотал Влад. – Теперь понятно, отчего у тебя скорость в ногах появилась и волосы на лысине проклюнулись! Гриш, завязывай с кобелиным кормом… а то… а то… а то…

– Что? – рявкнул Григорий. – Договаривай!

Влад согнулся пополам.

– Ой, не могу! Представил себе, как ты паштет год хаваешь. Стоим тут через двенадцать месяцев, катит фура, а ты к ней на четырех лапах бежишь, хвостом машешь, в зубах жезл, на груди бляха, на шее свисток, на башке фуражка. Подлетаешь к кабине: «Р-р-р, ав, ав. Инспектор Коростылев. Ваши права и документы на машину, вау, вау, р-р-р!» Ща умру! Спасите, люди! Ну, Ларка! Сэкономила, блин!

Гриша выхватил из кармана мобильник:

– Лариса! Молчать и отвечать! Где взяла паштет? Какой, какой! Тот, что я на завтрак и ужин хаваю. Ага! Ну-ну! Дома побеседуем.

Григорий сделал глубокий вдох, потом такой же выдох и вновь поднес телефон к уху:

– Мария Алексеевна? Зять ваш на проводе. Погодите, не стрекочите, вопросик имею. Вы Ларке ящик паштета отдали. Где его взяли? Нет, он свежий! Нет, живот не болит. Где купили, спрашиваю? Ага! Ага? Ага!!!

Григорий замер и уставился на мобильный телефон после завершения беседы.

– Чем теща порадовала? – полюбопытствовал Влад. – Опять придурком с большой дороги обозвала? Это она Ларке консервы подсунула?

Григорий ответил:

– У бабки соседка есть, у той овчарка померла, а корм остался. Хренова идиотка Ларкиной матери ящик приперла, хотела в магазин сдать, а там не приняли. Ну и отдала, сказав: «Маша, может, знаешь какую собаку? Скорми псу, жаль выбрасывать, дорогие консервы».

Влада опять зашелся от смеха:

– Ой, не могу! Нашла-таки твоя теща кобеля, далеко не ходила! Зятю любимому всучила, ешь, мол, дорогой. Ох, знай она, что у тебя от псового паштета кудри попрут и ноги побегут, никогда б не угостила. Я чумею! Вот парням расскажу! Вот потеха! Вот ржач!

– Только посмей, – рявкнул Гриша, – я тебя…

– Что? – простонал Влад. – Что ты сделаешь? Ой, не могу! Ой прикол!

– И где смешно? – процедил Гриша.

Я поспешила успокоить жертву тещи:

– Не волнуйтесь, корм элитный, произведен в Германии, там строгий контроль качества за едой для животных. Ни консервантов, ни отдушек, ни химии в нем нет. Хотите, прочитаю состав? Минуточку, вот текст на французском. Слушайте. Мясо говядины, субпродукты, хвосты, уши, костная мука, зола, рубец, кожа.

– Меня тошнит, – простонал Григорий, – я ел уши с хвостами!

– Ой, не могу, – стонал Влад, – еще и мука из костей!

– И где смешно? – чуть не заплакал Григорий.

Я посмотрела на него.

– Но вам ведь стало хорошо! Начали быстро бегать, волосы выросли! Что плохого в субпродуктах? В Испании национальное блюдо – суп из бычьих хвостов, а свиные уши в России всегда пускают на холодец.

– Фу-у, – выдохнул Григорий, – какая гадость!

– Николай Иванович со смеху умрет, – простонал Влад. – Прикинь, че с начальником станет, когда он про паштет услышит.

– Если ты ему хоть гу-гу вякнешь, – пригрозил Гриша, – я тебя… ну, не знаю, че с тобой сделаю. Посажу в отдел бумаги подписывать, на дорогу год не выпущу. Понравится твоей Таньке на голый оклад жить, а? Ваще на перекресток не выйдешь.

– Злобный ты, Гришка, – укорил того напарник. – Нет бы посмеяться, от юмора жизнь легче. Николай Иванович, в отличие от тебя, веселый! Он оценит!

Григорий надул щеки.

– Влад! Я его угощал! Намазывал хлеб паштетом. Очень он начальнику понравился.

Влад вытаращил глаза.

– То-то у полковника голос звонче стал! И он мне позавчера в туалете сказал: «Че за хрень? Всегда утром побреюсь и нормально, а месяц назад зарастать стал, ну чистый волк». Вау, Николай Иванович…

– Николай Иванович! – заорал во всю мощь Григорий. – Николай Иванович! Если он узнает, то…

Мой автомобиль чихнул и тихо заурчал.

– Николай Иванович! – закричала я. – Огромное, невероятное, нечеловеческое вам спасибо. Ну почему простое сочетание имени Николай и отчества Иванович выпало из моей памяти. Николай Иванович!

Григорий молча повернулся и пошел к патрульной машине. От стресса гаишник забыл про нарушительницу. За ним, хохоча во все горло, двинулся Влад. Я быстро сложила мелочи в пакет и поспешила уехать. Может, попробовать и мне бутерброды с паштетом из индейки? У меня с ранней юности проблемы с волосами. Раз у Гриши на лысой макушке появился пушок, а у незнакомого Николая Ивановича образовалась щетина невиданной густоты, значит, собачьи консервы благотворно влияют на шерстистость.

Я замерла у светофора и уставилась на стрелку. Нет, не стоит экспериментировать. Где гарантия, что у меня, как у Григория, станут гуще расти волосы на макушке? Вдруг, как у его начальника, отрастет борода?

Внимание! Число страниц выше - это номера на сайте, а не в бумажной версии книги. На одной странице помещается несколько книжных страниц. Это полная книга!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *